Автомобильное оборудование

Llarian

Перевод - Ash-kha, под редакцией - Alma

Force of the Destiny

СИЛА СУДЬБЫ

(главы повести)

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА:
Прочтя в разделе"Переводы" сайта "Мегапроект Дарта Вадика" первые три главы "Силы Судьбы" в переводе Karrde, я заинтересовалась, захотела продолжить перевод, однако довольно быстро поняла, почему предыдущий переводчик заканчивать работу с этим текстом не стал. Во время перевода седьмой главы мои самые дурные подозрения подтвердились: автор собрался "сдать" флагман имперского флота в безвозмездное пользование ребелам, адмирал Пиетт и генерал Вирс стали в открытую обсуждать измену Империи, ну а образ Лорда Вейдера... давно уже нельзя было назвать адекватным и приемлимым. :(((( Короче, я решила бросить перевод, разделавшись с седьмой главой. И тут, когда оставалась доперевести пару абзацев, отключили свет... Мне самой смешно! Наверное карма у меня такая - терять свои тексты... :( В общем, когда я попыталась реанимировать файл, обнаружилось, что, набивая седьмую главу, я умудрилась ни разу не сохраниться, кроме как после заголовка... :(( Печально - но что делать? Заново заниматься этой главой я, понятное дело, не стала, так как все равно собиралась перевод этого фанфика бросать... Оригинал фанфика можно найти на Fanfiction.net.

СОДЕРЖАНИЕ:

Глава 4
Глава 5
Глава 6

Глава 4

Два дня спустя Гарин зашел в тупик. В первый день он и его группа разобрали «Мститель» на молекулы. Довольно быстро стало ясно, что взрыв был вызван отказом системы охлаждения в сочетании с дефектом внутренних сенсоров, которые должны были выключить перегревшиеся двигатели.

Произошедший взрыв двигателя № 2 полностью уничтожил охладительный насос. Были выявлены признаки воспламенения насоса двигателя № 3, которое не могло быть результатом взрыва. Так что же в первую очередь было причиной перегревания насоса? Они старательно сверили каждую часть - с технической спецификацией, присланной им изготовителем - Siena Fleet Systems, но так ничего и не нашли. Все было так, как и должно было быть согласно описанию, только насосы вышли из строя.

На второй день они взяли образцы всех материалов, из которых состоял истребитель, от солнечных панелей и обшивки корпуса до труб и проводов, не забыли проверить даже смазку, которая защищала от мороза движущиеся части машины в пространстве абсолютного нуля. Они тщательно упаковали и пометили каждый образец, и отослали их в находившуюся на борту «Экзекутора» лабораторию для дальнейшего тестирования.

И вот теперь, на третье утро после аварии, Гарин расхаживал вокруг остатков судна, то потирая подбородок, то растерянно запуская пальцы в волосы. Он знал, что упустил что-то, но что? Хуже всего было то, что Siena Systems заявили: причина аварии может крыться только в ошибке пилота. Никто из тех, кто когда-либо летал вместе с Дартом Вейдером или обслуживал используемое им судно, не верил в эту претензию. Это просто было слишком нелепо, чтобы всерьез рассматривать такую возможность.

Снова подергав себя за волосы, Гарин принял решение. Он выбрал из кучи металлолома охладительный насос двигателя № 3 и взял его подмышку. Досадливо вздохнув, он обратился к своей группе: «Я иду в больничный блок. Может быть, Лорд Вейдер сможет решить эту загадку.»

- Куда нам потом отослать твои пожитки? - бросил Зев в его удаляющуюся спину.

* * *

После того, что Вирс шутя назвал «истерикой», Дарт Вейдел впал в глубочайшую чернейшую депрессию. Он едва притрагивался к пище, предлагаемой ему меддроидом. Он отказывался от любых лекарств, хотя спать ему мешали кошмары, начинавшиеся почти сразу, стоило ему закрыть глаза. Он больше не требовал выпустить его из больничного блока. Он просто лежал в кровати, пристально глядя в потолок. Ничто не могло вызвать у Лорда Ситхов даже искры интереса. Он едва реагировал, когда с ним заговаривали. Даже постоянные тычки и тормошение Ханлея не трогали его существо. Когда он спрашивал что-нибудь, он делал это односложно, если делал вообще. Он был таким, словно душевный огонь покинул его.

Торбу Гарину не пришлось долго искать, чтобы обнаружить Лорда Вейдера. Хотя больничный бок «Экзекутора» был размера, требуемого для корабля с командой в четверть миллиона, в нем было всего несколько приватных комнат, и в настоящее время из них использовалась только одна.

Гарин вошел в маленькую комнату, стараясь создавать как можно меньше шума. Он не хотел помешать Лорду Вейдеру, если ситх сейчас спал: в конце концов, он ценил свою жизнь и свою способность дышать. Но человек в постели, хотя и казался бодрствующим, никак не отреагировал на его появление. Он просто продолжал неотрывно смотреть в потолок невидящим взглядом. Гарин подошел ближе. Лорд Вейдер выглядел страшно. Большой пурпурный шрам пересекал его левую щеку, другой находился там, где должны были быть волосы. Оба шрама контрастировали с его мертвенно бледной кожей. Очевидно, он не брился со времени аварии, и трехдневная щетина покрывала нижнюю часть его лица и ту часть головы, на которой не было шрамов. Синяк на его левом виске выцвел до зеленовато-желтого цвета. Но хуже всего были его глаза. Они были голубыми, и они были полностью пусты от каких бы то ни было чувств. Только темные круги под ними говорили о том, о той внутренней борьбе, которую Вейдер ведет со своими демонами.

Гарин обратил внимание на то, что пристально уставился на главнокомандующего, и прочистил горло.

- Милорд, это сержант Гарин, - начал он, - я пришел доложить вам сведения по поводу взрыва «Тай-мстителя», - он потоптался на месте, - мы – моя группа и я – выяснили причину, вызвавшую отказ системы охлаждения. Мы сузили поиски вплоть до охладительного насоса, но не смогли обнаружить дефект. Согласно описанию, в насосе не может быть неполадок, но они случились.

Он сделал паузу, переместив вес своего тела с одной ноги на другую. Вейдер по-прежнему даже не смотрел на него. Гарин сомневался, что этот человек слышал хотя бы одно слово изо всего сказанного. Осмелев, он поводил рукой с насосом в поле зрения Вейдера и продолжил рассказ о деталях своей работы. Он собирался уже убрать руку, когда после нескольких минут подробных технических объяснений, Дарт Вейдер вдруг мигнул и сфокусировал на нем взгляд.

- Я знаю, как что работает, сержант. Я разрабатывал «Мститель», - Темный Лорд заявил резким, усталым голосом . – Чего вы хотите от меня?

- Милорд! – воскликнул Гарин, шокированный внезапным изменением поведения ситха. – Я… я думал, может быть, вы помните... об аварии что-либо, что могло бы помочь нам установить ее причину.

- Понятно, - Вейдер закрыл глаза. – Я не могу восстановить в памяти ни сам взрыв, ни последние минуты, предшествовавшие ему.

- Я понимаю, милорд. Но, может быть, ваши знания, как разработчика…

- Оставьте меня одного, - потребовал Вейдер, прервав Гарина посередине фразы.

- Милорд, - продолжал Гарин. – Siena Fleet Systems утверждает, что причиной взрыва была ошибка пилота. Я не могу поверить в это. Это невозможно.

Вейдер сверкнул на него глазами.

- Я уже сказал вам, что не могу вспомнить, - прорычал он.

Гарин выдержал взгляд Вейдера, он не хотел, не мог отступиться сейчас.

- Это должен быть недостаток разработки, - сказал он резко, опустив насос на ночной столик.

Глаза Вейдера сузились.

- Вы предполагаете, что я сделал ошибку при разработке? – спросил он холодным тоном.

- Нет. Я пытаюсь обнаружить причину, а не установить чью-то вину, - выстрелил Гарин ответной словесной атакой.

- Дайте мне насос, - бросил Вейдер и так стремительно резко сел на кровати, что комната начала бешено крутиться перед его глазами.

- Сэр, с вами все хорошо? – голос Гарина доносился как будто бы издалека.

Вейдер тряхнул головой и быстро замигал, пытаясь вернуть себе четкое зрение.

- Я просто слишком быстро поднялся. Я пробыл в постели слишком долго, - скрипнул зубами Вейдер.

Взяв охладительный насос из рук Гарина, он повертел его, осмотрел и, наконец, покачал головой.

- Сильно обгорело. Этого не должно было случиться, - некоторое время он размышлял. – Я должен увидеть остальную часть судна.

Отбросив покрывало и спустив ноги с кровати, он встал.

- В этом? – воскликнул Гарин, ужаснувшись.

- Что? – Вейдер посмотрел на Гарина, поймал выражение его лица, потом оглядел себя, впервые выяснив, что все, во что он одет – это тонкая больничная рубашка.

Такие рубашки были открытыми сзади, что позволяло медицинскому штату менять их, не переворачивая пациента. К несчастью, они позволяли также довольно подробно рассмотреть пациента сзади.

- О, - заметил Вейдер, - конечно, не в этом.

Он огляделся вокруг. В комнате не было шкафов, только кровать, ночной столик, коммуникационное устройство и освежитель; потом он вспомнил, как Ханлей сообщил ему, что они были вынуждены разрезать на нем костюм.

- Найдите что-нибудь из одежды, сержант, - приказал он.

Чтобы сохранить хотя бы долю достоинства, он прикрыл распахнувшиеся сзади полы рубашки и шагнул к освежителю.

- Э… как? – запоздало отозвался Гарин.

Вейдер повернулся к нему. Неужели он должен объяснять каждую мелочь? Этот человек определенно испытывает его терпение!

- Свяжитесь со службой снабжения, и они пришлют что-нибудь. Униформа ли это, и каков ее покрой меня не интересует. И не забудьте обувь!

Подойдя к освежителю, Вейдер потянул закрытую дверь и избавился от обидного предмета одежды одним легким движением. Он уронил рубашку и шагнул внутрь кабины освежителя; зеркало шкафчика, находившегося внутри, вернуло ему его отражение.

- Охх, - воскликнул Вейдер, отворачиваясь спиной, так как увидел себя в зеркале впервые за долгие годы.

Это действительно было зрелище.

- Теперь я пугаю даже самого себя, - размышлял он, тихо рассматривая свое отражение. – А некоторые еще верят, что это моя маска пугает людей…

Наклонившись ближе к своему отражению, он сказал:

- Ты похож на живой труп со своими ожогами, старик. Ладно, давай посмотрим, что мы сможем сделать с этим.

Он поскреб щетину на своем подбородке и решил для начала принять душ.

Горячая вода расслабила его напряженные мышцы; прежде чем намылиться, Вейдер нежился во вновь обретенных ощущениях и в течение нескольких минут позволял воде просто поливать его тело. Сказывались детские годы, проведенные в пустынном мире Татуина в качестве раба, - душ до сих пор вызывал у Дарта Вейдера специфические чувства, хотя он и жил большинство последовавших за детством лет в космосе и на планетах, где вода не была редким товаром. На Татуине только богатые могли позволить себе регулярно принимать ванну или душ. Для бедняков и рабов умывание заменял сухой песок или чашка мыльной воды в лучшем случае.

Закончив принимать душ, Вейдер обернул полотенце вокруг талии и снова посмотрел на себя в зеркало. Что ж… можно сказать, что он выглядел уже значительно лучше. Его кожа окрасилась в розовый цвет из-за горячей воды. Конечно, он ничего не мог поделать со своими шрамами, но теперь он, по крайней мере, не был похож на нечто, что следовало похоронить множество дней тому назад. Он также чувствовал себя значительно лучше. Пытаясь решить, что он должен побрить: только бороду или и волосы на голове тоже – с его шрамами попытки ухаживать за волосами и расчесывать их причиняли одни неприятности, да и боль тоже, – он открыл шкафчик в поисках инструмента для бритья. Тот был пуст за исключением зубных щетки и пасты, небольшой бутылки крема для бритья и одноразовой бритвы. Вейдер подцепил бритву большим и указательным пальцем и поднес ее ближе к глазам для проверки.

- О, Сила... - вздохнул он, поняв, что ни в коем случае не сможет побрить этой штукой голову. На самом деле, будет хорошо, если эта штука не затупится до того, как он соскребет щетину с подбородка. Тряхнув головой, с глубоким вздохом он взялся за дело.

* * *

Когда Вейдер, наконец, вышел из освежителя чисто выбритый и с полотенцем, обернутым вокруг бедер, Гарин все еще говорил в комлинк.

- Нет, это не шутка, - Вейдер уловил измученность в его тоне. – В сотый раз повторяю, просто пошлите сюда какую-нибудь одежду для Лорда Вейдера!

- Я уже сказал вам, что не попадусь на это, - отозвался человек на другом конце линии. – И я предупреждаю вас в последний раз. Еще одна выходка с подобным вызовом и я доложу о вашем поведении, сержант.

Он намеревался уже прервать связь, когда Вейдер подошел к коммуникационному устройству.

- Возникли проблемы? – спросил он.

- А вы кто такой? – второй из двоих насмехался. – Ох, подождите, позвольте я догадаюсь. Конечно вы Лорд Вейдер, правильно?

- Да, это я и есть, - сказал Вейдер. – И я бы оценил, если бы вы использовали более официальный тон, лейтенант, - добавил он прохладно.

- Слушай, приятель, ты со своим другом уже доконал меня, - лейтенанта несло. – У меня тут есть кое-какая работа, так что ты кончай мешать мне, если не хочешь угодить на гауптвахту. Лорд Вейдер едва ли оценит то, что ты им прикидываешься. Тебе ясно?

У Вейдера от такого разве что челюсть не отпала.

- Приятель? – переспросил он эхом.

Этот идиот действительно назвал его «приятелем»? И угрожал ему гауптвахтой? Он недоуменно мигнул, когда вдруг обнаружил, что пристально смотрит в пустой экран. Лейтенант прервал связь.

Запоздало на Вейдера снизошло озарение, что человек просто-напросто не узнал его без ужасной черной маски. Но принять его за мошенника? Он хотел надеяться, что это не станет общей ошибкой среди команды «Экзекутора». Он перезвонил. Спустя несколько секунд на экране снова появилось лицо лейтенанта.

- Ты! – начал мужчина сердито. – Я же четко сказал тебе…

- Я Дарт Вейдер, - прервал его ситх, дотянувшись Силой и сжав горло человека достаточно крепко для того, чтобы получить все его внимание; лейтенант начал кашлять, почувствовав на горле захват. – Сейчас же пошлите кого-нибудь в больничный блок с одеждой для меня и поставьте на этой линии кого-нибудь с большим количеством мозгов. Вы поняли?

Лицо лейтенанта приняло безобразный зеленоватый оттенок.

- М… милорд, - он заикался.

Вейдер отпустил его, и человек втянул в себя воздух так, словно боялся, что делает сейчас свой последний вдох.

- Я… я… Прошу простить, милорд. Я не… мне нужно… мне потребуется… - он глотнул еще воздуха и продолжил испуганным шепотом: - Потребуется потребуется заполнить заявку, милорд. Э… и ваш размер, пожалуйста?

- Заполнить заявку? – повторил Вейдер. – Я расслышал вас правильно?

Лицо лейтенанта из зеленого стало ярко-красным.

- Это… инструкция, милорд, - проскрипел он.

- Вы же не думаете, что я буду спускаться к вам, одетый в одно полотенце и улыбку, чтобы получить форму, лейтенант? – сладко спросил Вейдер.

Уголком глаза он увидел, как Гарин зажимает себе рот ладонью, чтобы подавить смех.

Кто-то вытолкнул лейтенанта вне поля видимости экрана и занял его место.

- Приношу свои извинения, милорд, но мне кажется, что лейтенант чувствует себя не очень хорошо, - с принужденной улыбкой произнесло это новое лицо – молодой энсин. – Если вы можете сообщить мне ваш размер, я подберу вам что-нибудь немедленно.

Вейдер сказал ему размер, и энсин покачал головой.

- Я боюсь, что у нас имеются формы такого размера только для механика и рядового. На борту не много мужчин вашей комплекции, сэр.

- Неважно, комбинезон механика подойдет отлично, - Вейдер махнул рукой, показывая, что разговор окончен.

- Я уже в пути, сэр, - и энсин прервал связь.

Вейдер сел на кровать.

- Бюрократы, - пробормотал он, заставив слово звучать подобно ругательству.

* * *

Энсин прибыл несколькими минутами позже, неся коробку и датапад. Вейдер уже нетерпеливо расхаживал по комнате.

- Что задержало вас? – прорычал он.

- Я должен был сначала связаться с медиками, милорд, - ответил энсин, передавая ему коробку. – И лейтенант не очень себя чувствовал, сэр.

- Понятно, - кивнул Вейдер.

Он проверил содержимое коробки. Ботинки, шорты, нижняя рубашка, носки, комбинезон – все его размера.

- Чиркните здесь, сэр, - сказал энсин, подсовывая ему под нос датапад.

Вейдер написал свое имя на панели и направился в освежитель, захватив с собой коробку.

- Подождите, сэр, - окликнул его энсин, доставший измерительную ленту; увидев, что Вейдер нахмурился, он поспешно добавил: - Я просто возьму с вас мерки, это займет не более минуты, не больше, но зато к вечеру мы сможем подготовить для вас несколько соответствующих униформ.

Вейдер почти улыбнулся в ответ на эти слова. Наконец-то кто-то удосуживается использовать мозги, с которыми был рожден!

- Конечно, энсин, - кивнул он, и позволил молодому человеку снять с него мерки.

Как и было обещано, на это потребовалось меньше минуты, а потом Вейдер наконец смог приступить к одеванию.

Когда Вейдер снова вышел из освежителя, одетый в серый комбинезон механика и сверкающие новые ботинки, младший лейтенант уже ушел. Сопровождаемый Гарином, Вейдер покинул больничный блок и направился в главный ангар. Сержанту приходилось почти бежать, чтобы успевать за широкими шагами Вейдера.

* * *

Вейдер замедлил шаги, когда вошел в ангар и стал осматривать помещение. Гарин шел за ним по пятам, тяжело дыша после забега. Части «Мстителя» были разложены по помещению. Все смотрелось так, словно детали были случайно разбросаны по полу, но опытный глаз Вейдера отметил, что они были аккуратно и упорядоченно разложены в соответствии со значением, которое каждая из этих деталей имела на судне. Среди этой выставки стоял стол и рядом — несколько складных стульев; на столе в беспорядке лежали чертежи и схемы, стоял термос и несколько чашек. Некоторые стулья были заняты мужчинами из группы Гарина; когда Вейдер вошел в ангар, они повскакивали на ноги.

Вейдер медленно обошел вокруг остатков судна, то там, то сям поднимая и рассматривая некоторые детали, а потом кладя их на место. Совершив полный круг, он обратился к Гарину:

- Вы брали образцы для лаборатории?

- Да, милорд. Мы ожидаем некоторых результатов, но я не надеюсь, что это будет что-то кардинально новое, - ответил Гарин.

Темный Лорд скрестил руки на груди.

- Вы провели кропотливую работу сержант, - допустил он. – Но, возможно, мы узнаем немного больше об этом крушении, если для сравнения демонтируем неповрежденный истребитель. - Повернувшись на каблуках, он указал на соседний «Мститель», находящийся в отличном состоянии. – Возьмем вот этот.

Гарин хлопнул в ладоши.

- Ладно, ребята, вы слышали Лорда Вейдера. Давайте за работу! И не забывайте помечать образцы.

Взяв инструменты, команда обступила Мститель и приступила к его демонтажу. Несказанно всех удивив, Лорд Вейдер тоже взял инструмент и начали работу вместе с остальными людьми.

* * *

Тремя часами позже крайне раздраженный Дарт Вейдер велел прекратить работу.

- Что с вами такое? – громыхнул он, когда люди собрались вокруг него. – Я никогда не видел группу, настолько плохо работающую вместе. Компания зеленых кадетов справилась бы лучше.

- Боюсь, дело в вашем присутствии, - высказался один из мужчин.

- Что? Именно это делает вашу работу жалкой? – рявкнул Вейдер.

- Мы тратим больше энергии на то, чтобы угодить вам, чем на саму работу, сэр, - продолжил мужчина. – Простите, милорд.

Вейдер пристально посмотрел на него. Ну, конечно! Как глупо. Не следовало забывать, какова его репутация в определенных вопросах. Кроме того, он не был частью этой группы – он не был одним из них. Вместо помощи он действительно мешал работе группы одним своим присутствием. Спрашивается, как он может исправить эту ситуацию? Он не собирался оставлять все так, как оно есть. На самом деле, он обнаружил, что ему нравится снова работать с реальными деталями оборудования. За последние годы ему редко представлялась подобная возможность.

- Возможно, вы правы, капрал, - признал он. – Как ваше имя?

- Э… Соренсен, милорд, - ответил капрал.

Вейдер покачал головой.

- Нет. Ваше собственное имя. Вы используете имя, а не фамилию среди своих, не так ли?

Пришло время для небольших изменений в восприятии.

- Почему?.. да, сэр. Зев, сэр.

- Очень хорошо, Зев. А твое? – Вейдер повернулся к самому молодому члену группы, невысокому, худому рыжему парню.

-Кенни, милорд, - прошептал юноша застенчиво.

- Кенни, - повторил Вейдер.

Другие тоже назвали ему свои имена, и он запомнил их.

- Хорошо, - наконец, сказал Вейдер. – Я буду называть вас по именам, и вы будете обращаться ко мне также, как к любому другому члену группы. Постарайтесь забыть, кто я, по крайней мере, на время работы.

- Но, сэр, - начал Зев, почесав в затылке, - мы не можем и в самом деле… Я попытаюсь… Но я не думаю, что мы имеем право называть вас Дарт, сэр.

Вейдер оледенел. Он понял, что пошел по неправильному пути, или, точнее, этот путь был частично неправильным. Если он хочет и в самом деле считаться простым членом группы, то он ничем не поможет этим людям, приказав называть себя своим титулом или именем, в страхе перед которым они выросли. Странное желание –странные действия, и ради чего все? В этот момент он удивился своему поведению и подумал, а не сошел ли он действительно с ума. Но он быстро оттолкнул в сторону эту мысль. Пришло время некоторых изменений. Его больше не отгораживает от окружающего мира маска, и он сам не должен изолировать себя от людей.

- Нет, - сказал он медленно, - это ничего не даст. Называйте меня Анакином.

- Анакин, - Зев кивнул и улыбнулся. – Это довольно длинное имя.

- Смотрите, кто этого говорит! – воскликнул Джей. – Зевулон Янтайн Соренсен Третий!

Остальные захихикали, и даже губы Вейдера чуть дрогнули. Затем глаза Темного Лорда расширились, когда он узнал имя. Он помнил скандал, который потряс верхушку корускантского общества несколько лет назад.

- Зев Соренсен? Предприятия Соренсена? – спросил он.

Зев покраснел.

- Я… ум-м… я бы не хотел, чтобы это стало достоянием общественности, - взмолился он.

- Я понимаю. У меня твой маленький секрет в полной безопасности, - кивнул Вейдер.

На самом деле, жизнь наследника компании с много миллиардными доходами могла быть нелегка для Зева. Во всяком случае, Вейдер теперь понимал, как Зев смотрит на нынешнюю проблему. «Он, должно быть, сам на первых порах прошел через тоже самое,» - рассудил ситх.

- Отлично, хватит беседовать, давайте возвращаться к работе, - заявил Торб, шикнув на веселящихся мужчин.

На этот раз, Вейдер работал вместе с Зевом под брюхом «Мстителя».

- Скажи мне, Зев, - обратился он к напарнику, взявшись за инструмент, - почему ты сбежал из дома и поступил во флот?

- А я этого и не делал. Правда.

- О? Как-то в это с трудом верится после скандала, случившегося из-за тебя.

Зев улыбнулся.

- Я догадывался, что мне предстоит, и просто хотел, чтобы у меня была жизнь, как у всех нормальных людей, хоть не на долгое время, прежде чем я займу место наследника. Бабушка согласилась, она хотела открыть передо мной лучшие перспективы.

- Мудрая женщина твоя бабка. Почему не Академия? – спросил Вейдер.

- Да ну… В Академии я был бы по-прежнему Зевулоном Янтайном Соренсеном III, балованным ребенком миллиардера. А здесь я просто Зев. Просто еще один парень. И ничего особенного во мне нет.

- Я понимаю, что это значит.

Они продолжили работу в компанейской тишине.

Глава 5

Люк Скайуокер повел свой новый, собственноручно созданный лайтсабер по широкой дуге, отражая следующий разряд тренировочного дроида. Выполнив свою программу, дроид опустился на пол и выключился.

Люк внимательно осмотрел сияющий зеленый клинок, прежде чем с удовлетворенным кивком выключить его и прицепить рукоять к поясу. Новый меч лежал в руке даже лучше, чем прежний меч – меч его отца – Вейдера? – утраченный на Беспине. Это было собственное оружие Люка в полном смысле этого слова. Он разработал и создал его, следуя старинным традициям джедаев, так что этот меч стал отражением его собственного существа. В битве этот новый меч был, как будто естественным продолжением его руки.

Люк притянул к себе дроида с помощью Силы и убрал его, когда дверь зала для тренировок со свистом открылась, впуская внутрь Лею Органу.

- Люк, я искала тебя. Ландо и Чуи подготовили «Сокол». Мы улетаем на Татуин через час, - сказала она.

Неуверенный в том, что он может сказать в ответ, Люк улыбнулся ей.

- Лея, - приветствовал он ее.

- Что такое, Люк?

Он подошел к ней ближе и взял ее маленькую ладонь в свои. С тех пор, как ему было видение несколько ночей назад, он испытывал тревогу. Он знал, что должен сообщить о том, что Сила показала ему, однако он не хотел отказываться от поисков Хана и ранить чувства Леи.

- Есть нечто, о чем я должен поговорить с тобой, - начал он. – Я не полечу с вами.

- Что? – ужаснулась Лея. – Люк, почему? Ты не можешь отступиться и бросить Хана на милость хаттов!

- Я вернусь, - сказал он, ободряюще сжав руку Леи. – Я просто должен поговорить сначала с одним старым другом. Я догоню вас позже.

Лея выслушала его, хмурясь. Поединок с Вейдером на Беспине изменил Люка. Исчез наивный фермерский паренек, и на смену ему пришел опытный воин. Во время этой борьбы молодой человек потерял больше, чем правую руку; он потерял невинность души.

- Несколько ночей тому назад мне было видение, - продолжил Люк. – Я не полностью уверен в том, что оно означает, но я чувствую, как оно важно.

- Видение, Люк? А ты уверен, что это не был просто ночной кошмар?

Люка преследовали кошмары неделями после их возвращения с Беспина, и до сих пор они еще изредка посещали его.

- Я уверен, Лея, - он выпустил ее руку и мягко убрал прядь волос с ее лба. – Я должен отправиться на Дагоба и расспросить Мастера Йоду об этом видении. Может быть, он знает, что делать с ним, – Люк ободряюще улыбнулся Лее. – Я обещаю встретиться с вами на Татуине, принцесса. Я не подведу ни тебя, ни Хана, - сказал он, бессознательно повторяя те же самые слова, которыми он пытался ослабить опасения Йоды и Бена, когда улетал с Дагоба много месяцев назад.

Лея крепко обняла себя руками.

- Я знаю, - прошептала она.

Она знала, что может верить в то, что Люк сдержит свое обещание. Она вверяла ему свою жизнь и жизни тех, кто был ей близок. Почему же она тогда она чувствовала себя сейчас так, как будто Люк предал ее доверие?

* * *

- Ушел? Что значит «он ушел»? – Пиетт неверяще уставился на Ханлея.

- Он был в палате. Сейчас его там нет. Этого простого факта для вас достаточно, адмирал? – резко бросил Ханлей.

Пиетт нашел, что враждебность, которую источает этот человек, является признаком его очевидной некомпетентности: в конце концов, каким таким образом можно было потерять ситхского Лорда ростом два метра в комнате размером три на четыре метра? К счастью для Ханлея, Вирс положил руку на плечо своего друга, удерживая его от поспешных действий и, таким образом, заставляя двух спорщиков сохранять между собой дистанцию.

- Господа, этот спор бессмысленен. Лорд Вейдер ушел из больничного блока, но он не мог никуда деться с корабля. Я предлагаю заглянуть в его комнату и попытаться выяснить, куда он пошел, - предложил Вирс успокаивающе.

Пиетт сжал губы в тонкую линию и сделал один единственный кивок головой.

- Показывайте дорогу, доктор, - приказал он.

Ханлей сверкнул на него глазами, но пререкаться не стал.

Трое вошли в небольшую комнату, предназначавшуюся для Лорда Вейдера. Вирс сделал жест Пиетту, а Ханлей остался ждать у двери, пока генерал осматривал все вокруг. На постели, без сомнения, спали раньше. Вирс проверил ночной столик. Он был пустой. Вирс медленно огляделся вокруг: ни единая деталь не говорила о том, что комната обитаема. Удовлетворенный осмотром и убежденный, что здесь он больше ничего не найдет, он переместился в освежитель. То, что он увидел, заставило его улыбнуться. Он поднял с пола больничную рубашку и все еще несколько сырое полотенце и бросил их Пиетту, которых поймал их и стал рассматривать немного озадаченно. Если рубашка была здесь, что же было надето на Вейдере? Пиетт во внезапной вспышке безумного видения представил себя абсолютно голого Лорда Вейдера, бродящего по палубам «Экзекутора». Проклятье!..

- Я же говорил тебе, что он выпутается, - лицо Вирса лучилось улыбкой. – Таким, как он, все нипочем.

- Почему ты так думаешь? – спросил Пиетт.

- Элементарно, мой дорогой Томас. Он принял душ и побрился. Он не делал этого со времени аварии. А это значит, что он начал снова заботиться о себе, - пояснил Вирс.

- Но где он?

- Давайте сделаем шаг назад. Он должен был получить какую-то одежду. Если бы он ушел без нее, мы бы знали. Обнаженного человека, разгуливающего по палубам, трудно не заметить. Поскольку даже Лорд Вейдер не может создать для себя костюм прямо из воздуха, он наверняка вызвал кого-то, кто принес ему одежду. Вы следите за моей мыслью?

Пиетт кивнул. Ханлей скрестил на груди руки.

- Итак, мы просто нажмем кнопку повторного звонка на этом комлинке и узнаем, кого он вызывал последним. Ставлю в заклад мои сапоги, что это был интендант.

С самодовольной усмешкой Вирс ткнул пальцем в центральную кнопку. Спустя несколько секунд на экране появилось свежее молодое лицо.

- Квартирмейстер, энсин Левис, - ответил молодой человек на вызов.

- Это генерал Вирс. Энсин, Лорд Вейдер вызывал вас сегодня утром?

Левис встал на вытяжку.

- Да, генерал. Он приказал доставить полное обмундирование механика в больничный блок, сэр.

- Спасибо, энсин. Это все, - сказал Вирс, удовлетворенный полученным ответом, и потянулся прервать связь.

- Э-э-э... Генерал, могу я спросить, куда мы должны отправить остальные его вещи? – спросил Левис быстро.

- Другие вещи? – Пиетт вошел в область видимости коммуникационного устройства; он и Вирс обменялись взглядами.

- Да, сэр. У нас имеется несколько новых униформ для Лорда Вейдера. Я должен послать их в лазарет или в его жилой блок? - продолжил Левис.

- В его жилой блок, - ответил Пиетт без размышлений, и тут же возразил сам себе: - Нет, подождите.

Захочет ли после всех последних дней Лорд Вейдер возвращаться в свою медитационную камеру? Это только напомнит ему более чем двадцать лет, которые он провел, как калека, зависимый от медицинской помощи в каждый момент своего существования. Улыбка медленно расползлась по лицу Пиетта, поскольку ему представилась удачная альтернатива.

- Ниже уровня мостика есть VIP-апартаменты.

- Единственные, в которых имеется обзорное окно? – спросил Левис.

- Да, они самые. - На самом деле, Пиетт в это время вспомнил о большом обзорном окне, которым был оснащен нос корабля и который позволял созерцать красоту звезд по курсу следования «Экзекутора». – Подготовьте их для Лорда Вейдера.

- Да, адмирал. Быть может, нам перенести туда же его личные вещи из старых комнат?

- Нет, мне кажется, не стоит. Вы свободны, энсин, - Пиетт прервал связь.

В ответ на пристальный любопытный взгляд Вирса, Пиет наклонил голову и спросил:

- Тебе бы понравилось спать в анатомическом театре, если ты не должен этого делать?

Вирс издал смешок.

- Ты прав, конечно, - подтвердил он, как нечто само собой разумеющееся.

- Да, но мы все еще не знаем, где он, - вздохнул Пиетт. – Корабль большой, и мне не нравится идея в наших поисках связываться со всеми отделами подряд.

- А мы и не должны делать этого, - объяснил Вирс. – Подумай вот о чем: Лорд Вейдер едва не погиб при взрыве истребителя, который сам же и разработал. Если бы я был на его месте, я и в ад был бы готов шагнуть, только бы выяснить, что было причиной взрыва. Так что, наиболее вероятное место, где он может сейчас быть…

- …это главный ангар! – воскликнул Пиетт. – Ты, хитрый пес, ты знал это все время!

- Конечно, Томас, - Вирс усмехнулся. – Но я не хочу, чтобы ты думал, что у меня вдруг появились таланты Лорда Вейдера, и я стал ясновидцем.

И два офицера поспешно ушли, оставив доктора Ханлея в крайнем расстройстве.

* * *

Джей, работавший наверху «Мстителя», посмотрел на двери ангара, когда они открылись, и у него сорвался зажим гидроспаннера. Инструмент с громким стуком скатился по солнечной панели и исчез в тени под брюхом «Мстителя».

- О-оувв! – ниже прогрохотал глубокий голос Анакина. – Смотри, что делаешь! На мне нет шлема!

- Э… извини, Анакин, - крикнул Джей вниз. Проклятие, он почти забыл, кто работает вместе с ним! Хорошо хоть, что он может извиниться за свою неуклюжесть: так есть хоть какой-то шанс, что Лорд Вейдер оставит ему жизнь. Слабый шанс… - Все в порядке?

Пиетт и Вирс обменялись взглядами. Анакин? Вирс сделал гримасу. Пиетт пожал плечами. В группе Гарина не было ни одного человека с таким именем.

Вейдер возник из-под брюха «Мстителя», потирая голову.

- Я жив, - прорычал он.

Глянув, он заметил адмирала Пиетта и генерала Вирса, направляющихся к нему. Так вот кто был причиной того, что Джей уронил гаечный ключ ему на голову! Не самый приятный способ заставить его обратить на них внимание, но, с другой стороны, парень до сих пор не мог привыкнуть, что работает с самим Дартом Вейдером. Частично работа наладилась, когда группа стала называть ситха его старым именем, но они по-прежнему были несколько нервными. Все, за исключением Зева, которому было привычно существование в кругу наиболее могущественных лиц Империи. Вейдер решил не обращать на это внимания, и мимолетно удивился, что это за мягость стала проявляться в нем - неужели стареет? Ситх побери, с каких пор его стала волновать тема понимания и прощения? О, да, наверное, это факт отцовства так сказывается на нем, что-то подобное ему приходилось слышать. Хотя отсечение руки своему первенцу не входило в число родительских добродетелей. К чему теперь это приведет?

Он прогнал мысли и обратился к двум офицерам:

- Адмирал Пиетт, генерал Вирс. Что привело вас сюда, господа?

Вирс посмотрел на Вейдера, спокойно сидевшего на полу.

- Мы немного беспокоились, милорд, - ответил он. – Вы ушли из больничного блока, никому не сообщив об этом.

Вейдер возвел глаза в досаде.

- Со мной все в полном порядке. И если вы двое перестанете пугать группу до такой степени, что они роняют мне на голову инструменты, вероятно, я буду оставаться в добром здравии и дальше.

И он скользнул обратно под «Мститель». Пиетт присел на корточки возле него.

- Я хотел бы вам напомнить о еженедельном офицерском собрании после полудня, милорд.

Что? Уже сегодня? Проклятье, он действительно потерял кучу времени в больничном блоке!

- В 17.00, не так ли, Пиетт? – спросил Вейдер вслух, как раз вовремя вспомнив расписание.

Приподняв голову, он бросил взгляд на часы, расположенные на дальней стене ангара; полдень едва миновал.

- Да, милорд.

- Хорошо, тогда вы пришли на пару часов раньше, чем следовало. Но поскольку вы уже здесь, вы можете сделать что-нибудь полезное. Передайте мне ключ № 12.

Он указал на ящик с инструментами, который стоял возле его колена. Пиетт заглянул в ящик, не смог распознать требуемый предмет среди прочих и, в конце концов, произвольно выбрав один из них, передал его Лорду Вейдеру. Вейдер взял инструмент и немедленно уведомил адмирала, что это не то, что нужно. Со вздохом он снова вылез из-под истребителя.

- Пиетт, это отвертка. А вот это – гаечный ключ, - объяснил он, указав Пиетту на правильный инструмент. – Вас чему-нибудь учили в Академии? – спросил он недовольным тоном.

- Не этому, милорд. По крайней мере, не в тех курсах, которые я выбрал, - ответил Пиетт.

- Позор. Ладно, поскольку от вас здесь, очевидно, нет никакой пользы, вы можете возвращаться на мостик. Свободны, - сказал ему Вейдер.

Он умышленно был жесток. Но Сила подсказывала ему, что если он этого не сделает, адмирал будет колебаться, что делать дальше, все послеполуденное время и будет трястись над ним, подобно курице-наседке! Подумать только, и Пиетт, и Вирс в течение последних дней выказывали нелепую тенденцию подобного поведения. Вейдер решил, что это раздражает и отвлекает его, но в тоже время заставляет его считаться с ними. Так много лет прошло с тех пор, как кто-то искренне интересовался им, и он просто не знал, как должен чувствовать себя в такой ситуации. Не знал, что ему с этой ситуацией делать. Он почти пожалел о своих словах, когда увидел, как краска медленно расползается по щекам Пиетта. Почти.

Адмирал распрямился из своей коленопреклоненной позиции и прочистил горло.

- Да, милорд, - подтвердил он, вытянувшись, словно аршин проглотил, и расправив плечи, как будто пытаясь таким образом скрыть свои эмоции.

Вейдер вернулся на свое место. Сделав четкий поворот, Пиетт оставил ситха, и Вирс следовал за ним след в след по пятам.

Несколько долгих мгновений Зев молча смотрел на Дарта Вейдера, но так ничего и не сказал. Тем, кто нарушил, наконец, тишину был сам Лорд Ситхов.

- Что? – прорычал он, обведя других членов группы ледяным взглядом.

- Н-ничего, милорд, - прошептал Кенни.

Зев встал перед юношей, прикрыв его собой. Вейдер нахмурился: ситх, он снова сделал это! Он испугал окружающих его людей, даже не дав себе труда. Глубоко вздохнув, он обхватил голову ладонями.

- Мне 42 года, и я не нуждаюсь в материнской опеке, - пробормотал он. – Это неудобно.

Осторожная улыбка расплылась на губах Зева.

- Мне кажется, я знаю, что вы чувствуете. Моя мать привычно опекала меня все время. Конечно, я был тогда ее единственным ребенком.

Вейдер бросил на него взгляд.

- Верно, но я-то уже давно не ребенок. И Пиетт даже отдаленно не похож на мою мать.

В ответ на это вся группа рассмеялась. Отлично, ему снова удалось рассеять образ страшного Лорда Ситхов.

- У нас все еще впереди много работы.

* * *

Люк забрался в свой «крестокрыл» и вышел на связь. Р2Д2 уже установили в гнездо позади кабины; маленький дроид приветствовал его чириканьем, возбужденный тем, что скоро они снова будут в пути.

Люк прочитал перевод на небольшом экранчике перед собой.

- Нет, мы не сразу на Татуин, Арту. Сначала мы остановимся на Дагоба.

Маленький дроид-астромеханик прогудел другой вопрос.

- Нет, Арту, другие направятся по прямому маршруту. Вот почему мы используем два корабля, - ответил Люк терпеливо и включил двигатели.

Он вывел «крестокрыл» из ангара «Свободы». «Тысячелетний Сокол» последовал за ним.

Люк переключил комлинк:

- Встретимся на Татуине.

- Позаботься о себе, Люк, - отозвался Ландо.

- Вы тоже. Не выступайте против Джаббы без меня.

Люк прервал связь резко развернул «крестокрыл» налево, прибавив скорость. Он ввел координаты Дагоба и активировал гипердрайв. Звезды превратились в полосы света, и его дорога, наконец, началась.

* * *

С того времени, как Пиетт нашел его в ангаре, прошли часы, и Дарт Вейдер почувствовал утомление – он отработал полную смену в положении, для которого человеческое тело было плохо приспособлено. Кровь стучала у него в висках, и он испытывал теперь некоторое головокружение каждый раз, когда двигался слишком быстро. Но будь он проклят, если он сдастся раньше, чем остальная часть группы! В конце концов, он - полностью подготовленный джедай, и, между прочим, это означает, что он должен бы обладать большой выносливостью, чем средний человек.

И все же он обнаружил, что хочет отдохнуть. Его желудок забурчал… снова. Когда последний раз он ел что-то? Определенно не сегодня. Он смутно помнил, что на завтрак было нечто, от одного взгляда на что его желудок чуть не вывернуло наизнанку, и к чему он так и не прикоснулся. И они пропустили обед, отдав предпочтение разборке двигателей истребителя. Некие милосердные души предусмотрительно принесли им кофе, однако Вейдер считал, что не может работать только на кофеине. Ему казалось, что кофе поможет против его головной боли, но после третий или четвертой чашки он почувствовал, что его подташнивает. Должно быть, за это время кофе слишком часто подогревали, что придало ему вкус прогорклого машинного масла.

Торб поднял взгляд как раз вовремя, чтобы увидеть, как Вейдер чуть пошатнулся на ногах. Лорд Ситхов был бледен, словно лист бумаги. Проклятье, как он мог забыть, что Анакин был ранен? Он, несомненно, не должен больше заниматься сегодня никакой работой; к тому же адмирал точно снимет с Торба голову, если тот позволит Лорду Ситхов потерять сознание. Торб оглядел остальных членов группы; их силы также были исчерпаны. В течение последних трех дней он выжимал из своих людей все соки, заставляя их работать даже долгие часы каждую ночь. Он и себе не давал поблажек, будучи полностью уверен в правильности теории о подаче примера лидером. Ладно, по крайней мере, они почти завершили разборку судна. Торб испытывал судьбу и рисковал своей безопасностью, когда без согласования с Вейдером, которой, возможно, был не прочь продолжить работу, приказал сделать остановку.

- О’кей, ребята, это все на сегодня, - заявил он громко. – Давайте бегите в столовую.

С усталыми возгласами одобрения его люди стали откладывать инструменты и потягиваться с невольными стонами, когда сведенные напряжением мышцы начинали протестовать.

- Ну, наконец-то, дошло до него. Я не думаю, что смог бы проработать на минуту дольше, - простонал Зев.

Дарт кивнул. Он медленно выпрямился во весь свой значительный рост и расправил плечи; из-за работы в согнутой позе у него затекла спина.

- Не знаю, как ты, а я могу съесть целую банту, - продолжал Зев.

Вейдер хмыкнул. Упомянутая банта с гарниром из тускенских разбойников или без него казалась сейчас вполне привлекательной. Он молча потащился за другими в соседнюю столовую и подошел вместе с ними к прилавку, чтобы выбрать поднос и столовые приборы. Они были счастливы; им удалось пробиться в столовую первыми, до того, как начнется толкотня.

После двадцати двух лет вдыхания воздуха через фильтр, изменявший его до неузнаваемости, различные ароматы столовой буквально атаковали обоняние Дарта Вейдера и почти захватили его. В этом месте пахло… восхитительно! Во рту у Дарта появилась слюна. Сила, сколько же прошло времени с тех пор, как он последний раз ел? Помнил ли он последнюю еду из того, чем ему приходилось питаться, что пахла также сильно и на вкус была подобна реальной пище?

- Эй, Торб, ты слишком жесток со своими людьми, - заметил человек за прилавком в рамках обычной приятной болтовни; поверх формы у него был надет фартук. – Снова пропустили обед, верно? Вот этот большой парень смотрит так, как будто он ослабел от голода.

Торб повернулся лицом к Вейдеру и был потрясен: человек практически пускал слюни!

- Анакин, когда вы в последний раз что-нибудь ели? – спросил он, и чуть не стукнул сам себя в следующий момент, когда вспомнил реакцию Вейдера на заботу Пиетта о нем.

Но Вейдер только мигнул.

- Не уверен, - пробормотал он. – Вчера, я думаю.

«Контроль! - напомнил некий голос в его разуме. – Ты пялишься на рагу, словно голодный джава. И выглядишь, как полный идиот к тому же.»

С трудом Вейдер оторвал взгляд от выставленной пищи. Не сказав ни слова, Зев схватил его за руку и вытолкнул его вперед их строя.

- Дай ему поднос, Джош, прежде чем он начнет есть свои сапоги, - потребовал он.

Джош рассмеялся.

- Я уверен, что ботинки значительно лучше на вкус, чем это, - отозвался он, ставя на поднос рагу из банты и еще нечто, вроде каши.

- Что не так с рагу из банты? – спросил Вейдер несколько озадаченно.

Джош сделал грумасу.

- Ты должно быть из окраинного мира, парень. Эти грязные звери не подходят для еды, если ты меня спрашиваешь. Но здесь, во Внешних регионах, невозможно добыть нормального мяса.

Он передал поднос Вейдеру.

- По меньшей мере, это наполнит твой желудок, - заключил он, после секундной задержки давая Вейдеру второй поднос – поменьше с небольшим куском сладкого торта.

Группа выбрала себе места вдоль одного длинного стола и принялась за еду. Вейдер пытался есть медленно, старательно прожевывая каждый кусок. Потребовался почти весь его контроль, чтобы стремительно не сгребать пищу и не отправлять ее тут же в рот; он сказал себе, что быстрое поглощение пищи может повредить его желудку, и ему станет нехорошо в присутствии команды. Он начал чувствовать себя лучше после нескольких первых съеденных кусков. Чувство тошноты пропало, также как и головная боль. И, несмотря на опасения Джоша об источнике мяса, Вейдер обнаружил, что еда ему нравится. Он слегка удивлялся словам Джоша, так как банта была в детстве одним из его любимых блюд. Его мать не могла себе позволить очень часто готовить мясо, так что рагу из банты подавалось к столу только по особым случаям, таким как день рожденья или праздник.

Закончив со своей порцией, Вейдер взял добавку. Комната постепенно заполнилась другими членами экипажа, пришедшими на обед, и Вейдер подумал, что это, должно быть, другая смена. Сначала он размышлял над тем, не встать ли ему вперед очереди, но решил не рисковать своей анонимностью. Он начал прислушиваться к беседам среди команды и порой включаться в них, и удивился, поняв, что разговоры идут о нем. Он никогда не получал лучшей возможности подслушать свою команду и узнать, что же они думают о нем на самом деле.

- Вторая порция? – брови Джоша поднялись так, что едва не исчезли под волосами. – Ты и вправду из окраинных миров, или все еще растешь, - прокомментировал он, тряхнув головой. – Но у тебя выговор жителя центральных миров, так что, наверное, верна моя вторая догадка, и ты все еще растешь… и это в твоем-то возрасте, да-а! Знаешь, избавиться от этого жуткого провинциального тыквенного акцента вообще невозможно.

Вейдер пожал плечами и вернулся за стол. Если бы Джош только знал… что он все эти годы культивировал соответствующий корускантский выговор с грассированием и проглатыванием гласных, и что до сих пор в напряженные моменты, он невольно соскальзывает на привычное татуинское произношение.

Тем временем, уже приличное количество экипажа присоединилось к группе за столом, а громкая беседа продолжалась и во время еды. Вейдер видел, как Кенни ерзает на своем месте, как дрогнуло каменное лицо Торба, и как Зев с трудом сдерживает усмешку. Он немедленно понял, кто же является предметом диалога. Сделав вид, что ничего не заметил, он вернулся на свое место.

- Я вам говорю, он полностью крышесъезженный псих, - какой-то человек сел почти напротив него, чуть слева. – Он в уме поврежденный. Полностью сумасшедший. Ненормальный. Бешеный.

- О ком ты говоришь? – захотел знать другой мужчина.

- Я подслушал разговор двух докторов. Он разнес половину больничного блока. Напал на СМО, кроме того. Говорят, его собираются посадить в сумасшедший дом.

«Интересно, - подумал Вейдер. - Я знал, что они считают меня садистом, но, кажется, теперь моя репутация достигла нового уровня.»

- Ты новичок здесь? – спросил его член команды, сидевший напротив.

Вейдер кивнул утвердительно.

- И как твое имя? – продолжал человек.

Вейдер проглотил целую ложку каши, прежде чем дать ответ.

- Анакин, - сказал он.

- Славно! Добро пожаловать на борт, Анакин. Я Теренс, - и он потряс руку Вейдера. – А откуда ты?

- С Татуина, - пробормотал Вейдер, напрягая слух для того, чтобы не упустить ничего из других диалогов, к которым он прислушивался.

- О, замечательно, еще один окраинник, - саркастически отрезал человек в форме пилота.

Вейдер подарил ему медленный оценивающий взгляд.

- Не любишь окраинников, не так ли? - спросил он протяжно.

Уголком глаза он заметил, как Зев бросил на него озадаченный взгляд.

Пилот откинулся на спинку стула, и на его лице появилась высокомерная усмешка.

- Ладно, возможно, ты лучше, чем кажется на первый взгляд, и, тем не менее, остается много чего такого, чего не достает окраинникам. Образования, прежде всего.

Вейдер медленно кивнул.

- Да, ты прав. Разговаривать на четырех или пяти иностранных языках – это не образованность.

- Фых, - второй из двоих фыркнул с отвращением. – Уж лучше бы Стандарт выучили. Если они смогут. Половина этих негуманоидов не способна управляться со своим языком так, чтобы говорить на Стандарте. Возьмем вуки, к примеру. Эти звери только рычат и ревут, и они не могут говорить на нормальном языке.

Лицо Вейдера потемнело.

- Вуки заслуживают уважения, - утвердил он. – Я был знаком с несколькими.

- Следующей вещью, которую ты скажешь, будет, похоже, заявление, что неправильно продолжать держать их в рабстве. У вас, окраинников, странные идеи, и вы убеждены в странных вещах.

Вейдер испытал очень сильное желание удушить этого расиста на месте. Что этот дурак знает о рабстве?

- Ты лучше бы держал свой рот закрытым. Лорд Вейдер не разделяет твоих представлений о рабстве, знаешь ли, - предупредил Теренс пилота.

Вейдер бросил на него удивленный взгляд. Несомненно то, что он активно противостоял рабству в обеих своих профессиях, и еще будучи джедаем, и позднее – под началом Палпатина, но к его огорчению, он, как ему казалось, не добился на этом поприще значительных результатов.

- И мы тоже не разделяем, - добавил Зев.

- Значит вы такие же сумасшедшие, как и он. Вот скажи мне, почему рабы никогда не пробуют сбежать? Если они хотят свободы, почему бы им просто не бороться за нее?

- Потому что рабам имплантированы передатчики, снабженные взрывающимся устройством, - проговорил Вейдер тихо. – Попытка бежать или попытка восстать против своего владельца, взрыв, и нет больше раба, - добавил он почти шепотом, имитируя взрыв.

После его слов некоторые из людей стали выглядеть так, как будто им действительно было больно.

- Откуда ты знаешь?.. – начал было Теренс, и вдруг до него дошло, откуда Анакин может это знать. – Вот дерьмо! Ты извини меня, мужик…

Вейдер пожал плечами.

- С тех пор прошло много времени.

- Давайте, парни, сменим тему, - предложил Зев.

Знать о том, что Дарт Вейдер когда-то был рабом – это заставляло ощущать тревогу. «Не удивительно, что Вейдер проталкивал законы против рабства, - подумал он. - Не удивительно, что он голыми руками убил главу сети работорговцев на Кашиике».

- Да, - согласился пилот. – Когда вы, клоуны, дадите нам, наконец, возможность летать на новых кораблях?

«Э… Ох! - подумал Торб. - Да у парня просто талант нарываться на проблемы.»

- Когда будем уверены, что они безопасны, - ответил он. – Один уже взорвался во время тестов, и я не собираюсь рисковать жизнями других пилотов, игнорируя этот факт.

Раздраженный пилот наклонился ниже.

- Я знаю, что случившееся было вызвано ошибкой пилота. Siena Fleet Systems тщательно проверяла каждый «Мститель». Они не доставляют неисправных судов.

- Ты никогда не летал с Лордом Вейдером, не так ли? – вмешался Кенни. – Он лучший пилот во флоте. Он не делает ошибок.

«Ах, преклонение перед героем… Так вот значит почему Кенни такой нервный возле меня, - подумал Вейдер. – Осталось ждать, когда он попросит у меня автограф.»

- Народ, вы меня достали! – заявил пилот.

Он резко поднялся, оставив нетронутый поднос с едой на столе.

- Эй, ты не собираешься доедать? – окликнул его Вейдер.

Человек несомненно был хроническим неудачником. Пожав плечами, Вейдер подтянул к себе поднос и принялся за еду. Он обратил внимание, что другие пристально смотрят на него.

- Что? – спросил он недовольно.

- Это твоя третья добавка. Я никогда не видел, чтобы кому-то требовалось столько, - сказал Теренс.

- Я голодный. И я не думаю, что флот не может себе позволить накормить меня, - объяснил он.

Внезапно Теренс подпрыгнул на ноги, со сбитым дыханием прошипев: «Адмирал!» Все остальные присутствующие поступили также: стулья были отодвинуты, люди поднимались на ноги и становились на вытяжку везде по столовой, пока Пиетт входил в помещение и осматривался вокруг. Так поступили все – кроме Дарта Вейдера, который остался на своем месте и продолжил есть.

- Вольно, - скомандовал Пиетт всей комнате в целом.

Экипаж снова расселся по своим местам и вернулся к еде.

- Пиетт, - приветствовал его Вейдер, жестом руки с ложкой указав ему на пустой стул напротив. – Идите возьмите порцию и присоединяйтесь к нам. Это еда восхитительна.

- Я уверен в этом, Лорд Вейдер, и, тем не менее, я уже ел, - ответил тот гладко, - но если я могу присоединиться к вам на чашку кофе…

- Кофе – это звучит хорошо. Возьмите и на меня тоже, ладно? Черный с сахаром.

- Непременно, милорд, - Пиетт поклонился ему и направился получать кофе.

Несколько человек за столом заметно побледнели, когда Пиетт приветствовал Вейдера; тот, кто объявил Вейдера «крышесъезденным психом» и «полным сумасшедшим» поспешно вскочил и убежал в направлении уборной, выглядя совсем зеленым.

Вейдер откинулся на спинку стула и вздохнул. До этого момента обед доставлял ему несказанное удовольствие. Впервые за долгие годы он смог разделить еду с другими, и при этом сохранив относительную анонимность. Ладно, он, конечно же понимал, что завершающая часть обеда не может остаться без последствий. Рано или поздно, но люди под его командованием начнут узнавать его лицо также, как прежде привычно узнавали его маску. Он просто должен жить с этим.

Глава 6

Пиетт быстро возвратился с двумя кружками кофе, передал одну из них Вейдеру, и тот, кивнув, взял ее. Адмирал остался стоять, ощущая некоторое неудобство, пока Вейдер делал первый глоток горячего напитка. На взгляд Пиетта, Темный Лорд выглядел утомленным, но более непринужденным, чем Пиетту когда-либо приходилось видеть его. Работа с командой, похоже, сделала окружающий ситха мир приятным для него местом. И это, несомненно, заставило его забыть о собственных проблемах.

- Почему вы не садитесь, адмирал? – глубокий голос Вейдера прервал размышления Пиетта.

- Спасибо, сэр, - Пиетт сел напротив Вейдера, обхватив чашку обеими руками.

«Как же мне начать?»

Дарт Вейдер с откровенным любопытством наблюдал за ним над краем кружки.

- Что такое, адмирал? – спросил он, поставив кофе на стол.

Пиетт обнаружил, что не может прямо встретить пронзительный взгляд синих глаз.

- Я… хочу извиниться, милорд, - начал он, - за мое предыдущее поведение. Я вел себя недопустимо.

Брови Вейдера взлетели вверх. О чем говорит Пиетт? Не о маленьком представлении в ангаре, право же? Ну, конечно... Пиетт оказался более проницательным, чем он полагал. Осознание заняло у него некоторое время, но адмирал все-таки понял, что начинает действовать Вейдеру на нервы.

Вейдер почувствовал, как улыбка расползается на его губах.

- Ваши извинения приняты, адмирал. Есть что-нибудь еще?

- Собрание начнется через 20 минут, милорд. Это повестка дня.

Пиетт передал Вейдеру небольшой датапад. Темный Лорд изучил все моментально, прокрутив список. На собрании были запланированы ежемесячные доклады отделов. Ситх, как бы ему не уснуть при этом! Последний указатель в списке привлек его внимание. Он был добавлен недавно, так как являлся ответом на последние события. Предварительный доклад о ТАЙ-мстителе. Это будет его часть. И в конце собрания, к тому же. На одно короткое мгновение у него мелькнула мысль, а не является ли местью Пиетта необходимость просиживать бесконечные часы за выслушиванием нудных докладов – местью за тот нагоняй, которому Пиетт подвергся в ангаре. Но нет, адмирал не был настолько мелочным. Во всяком случае, теперь никак не удастся свести его участие в собрание только к короткому появлению, после которого можно было бы оставить скучные детали Пиетту, а самому отправиться на ночной покой.

«Я, должно быть, старею, - рассудил Вейдер, - если думаю о том, как бы уклониться от своих обязанностей и поспать.»

- Хорошо, тогда, адмирал, мы не хотим прийти последними, - сказал он вслух, возвращая блокнот Пиетту и медленно поднимаясь на ноги.

Он все еще ощущал тусклую боль в мышцах спины и ног; но, по крайней мере, головная боль и головокружение полностью исчезли.

Торб Гарин также поднявшись направился к своей группе.

- А нам надо возвращаться в ангар и заканчивать работу. Я пошлю вам мой доклад, Анакин… То есть я хотел сказать, Лорд Вейдер, - поправил он сам себя быстро.

Вейдер, обернувшись, взглянул на него. Гарин был бледен от усталости также как и люди из его команды. Вейдер получил впечатление о том жестком ритме, в котором работали Торб и его группа последние три дня. Они решили выяснить, что же случилось с «Мстителем», в рекордное время.

- Нет, - сказал он.

Гарин бросил на него недоуменный взгляд. Что он сделал неправильно?

- Вы не вернетесь сегодня к своим обязанностям, Гарин. На самом деле, никто из вас не прикоснется к кораблю до 8.00 завтрашнего утра. Это ясно? – проговорил Вейдер отрывисто.

Сказанного было вполне достаточно. Достойным одобрения также как его рабочая этика было то, что Торб понимал, когда следует остановиться.

Сержант стоял весь во внимании.

- Да, сэр, - отозвался он сквозь крепко стиснутые зубы.

Он умудрился не вызвать неудовольствие Лорда Ситхов, несмотря на то, что следовал его приказам в точности, и вложил всю свою энергию и силы всех своих людей в работу. А этого оказалось недостаточно.

Вейдер поймал эту мысль и тряхнул головой. Он знал, что требует от подчиненных многого, но верил, что его требования всегда остаются в пределах разумного. И все же его команда воспринимала его, как некоторую разновидность надсмотрщика над рабами.

- Торб, я хочу, чтобы вы слушали меня очень внимательно, - начал он. – Я хочу результатов. Меня не интересует, каким образом вы их добьетесь. Это ваше дело. Но я не хочу, чтобы вы пропустили критичную подробность только потому, что тоже слишком утомлены для того, чтобы не только смотреть, но и видеть. Вы поняли меня?

Гарин мигнул. Как Вейдер и думал, этот мужчина был склонен переусердствовать во многих вещах. Однако он продолжал верить, что делает свою работу правильно. Он медленно кивнул.

- Да, сэр. Благодарю, сэр, - ответил он.

- Отлично. Сейчас время отдыха, но я намереваюсь увидеть вас в 8.00 завтра. Все свободны.

Темный Лорд развернулся и ушел, а Пиетт последовал за ним.

* * *

Пиетт шел рядом с Вейдером по коридору. Ему было трудно успевать за широкими шагами Темного Лорда, не переходя на недостойный бег. Вейдер едва ли замечал это. Во всяком случае, шагов он не замедлял. Адмирал в определенной степени испытал облегчение, когда двери лифта закрылись за ними. Он нажал кнопку, и кабина начала подниматься к уровню мостика, где располагался конференц-зал.

Вейдер прислонился к стене кабины, скрестил руки на груди и пристально посмотрел на Пиетта.

- Пиетт, я думаю, что должен вам извинение, - сказал он через некоторое время.

- Милорд? – ответил Пиетт потрясенным взглядом.

Дарт Вейдер, извиняющийся перед ним? По-видимому, конец галактики близок!

Вейдер поднял руку, успокаивая Пиетта.

- Нет, позвольте мне закончить, адмирал. Это не так уж легко для меня, - продолжил он. – Я знаю, что со мной трудно иметь дело. Особенно в последние несколько дней. Я действительно очень ценю ваше беспокойство обо мне. Я просто не знал, как мне на него реагировать.

Выражение лица Пиетта смягчилось.

- Я понимаю, милорд. Нет нужды в извинениях.

«Действительно, адмирал? – подумал Вейдер. – Вы действительно понимаете, каково прожить за сталью маски большую часть своей жизни, не имея возможности разделить свои переживания ни с кем, и так до тех пор, пока вы не забудете, каково это вообще — чувствовать? А затем, когда ваша натура вернется к вам, вы обнаружите, что не способны выбирать какой-либо путь, кроме одного единственного. И вы держитесь этого пути для того, чтобы выжить и остаться в здравом рассудке. В состоянии ли вы понять все это, Пиетт?»

Вслух он сказал:

- Благодарю вас, адмирал, - он тряхнул головой, прогоняя мрачные мысли. – В любом случае, адмирал, если бы я не знал вас так хорошо, я сказал бы, что вам удалось отомстить мне. Вы испортили мне все веселье.

- Сэр?

- Позвольте вам заметить, что до вашего прихода команда доков успела высказать несколько увлекательных мыслей обо мне. Я узнал, что я буйно помешанный сумасшедший. Довольно интересно, в самом деле.

Лифт остановился, и Пиетт был избавлен от необходимость отвечать.

Двое мужчин вышли из кабины и направились к конференц-залу. Несколько минут спустя они были на месте; главы отделов уже ожидали их. В полной тишине Вейдера сверлили их любопытные пристальные взгляды. Пиетт собирался занять свое обычное место за длинным столом, но Вейдер остановил адмирала, положив руку на его плечо.

- Нет, Пиетт. Сегодня вы будете вести собрание. Я не готов.

Он кивнул головой в направлении большого кресла с высокой спинкой, стоявшего во главе стола, садясь на место Пиетта.

- Конечно, милорд, - голос Пиетта не дрогнул.

* * *

Главы отделов один за другим докладывали о событиях прошедшего месяца — полно, исчерпывающе, в деталях: суммарный расход топлива, которое было использовано, сколько выстрелов было произведено во время практики, какие расходные материалы должны быть получены в следующем порту, — они докладывали, и речь их напоминала монотонное жужжание. Вейдер слушал только вполуха, Темному Лорду было невыразимо скучно. Не могут они что ли просто подвести итоги? Это определенно сберегло бы их время и позволило бы легче принять решения. Пиетту несомненно не требуется знать вплоть до последнего литра о том, сколько потребляется топлива — все, что ему необходимо было знать, так это то, что расход топлива был в пределах нормы, и когда возникнет нужда в дозаправке. Вейдер перестал обращать внимание на голоса своих офицеров и праздно играл со стоявшим перед ним датападом, стараясь не заснуть под бесконечной лавиной бесполезной информации, которую зачитывали докладчики.

- Лорд Вейдер?

- Хмм?.. Извините, Пиетт, я… задумался.

Проклятье! Он должен быть более внимательным.

- Конечно, сэр. Ваш доклад, пожалуйста?

- Пока что можно сказать немногое. «Мститель» не пригоден для полетов по причине отказа охладительной системы. Подчиненные сержанта Гарина определили, что охладитель насосов неисправны, и для сравнения мы начали разборку еще одного «Мстителя». Я ожидаю получить результаты в течение следующих дней. Пока что оба корабля будут сопоставляться с технической характеристикой, присланной SFS, - сказал он и добавил: - Можете задавать вопросы, господа.

Один из офицеров прочистил горло.

- Сэр, вы принимали участие в разработке этого судна? – спросил он робко.

Пиетт нахмурился, бросив на него взгляд.

- Вы подразумеваете, что созданный Лордом Вейдером проект содержал в себе ошибки? – спросил он холодным голосом.

Вейдер поднял руку, призывая Пиетта к тишине.

- Позвольте ему высказаться, адмирал, - сказал он убедительно. – Продолжайте, лейтенант.

- О… Я не имел в виду ничего такого, сэр. Я просто подумал… вы сказали, что корабли будут сверены с техническими характеристикам SFS. А с вашими собственными, сэр? – слова были произнесены торопливо.

Вейдер, озадачившись, пристально смотрел на лейтенанта. Может ли и в самом деле оказаться, что ответ все это время лежал на поверхности? Какой же он идиот! Ведь это же была первая вещь, которую ему следовало проверить, а он пропустил ее.

- Пиетт, команда права. Мне надо было копаться в своей голове, - застонал он.

Вирс бросил Пиетту вопросительный взгляд, но адмирал только отрицательно мотнул головой. «Поговорим после,» - ответил он одними губами.

Не обратив внимания на их обмен взглядами, Вейдер использовал датапад для доступа к своим лучным файлам по разработке «Мстителя», хранившимся в главном корабельном компьютере. Заимствовав второй датапад, он вызвал на экран описание SFS. Первое различие он обнаружил практически немедленно — теперь, когда он знал, что искать. Испытывая отвращение, он отбросил датапады на стол с силой, достаточной для того, чтобы один из них сломался, и начал ругаться. Потребовалось несколько минут для того, чтобы исчерпать его обширный словарный запас на хаттском, к тому же его словесные конструкции были довольно изобретательны. К счастью, никто, кроме генерала Вирса, не понял ни слова из того, что он говорил. Генерал, тем не менее, бешено покраснел, когда Вейдер с образными подробностями поставил вопрос о происхождении и сексуальных предпочтениях инженеров SFS.

Наконец, Вейдер успокоился, сделал пару глубоких вдохов и обратил внимание на тот интересный оттенок красного, которой приобрело лицо Вирса.

- Я так понимаю, вы говорите по-хаттски, генерал?

Вирс медленно кивнул.

- В таком случае, я предпочел бы, чтобы вы не переводили дословно то, что я произнес, - сухо скомандовал Вейдер.

- Я не думаю, что я бы смог, милорд. Некоторые выражения были весьма… причудливы, - отозвался Вирс.

- Хорошо. Я думаю, мы здесь закончили. Или у вас есть, что добавить, адмирал?

Пиетт медленно покачал головой.

- Тогда собрание можно считать закрытым.

Вейдер кивал каждому из офицеров по очереди, когда они поднимались со своих мест и покидали комнату. Остались только он и Пиетт.

Вейдер откинулся на стуле и смотрел в пространство.

- Что-то не так, сэр? – спросил Пиетт.

- Ничего, Пиетт.

- Ну и… что вы обнаружили? Если вы не против, что я спрашиваю…

- Неподходящий насос. Они использовали меньшую модель, чем та, что я вписал в свою техническую характеристику. Не удивительно, что он сгорел, - сказал Вейдер. – Идиоты. Они, должно быть, тестировали каждую часть отдельно, но не корабль в совокупности, - он тряхнул головой. – Теперь нам придется сравнивать все без исключения части, входящие в список. Скучная работа, адмирал, но она может подождать до завтра.

- Может быть, компьютер сможет… - предложил Пиетт.

Но Вейдер коротко прервал его:

- Да, но сначала мы должны запрограммировать его на обнаружение различий.

Он потер лоб.

- Если вы хотите удалиться на ночной отдых, милорд, - начал Пиетт и позволил незаконченному предложению повиснуть в воздухе.

Вейдер коротко невесело рассмеялся.

- Не говорите мне о перспективе вернуться в больничный блок, Пиетт. Или в мою каюту…

Он пожал плечами.

- Я понимаю, - сказал Пиетт. – Я позволил себе подготовить для вас свободный жилой блок, милорд.

Вейдер улыбнулся.

- Пиетт, я уже говорил вам, что вы знаете меня слишком хорошо?

На этот раз он не возражал против материнской заботливости Пиетта, проявленной по отношению к нему. Доверие к адмиралу не расходилось с его желаниями.

- Часто, милорд. Если вы последуете за мной, я покажу вам ваши новые апартаменты.

* * *

Войдя в VIP-апартаменты, Вейдер онемел. Он никогда не подозревал, что на его корабле держат такую роскошь. Его прежний жилой блок был большим, но оборудован он был строго и практично. Этот был немногим меньше, и он был каким угодно, но только не аскетичным. Ковром с высоким ворсом был застелен пол кабинета; мебель из настоящего дерева была сделана со вкусом; ни металла, ни пластмассы не обнаружилось и в других комнатах. Освежитель с душем и ванной был, по меньшей мере, раза в два больше, чем тот, что находился в его старом жилище. Пол здесь был выложен альдеранским мрамором, который являлся редким и дорогим товаром еще до того, как планета была уничтожена первой Звездой Смерти. Один только пол этой ванной стоил целое состояние. Вейдер перешел в спальню. Величина кровати была декадентской — несомненно, слишком большой даже для человека его роста.

Но лучшей деталью интерьера было окно. Большие обзорные окна в кабинете и спальне обесценивали подобное им окно на носу «Экзекутора», позволяя смотреть на звезды даже из постели, когда корабль шел на субсветовой скорости. Это было прекрасно.

- Это гостевой блок? – спросил Вейдер, сев на кровать и снимая сапоги.

- Да, милорд. Для посетивших нас сановников. Есть еще два блока апартаментов, подобных этим, на других палубах. Они никогда еще не использовались. Эти апартаменты подходят вам?

- Вполне, - сказал Вейдер мягко. – Помогите мне с сапогами, ладно?

Пиетт сделал так, как он просил, и несколько мгновений спустя Вейдер растянулся на огромной кровати. Она была мягкой, наверное, даже слишком мягкой на его вкус.

- Я велел доставить сюда вашу новую форму, милорд. Комплекты должны быть в шкафу.

Пиетт повернулся и открыл шкаф. Вейдер не ответил, адмирал обернулся к нему и увидел, что Темный Лорд крепко спит, лицом повернувшись к обзорному окну.

Пиетт покачал головой. Достав из шкафа одеяло, он встряхнул его и укрыл им Вейдера. Потом он тихо покинул комнату, выключив по дороге к выходу свет.

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика