Автомобильное оборудование

Retro_Hussy (betsybo)

Перерыв на каф

 

Переводчик: Ash-kha

Бета: Эльхана

Ссылка на оригинал: https://archiveofourown.org/works/27979233

Разрешение на перевод: получено

Рейтинг: PG-13

Фэндом: оригинальная трилогия "Звездных войн"

Жанр: джен, элементы слэша

Персонажи: Дарт Вейдер, Фирмус Пиетт, Кендал Оззель

Дополнительные метки оригинала: одиночная зарисовка; омегаверс; течки похожи на месячные; извините, я не верю в удобную биологию; не могу понять, почему; сексизм; допущения; омега Фирмус Пиетт; к крэку относиться серьезно; выход

Размер: мини

Количество слов: 1205 (англ.), 1210 (рус.)

Аннотация: Пиетт просто пытается насладиться пятью минутами своего каф-брейка, но у него спазматический жар, а Оззель не затыкается.

Комментарий автора: Извините, я не верю в удобную биологию. Полагаю, это мой первый омегаверс-фик… Я не слишком увлекаюсь этим жанром, однако сама идея не отпускала меня. Так что динамика течек омег в моём понимании больше похожа на месячные, что совсем не весело. Я не знаю, вписывается ли это в канон, но нам просто нужно притвориться, что это так. Наслаждайтесь!

Примечание переводчика: Не люблю омегаверс: за превалирование физиологии индивида над его психологией – в первую очередь. Данный фанфик я положительно оценила только из-за его нестандартности – сразу нескольких попыток противостоять примитивизирующим жизнь шаблонам омегаверса. В частности, меня порадовало, что, возможно (судя по косвенным указаниям), Дарт Вейдер в этом фике может быть не альфой, а бетой, то есть человеком социально (а не сексуально) ориентированным – наиболее близким к нам: таким, какими является большинство людей нашего мира. И отмечу ещё, что слэша здесь никакого нет и в помине. Чистый джен об обычных отношениях между людьми. (Просто происходят они в омегаверсовском пространстве, и поэтому слэш неизбежно подразумевается.) Считать иначе, значит приравнивать простое участие к желанию секса. Хотя… Ну, ладно: может быть, крохотный намёк на преслэш можно отыскать в тексте, если считать Вейдера альфой, а его поведение по отношению к Пиетту – началом половой охоты, но, как уже сказала выше, я лично предпочитаю воспринимать его как бету, поэтому намёк игнорирую.

 


 

- Ну, я не думаю, что это справедливо по отношению к тебе.

- Я справлюсь, сэр.

- О, ты прекрасно справляешься, конечно. Но напряжение должно быть изматывающим. Я определённо не был бы счастлив, если бы мой маленький родственник оказался под таким давлением.

Пиетт подавляет дрожь. Это старомодная привычка – обращаться к омеге как к "моему маленькому кому-то там". Он надеется, что эта практика исчезнет вместе с Оззелем, чего ждать, возможно, осталось не так уж и долго, учитывая послужной список этого человека. Время от времени адмирал пробует однотипные разглагольствования: "Ох, ты, бедный мальчик, от тебя никак нельзя ожидать, что ты справишься с этой работой, ты ведь такая хрупкая штучка". Он просто указывает на один фактор из длинной цепочки тех, что, по его мнению, делают Пиетта неподходящим для руководящей роли, но это подаётся под видом слащавой и неубедительной попытки проявить заботу – и, к сожалению, он начал это снова прямо сейчас, когда спазматический жар Пиетта набирает полную силу, а лорд Вейдер все ещё находится с ними на мостике.

Отчет о состоянии дел, за которым пришел Вейдер, на самом деле, закончен, но он задержался – очевидно, в молчаливом созерцании наблюдая за звёздами сквозь транспаристил. В обычной ситуации Пиетт подождал бы, но сейчас он находится в таком отчаянии, что даже рискнул взять пятиминутный перерыв на каф (поскольку, во имя всех преисподних, тот был ему нужен срочно!) в присутствии их верховного командующего. К несчастью, вероятно, именно поэтому Оззель счёл, что настал самый подходящий момент для подобного разговора.

- Я знаю, что нынче новое время, - продолжает он, пока Пиетт неохотно слушает. – А ведь когда-то я командовал полком, состоявшим в основном из бет и всего нескольких омег. Я знаю, как они любят, чтобы с ними обращались.

Пиетт не улыбается и не делает ничего такого, что могло бы породить впечатление, что он доволен этим комментарием, но он слегка приподнимает подбородок в знак подтверждения. Оззель, может, и дурак, но он адмирал, а Пиетт – ничто без своего профессионализма. Он знает, что Оззель, хотя и был оскорблен идеей иметь капитана-омегу, изначально надеялся, что на него легко будет произвести впечатление и доминировать над ним удастся без труда. Пиетт пока что успешно избегал потворства этой фантазии, но цена, которую он платил за это, состояла в том, что ему приходилось выслушивать бесконечную чушь Оззеля, притом ещё, что иногда этот человек наклонялся, на его вкус, к нему слишком близко.

Вопреки фольклору, феромоны альф не заставляли омег на самом деле выпрыгивать из штанов и желать подчиняться, но это никогда не останавливало Оззеля от попыток воздействия. В основном это чувство было просто побуждением, особенно если оказывалось вызвано агрессивным незнакомцем или альфой, которому вы не доверяли. Пиетт находит стереотипную идею столь же раздражающей, как и веру в то, что течка заставляет омег впадать в неконтролируемое похотливое безумие. Честно говоря, он с нетерпением ждал того дня, когда он достигнет возраста, когда большинство альф просто перестанут им интересоваться и больше не станут ему докучать.

...Не то чтобы он сказал "нет" прямо сейчас на предложение хорошего криффинга[1] от кого-нибудь заслуживающего внимания. Но, как бы то ни было, сегодня ему придётся оставаться на ногах, испытывая всё усиливающуюся боль, и носить под одеждой подобие подгузника.

Существуют довольно приличные обезболивающие для периодов течки, но, естественно, на "Экзекуторе", лучшем корабле флота, они не имеются в достаточном количестве. Это свидетельство того факта, что на борту гораздо больше омег, чем может представить себе такой человек, как Оззель. Будь прокляты побочные эффекты: именно отсутствие обезболивающих заставляет Пиетта начать рассматривать другие альтернативы! Не то чтобы он когда-либо использовал свою репродуктивную систему…

- Ты понимаешь, что мы разные? – продолжает адмирал, размахивая руками между ними. – Мой опыт только подтвердил это. Омеги, как правило, легко пугаются...

Пиетт решает использовать шанс прервать эту болтовню.

Оззель, как понимает Пиетт, ждёт, что Вейдер подслушает его речь, придёт к славному осознанию того, что совершил ошибку, назначив капитаном всего лишь омегу и избавится от него. На самом деле его не так уж и беспокоит этот момент. Оззель может стараться изо всех сил, но Пиетт почти уверен, что Вейдер и без того знает о том, какого он пола, из-за отсутствия альфа-феромонов вокруг него – если ситх может их чувствовать… А вот в этом он не уверен. Даже если нет, маленький рост капитана может дать ему определённую подсказку, да и если бы это было важно для лорда, нужная информация содержится в файле Пиетта, доступном для просмотра в любое время.

- И биологию следует учитывать, - напыщенно заканчивает Оззель; затем он поднимает свою кружку с кафом в сторону Вейдера, когда лорд ситхов, наконец, отворачивается от окна и направляется к выходу. – Разве вы не согласны, лорд Вейдер?

Иногда Пиетту приходится отступать и восхищаться наглостью Оззеля. Помимо чрезмерной фамильярности и того факта, что Вейдер вообще не проявлял интереса к их разговору, также нет никаких веских доказательств того, что Вейдер сам является альфой, что неуклюже подразумевает сейчас Оззель. По общему признанию и исходя почти изо всего, что известно о Вейдере, Пиетт тоже склонялся к такой версии, однако в большей части галактики по-прежнему считается верхом грубости даже просто делать предположения на эту тему.

Вейдер останавливается и поворачивается с плавностью отслеживающего цель орудийного порта – и становится очевидно, что Оззель внезапно задается вопросом, не совершил ли он ошибку – как раз в тот момент, когда особенно неприятная боль вспыхивает в нижней части живота Пиетта. Как можно осторожнее он переносит вес с одной ноги на другую и подносит горячую кружку ближе к телу, чтобы получить хоть какое-то облегчение. Шлем Вейдера дергается в его сторону при этом движении, и Пиетт старается выпрямиться в определённой демонстрации почтения.

- Я никогда не замечал, чтобы она играла какую-либо роль в экзекуции[2] чьих-либо обязанностей, адмирал, – наконец, отвечает Вейдер, возвращая свое внимание к Оззелю и медленно приближаясь к ним.

Краем глаза Пиетт замечает, как один из энсинов вздрагивает, когда Вейдер произносит слово "экзекуция". Когда же человек останавливается, возвышаясь над двумя офицерами, собственная небольшая дрожь капитана совсем не похожа на ту, что вызвал Оззель в нём немного ранее.

Сам же Оззель лишь бросает на Вейдера озадаченный взгляд и слегка посмеивается.

- Ах, ну, я… иногда… обнаруживал, что это так, милорд. Я был свидетелем многих расстройств у омег, за которые я брал на себя ответственность.

Вейдер не сдвигается ни на дюйм.

- Я не сомневаюсь в этом.

Выпад проносится над головой Оззеля со скоростью усовершенствованного TIE-истребителя, совершающего аварийную посадку. Адмирал бросает на Пиетта самодовольный, полный жалости взгляд, ставит свою кружку на одну из навигационных станций, а затем с важным видом уходит, чтобы что-то рявкнуть лейтенанту Грею.

Пиетт не осмеливается встречаться взглядом с Вейдером. Он побаивается, что либо улыбнется, либо начнёт краснеть как дурак. Вероятнее всего, и то, и другое. Ему немного жарко, несмотря на холодную атмосферу присутствия Вейдера. Похоже, его переутомленный мозг, находящийся под влиянием гормонов, интерпретировал пренебрежительное отношение Вейдера к Оззелю как действия человека, занявшего его сторону, что является нелепым и чрезвычайно опасным направлением рассуждений. Он стряхивает с себя эту мысль так быстро, как только может, всё ещё прижимая к себе кружку с кафом.

"Вероятно, это из-за того что лорд терпеть не может Оззеля", – думает он. Да, дело в этом.

- Капитан Пиетт, - говорит Вейдер, и тот тут же в ужасе смотрит на него.

- Да, милорд? – спрашивает он.

- Мне нужен полный перечень навигационной статистики сегодняшнего дня. Возможно, вам стоит сесть где-нибудь и подготовить его.

Пиетту требуется время, чтобы осмыслить этот своеобразный приказ: к тому моменту, как он полностью осознаёт его, оказывается, что Вейдер уже удалился.

- Да, милорд, – повторяет он сам себе шёпотом в удивлении.

 


 

[1] Крифф (kriff или kriff's) – вульгарное бранное слово с неясным (предположительно, сексуальным) смыслом. Криффинг (kriffing) – уничижительный эпитет. Kriff/kriffing являются вероятными синонимами слов fuck/fucking. В принципе, можно было бы перевести его здесь как "трах"… Но тогда уж и "каф" (caf) надо переводить как "кофе" (coffee), а это, согласитесь, отбирает часть самобытности Вселенной Звёздных Войн. :)

[2] Здесь и в следующем предложении в оригинале идёт слово "execution", что создаёт сложно переводимую на русский язык игру слов между экзекуцией как исполнением и экзекуцией как казнью. После долгих размышлений, я решила это слово просто не переводить, т. к. хотя в современности значение "исполнение" для него почти забыто, оно всё-таки существует, а подобрать эквивалентную игру слов мне при всём желании не удалось.

© "Купол Преисподней" 2015 - 2022. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика