Автомобильное оборудование

Сар-Лита

Доверие

 

Фэндом: Neverwinter Nights: Hordes of the Underdark (Forgotten Realms мира Абер-Торил Вселенной Planescape)

Основные персонажи: ГГ (мужчина, эльф, колдун), Вален Дыхание Тени, Диккен, Энсеррик

Пэйринг: Вален/ГГ

Рейтинг: PG-13

Жанры: слэш (яой), романтика, фэнтези, мифические существа

Размер: мини

Аннотация: Тифлинг подозрителен, недоверчив и холоден. "Я слежу за тобой, rivil, я не верю тебе. Вдруг ты предашь нас?"

Посвящение: Валену, кому же еще).

Публикация на других ресурсах: с моего разрешения.

Примечания автора: Писалось давным-давно по заявке на фест HoT Mouse.

 


 

У Валена ярко-голубые глаза, чуть светящиеся в полумраке подземелий. Это пугает... и завораживает одновременно. Еще у него острые, как у эльфа, уши, причудливо изогнутые рога и хвост. О да, хвост, и Талетис каждый раз испуганно вздрагивает, когда в темноте что-то непонятное задевает его ноги. Но колдун никогда не ругается. Сказать честно, он ничего не имеет против.

Тифлинг подозрителен, недоверчив и холоден. "Я слежу за тобой, rivil, я не верю тебе. Вдруг ты предашь нас?" Талетис постоянно чувствует на себе пристальный взгляд голубых глаз. Это мешает сосредоточится, и колдун недовольно цокает языком, раз за разом перечитывая страницы в книге заклинаний. Но опять-таки ничего не говорит.

- Зачем тебе рога? Ты что, козел? - спрашивает маленький верный Диккен, задумчиво перебирая струны лютни. Суровый воин, который может одним ударом размазать кобольда по стене, только скрипит зубами и ничего не отвечает. Талетис смеется над ними и снова забывает только-только заученное заклинание.

Веселенькая у них компания... *Наверное, лучше было взять с собой Натирру*, - думает Талетис. Но, возвращаясь в поселение дроу, снова просит Валена сопровождать его.

"Я убью тебя, если мне покажется, что ты хочешь предать Пророчицу", - говорит полудемон. И вытаскивает израненного колдуна из подземелья, где не работает магия, на руках. Отпаивает зельями, перевязывает, пока Диккен бестолково охает и сочиняет первые строчки печальной песни по поводу кончины Босса. Талетис с содроганием вспоминает руины под поселением бихольдеров - вот, смотри, чего ты стоишь без твоей магии! Ни-че-го-шень-ки, никчемный хлюпик, ненужный, бесполезный! - и, прикрыв глаза, наслаждается прикосновениями сильных рук.

- Зачем? - спрашивает он Валена. Тот бесстрастно отвечает, накладывая очередную повязку:

- Таков был приказ Пророчицы.

Талетис привыкает к широким плечам, за которыми он прячется во время боя. Никто не пройдет мимо Валена - тифлинг искусен в бою. Никто не помешает колдуну творить его смертоносную магию. Эльф уже и не понимает, как он вообще сражался раньше без этого облаченного в зеленые доспехи воина?

Он сидит и учит свои заклинания, когда раздаются шаги и тень падает на страницы:

- Прости, что не доверял тебе, - ни с того ни с сего говорит Вален. Талетис глупо хлопает ресницами и не знает, что ответить. Ярко-голубые глаза смотрят серьезно, пристально, а заветные магические слова снова ускользают из памяти.

Тифлинг становится чуть более дружелюбным и изредка на привалах даже рассказывает об астральных планах, преисподней, своем рабстве. Талетис слушает заворожено - даже не столько сами рассказы, сколько голос тифлинга.

- Отличная история, хвостатый! - ехидно замечает Энсеррик, которого колдун держит на коленях и чистит. Эльф вгоняет болтливый меч в ножны, чтобы не мешался.

Предложение Валшаресс о том, чтобы предать повстанцев и встать на ее сторону, Талетис встречает смехом. Красавица-дроу злится, не понимая, отчего тот не прельстился ни обещанной ему властью, ни ее красотой...

Перед битвой с матриархом дроу колдуна внезапно охватывает страх. Как он один, без верного маленького Диккена и, главное, Валена?

- Женщины испугался? - ехидно шепчет Энсеррик, и герой благодарен ему за это.

Когда он умирает и Мефистофель забрасывает его в ад, Талетис жалеет не о том, что стал еще дальше от дома, и даже не о том, что проиграл и умер. Коротать вечность в одиночестве - вот что печально. Болтливый меч, разумеется, не в счет... Впрочем, боги милостивы, и скоро колдун снова оказывается в привычной компании кобольда и тифлинга. Они радостно, как будто родные, обнимаются, и сердце быстро-быстро стучит. Подумаешь, Кания, восьмой круг ада! Чушь, ерунда, мелочи - главное, он не один.

Хотя сказать, что Кания - это ерунда, было ошибкой. Холод, вечный холод, пронизывающий до костей, сильный ветер, забирающийся под одежду и крадущий благословенное тепло. Трясущиеся пальцы срывают заклинания, а кровь врагов на Энсеррике застывает прежде, чем эльф успевает стереть ее. Костер тлеет едва-едва, походное одеяло совершенно не греет, и Талетис не может уснуть и стучит зубами так громко, что, наверное, по всему аду слышно. Он всерьез завидует своим спутникам, менее восприимчивым и более привычным к холоду.

- Босс, вы не могли бы стучать зубами в ритм мелодии? - вежливо осведомляется перебирающий струны бард. - Дикену не нравится, как звучит песня.

Вален подходит и невозмутимо раскладывает свою постель рядом. Эльф так этому удивлен, что на миг перестает стучать зубами.

- Сражаясь в Кании, солдаты танар'ри всегда спят вместе, - поясняет тот. - Иначе можно не дожить до утра.

Талетис не возражает. Ни когда полудемон ложится рядом, ни когда сильные руки обнимают его, прижимая к себе, а хвост оплетает ноги. Вален такой теплый... Он согревается и наконец засыпает с мечтательной улыбкой на губах. Диккен, глядя на них, хитро улыбается.

Не возражает Талетис и следующей ночью, ни когда они снова забираются под одно одеяло, ни когда теплые руки воина соскальзывают с его плеч и начинают ненавязчиво согревать и исследовать его тело. Кисточка на кончике хвоста забирается под мантию, приятно щекочет кожу - так, что по спине пробегают мурашки. Эльф поворачивается, еще теснее прижимаясь к Валену и подставляет губы для поцелуя. Вален не остается в долгу.

Да, действительно, это очень действенный метод для согревания...

Когда Диккен на следующем привале начинает петь песни о любви, колдун краснеет и велит ему замолчать. Энсеррик ехидно хихикает, а Вален невозмутимо продолжает чистить от крови и приводить в порядок свои доспехи.

Талетис, кутаясь в одеяло, садится учить заклинания. Вскоре он чувствует на себе ставший привычным пристальный взгляд, поднимает голову от книги. Таинственно мерцающие в полумраке глаза тифлинга смотрят совсем по-другому, не так, как прежде. В них больше нет враждебности и отчужденности - поддержка, доверие и... что-то еще.

Вален тепло ему улыбается и чуть заметно кивает.

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика