Автомобильное оборудование

Psycho
(Saur_Incarnated)

ПЕРЕКРЕСТОК

Пейринг: Гамбит/Саблезуб

Рейтинг: NC-17

1.

Холодно. Ветер забирается под расстегнутую куртку, но запахнуться нельзя - клиенты должны видеть товар, или опять придется ложиться спать голодным. Как вчера. Как позавчера. В пачке еще есть пара сигарет - иногда они важнее, чем еда, перебивают голод, и терпкий дым согревает изнутри. Еще пара затяжек, и окурок летит на асфальт, раздавливается ботинком. Вот так бы и все проблемы раздавить, раз - и все. Эх…

Даже не сразу замечаю, как один из водителей сигналит мне. Совсем устал, видно. Плохо, рабочая ночь только начинается, тут бы не помешало быть в форме… Подхожу к машине, мягкой плавной походкой, которую так ценят, и которая дается с трудом, потому что ноги окончательно затекли от долгого стояния на одном месте. Наклоняюсь к окну одним гибким движением, сразу показывая возможности моего тела, фирменным тщательно отработанным жестом, с виду мелким и небрежным, чуть встряхиваю головой и наклоняю ее набок, давая рыжим прядкам упасть на лицо.

Всматриваюсь в салон… мама родная, мужик огромен как Шварценеггер, хотя вроде приличный, костюмчик от Армани и все такое. Взгляд хочет скользнуть по фигуре, вылавливая детали, но я останавливаю въевшуюся привычку, потому что потенциальный клиент тоже неотрывно смотрит на меня, и в красноватых отсветах приборной панели его глаза кажутся светящимися изнутри, поблескивающими странным пламенем.

- Сколько? - глухой голос, бас на грани рычания, выдергивает меня из гипнотического транса. Так, с этим можно по максимуму.

- Триста.

С невероятной для его телосложения гибкостью, мужчина перегибается через сиденье, без единого слова открывает заднюю дверцу. Залажу внутрь, и по коже пробегает приятное тепло - в машине явно не кондиционер, скорее климат-контроль. Осматриваюсь, взгляд скользит по сиденьям из новенькой, еще поскрипывающей кожи, перемигивающейся приборной доске с бортовым компьютером. Да, кажется, с этого можно было и четыреста драть…

Глаза невольно перемещаются на мускулистую фигуру за рулем. Странно, обычно таких важных шишек шоферы возят. Правда, может, он имидж бережет, вот и не хочет, чтобы кто знал, где он ночами ошивается? Хотя… не знаю я его, нет. Я бы такого запомнит - огромный как скала, жуть! Сегодня явно больно будет, эх, жаль вечером пивка не хлебнул, когда угощали, под алкоголь все ж легче идет…

А клиент между тем молчит, не поворачивается, и вообще ведет себя так, будто я ему до лампочки. Обычно они сразу начинают, поболтать про что-нибудь поэротичнее, дабы в номер приехать уже в полной готовности. Некоторых даже приходится уже в машине начинать обслуживать - хотя здесь у меня особый тариф, один минет на двести потянет. А что вы хотели? Все-таки жизнью рискую, вдруг этот козел от переизбытка ощущений в столб врежется? Однажды пока в номер ехали меня один из дружков прямо на заднем сиденье поимел - чертовски неудобно, должен заметить.

И вот теперь этот хрен просто сидит и в ус не дует, как будто меня вообще здесь нет. Странно это, а я уже давно пришел к выводу, что странности ничем хорошим обычно не заканчиваются.

Машина выезжает на знакомый перекресток и тормозит у отеля. Мама родная, "Хилтон"! Да там же своих проституток не счесть, сразу кого хочешь подберут, девочку, мальчика, блондинку, брюнета - только закажи. Зачем тогда идти по улицам побираться? Может, про меня прослышал, и специально искал? Тогда можно будет и тариф покруче заломить.

Выскальзываю из машины, закрываю дверь, и еле успеваю за "трехстворчатым шкафом", вроде бы не спешащим, но на деле поднимающимся по лестнице с такой быстротой, что мне приходится почти бежать. Блин, не люблю за людьми бегать, даже за денежными клиентами. Хотя не мне конечно язык распускать, за кем бегать, за кем нет - все равно натянут и те и другие. И все же…

Четвертый этаж, номер 298 - белая дверь с золотистой табличкой. Ступаю внутрь, и когда спина "шкафа" наконец уходит влево, могу осмотреться. Огромный кожаный диван, стеклянный столик, два кресла, стулья, шкаф у стены - кажется красное дерево. Ничего себе… явно люкс, причем не хуже президентского. Так кого же я сегодня обслуживаю?…

Клиент садится в кресло, закуривает сигару, и теперь, при свете лампы, я наконец могу разглядеть его лицо. Резкие, словно из камня высеченные черты, хищно прищуренные глаза под кустистыми бровями - светлыми как его волосы, завязанными в хвост кожаным шнурком. Этот шнурок, к слову сказать, совсем не пишется к костюму, сюда бы больше подошла заколка с алмазной инкрустацией, или что-то в этом роде. Кажется, что этот человек не всегда ходит в "Армани", и эта деталь осталась от… другого образа. Знать бы, какого…

Прошло несколько минут, а он все курил и задумчиво смотрел в окно. Кому другому я б уже наверное все потроха обматерил, неприкрыто намекнув, что неплохо было бы заняться делом, а то время не казенное, а заработать хочется. Но не здесь. Осторожно подкрадываюсь к креслу, и выбираю единственный, по моему мнению, приемлемый метод обратить на себя внимание. Кому-то можно осторожно помассировать плечи, кому-то - игриво мурлыкнуть. Здесь же я молча опускаюсь на колени и кладу голову ему на бедро.

Рука отсутствующе зарывается в волосы, пальцы играют с рыжим шелком, но глаза все еще задумчиво смотрят за окно. Палец соскальзывает с волос на висок, ноготь чертит полоску прикосновения по скуле. Ноготь? Этот идиот что, никогда не слышал о маникюре?! Присматриваюсь… и тело бросает в озноб. На руках незнакомца вместо ногтей длинные острые когти.

Я вздрагиваю, и мужчина опускает взгляд на меня. Неотрывно смотрит странно-холодными изумрудными глазами, без тени желания, только легкий интерес. На хрена я ему вообще сдался, мать его?! Не хочет ведь, сразу видно, те, кто хочет, они уже в машине чуть не кончают, а уж как в номер зайдут, так прямо с порога разденут и засунут. А этот… неправильный он какой-то. И страшный.

- Хочешь приступить к делу? - интересуется он все тем же резонирующим басом. Ой…

Согласно киваю, трусь щекой о его брюки. Ужас как надоело изображать котенка, вот только хочется и дядю не злить, и деньги получить, и время не тратить. Такая вот дилеммка…

Рука стискивается в кулак, ловя горсть рыжих прядей, откидывая голову назад, обнажая шею. Глаза смотрят, не отрываясь, не моргая, и по шее пробегает что-то теплое, оставляя влажный след.

- Мне нравится твой вкус, - он чуть прикрывает глаза, словно пробует вино, - Терпкий и сладкий.

Еще миг, и когтистые руки отталкивают меня, несильно, заставляя лишь отшатнуться. От неожиданности почти теряю равновесие, но каким-то чудом удерживаюсь на ногах.

- Раздевайся.

Ну слава богу, дошли наконец до дела. Сейчас перепихнуться, сгрести купюры - и вон отсюда, от этого мутанта - психопата…

Куртка соскальзывает с плеч, падает на пол. В комнате прохладно, и соски тут же сжимаются в камушки. Что ж, это тоже хорошо. Теперь джинсы. Немногие умеют снять джинсы так, чтобы это выглядело одновременно естественно и эротично. Я умею. Вот только ни одна волна наслаждения не обрушивается на мои эмпатические щиты. Может, я что-то делаю не так? Прислушиваюсь к ощущениям, и вдруг на совершенно другом уровне поднимается волна - желание вперемешку с тем странным чувством, которое испытывает хищник в засаде. В животе сворачивается холодный клубок. Господи, что это?…

Я не успеваю закончить мысль, когда тень бросается ко мне неведомо откуда, какая-то сила швыряет меня назад, пока я не упираюсь спиной в стену, а надо мной не возникает все то же лицо, те же странные изумрудные глаза, но теперь я уже узнаю пламя, пляшущее в зрачках. Огонь безумия.

Коготь скользит по щеке, царапая кожу. "Козел, физиономию испоганишь!" орет чей-то голос внутри, но я молчу, даже боюсь пошевелиться. Мне страшно…

Меня одним движением разворачивают к стене, лицо упирается в шероховатую поверхность. Толчок… Черт, он еще больше, чем я думал. Прикусываю губу до крови, алая струйка стекает по подбородку. Он замирает, склоняется ко мне, слизывает бордовые капли, и тихое рычание резонирует в моих костях. Черт…

Толчки возобновляются, и я непроизвольно постанываю в такт. Слишком глубоко. Слишком больно. Голова откидывается на сторону, и снова язык скользит по шее, замирает на мгновение - и вдруг расцветает огнем боли. Острые клыки оставляют ранки на тонкой коже, а он слизывает кровь, и странное чувство, подхваченное эмпатией, сменяется огненным вихрем.

Толчки, один за другим, резкие, почти разрывающие на части, и я молюсь, чтобы он скорее кончил, и проклинаю тот день, когда голод и наркота погнали меня на улицы…

Он замирает, выходит из меня, разворачивает к себе лицом. Я уже не держусь на ногах, если бы не его руки, я бы рухнул. Изумрудные глаза всматриваются в меня, затем он разворачивается и направляется к соседней двери, утаскивая меня за собой. Неспешная уверенная походка - а я еле переставляю ноги, и осознание того, что это еще не конец, что его член гордо смотрит вверх, а дыхание даже не сбилось от сумасшедшего темпа, буквально валит меня на пол.

В соседней комнате кровать, огромная, даже больше двуспальной - но для него она, кажется, в самый раз. Толкает меня на простыни - легонько, но мне много не надо. Сажусь, спружинивая на матрасе. Мягкая, зараза, красивая, а я ее скорее всего уже испачкал кровью. Жалко, вот только вина в этом не моя…

Тем временем он начинает раздеваться. Просто, без тени эротики, но в этой простоте есть что-то, что заставляет меня смотреть. При всей своей огромности, мужчина оказывается не перекачанным Шварцом, а абсолютно пропорционального телосложения - хоть и большой, один рост под два метра, и мышцы играют под золотистой кожей. Сейчас, без костюма и налета цивилизации, я понимаю, от какого образа остался кожаный шнурок в его волосах - от хищника. Умного, сильного, хитрого и дико опасного хищника. Того самого, который теперь не спеша приближался ко мне.

- На колени.

Как скажете. Поворачиваюсь, как просят (Просят? Скорее приказывают), горячие руки ложатся мне на бедра, обжигающее дыхание на шее, и снова толчки. Пытаюсь отодвинуться, но когти впиваются в кожу, и я замираю в ловушке между напряженной плотью и острыми лезвиями, упирающимися в живот. Сильнее, глубже, и волна захлестывает сознание… переливается радугой, цветными точечками перед глазами… желание, удовольствие, простое удовлетворение потребности - и нечто большее…

Я уже не осознаю, что выгибаюсь в ответ, а он раз за разом нанизывает меня на напряженный ствол, но боль смешивается с наслаждением в пьянящий коктейль, и стоны удовольствия множатся, разбиваясь под потолком на сотни осколков… движения ускоряются, сливаясь в круговорот, и кажется, я теряю сознание…

Вспышка - и все закончилось, осталось только саднящая боль в низу живота и хриплое дыхание над ухом. Я ожидал, что он упадет, навалится на меня всем телом, я был готов к этому. Но он удержался на руках, замер на миг, потом перекатился на спину и закрыл глаза. Я лежал рядом, и этот человек, мутант-психопат, почему-то перестал казаться страшным, и я не заметил, когда именно моя голова легла на его грудь перед тем, как я провалился в сон…

* * *

Проснувшись, поморгал на яркий свет, осторожно приподнял голову… Черт! Всю ночь проспал, мать его! Только триста - за сутки. А на дозу надо не меньше штуки. Ну, и что собираешься делать, Ле Бо? Пойдешь попрошайничать, когда к вечеру тебя разобьет ломка? Иди-иди, тебе много дадут, такой опустившейся трясущейся шлюхе.

Краем глаза ловлю силуэт клиента - он только что встал, и теперь перехватывал светлый хвостик тем самым приснопамятным кожаным шнурком.

- Проснулся?

Киваю, цепляю на лицо милую улыбочку - может его удастся еще раз склонить к великому траху и содрать еще сотни четыре, а там уже и до штуки не далеко.

- Да, mon ami, - очаровательное мурлыканье, сейчас оно мне до тошноты противно. А ведь когда-то я был рад такому козырю…

Однако он снова поворачивается к зеркалу и заканчивает приводить себя в порядок. Эх, мне бы тоже не мешало, ну да ладно, я во всех видах хорош, уж я-то знаю… Ну почему он не обращает на меня внимания? Передвигаюсь на его половину, частично вылезаю из-под одеяла - стратегический шаг, полуприкрытая нагота всегда соблазнительнее полной обнаженности. И снова мимо, он как будто не видит моих стараний, проходит к столику, берет сигару.

Однако, как странно он двигается… истинный хищник на охоте, стремительный, непредсказуемый, движения завораживают… вот только сейчас меня волнует другое - он меня не хочет, а значит больше трех сотен я не получу. Блин!

Вообще странно, почему он меня не хочет? Большинство народу хотят, не все конечно, но много. А этот - нет. Садится в кресло, задумчиво раскладывает карту. Так, ясно, делами занялся… значит, совсем глухо. Встаю, начинаю одеваться, все равно мне здесь ничего не светит.

- Где же эта чертова Хэйссинг Стрит?

- Рядом с Черным кварталом, - бессознательно бросаю я. Мужчина отрывается от карты и смотрит на меня в упор, так что становится страшно. Я невольно вжимаю голову в плечи.

- Ты знаешь этот город?

Киваю. Конечно знаю, блин, сколько раз бегал от ментуры по здешним лазейкам…

- Хорошо знаешь?

Снова киваю. Лучше некуда…

Мужчина удовлетворенно улыбается, а у меня с горле растет комок.

- Будешь мне проводником, - тот же резонирующий бас-рычание, - Получишь штуку с день.

Ого! Ни черта себе, ну и денек…

- Согласен?

Тю, блин, конечно согласен!

- Конечно, mon ami.

Пауза.

- Как тебя зовут?

- Реми, mon senior. А… как мне называть Вас?

Какой-то миг он смотрел на меня, затем ответил.

- Можешь звать меня Виктор Крид.

2.

Хейссинг Стрит. Именно туда мы направились сегодня. Ему требовалось проникнуть туда тихо, без лишнего шума, и мы долго пробирались дворами, перелазив заборы и протискиваясь между домами - однако результат того стоил, мы подошли к неказистому зданию со стороны черного хода. Там, где нас ждали меньше всего.

- Сиди здесь, - шепнул Крид и скользнул через пустырь к крошечной дверце, где вскоре исчез.

Его долго не было, так долго, что я уже подумывал было уйти. Жалко, что такое дело накрылось, такие бабки - а я ведь на них уже рассчитывал… Черт. Я осторожно отполз к стене, пробрался под кустами к дырке в заборе. Интересно, чем занимался этот громила? С виду похож на кого-то из верхушки преступного айсберга, те кто пониже, обычно ходят в коже. Но с другой стороны, какая важная шишка лично полезет через кусты к какому-то старому облезлому зданию?

Может, вольнонаемник? Вполне возможно, уж они совсем разные бывают. Вот только… странный он, Крид этот. С одной стороны кажется таким интеллигентным, в пиджачке - а пиджачок ему идет, видно, что не просто нацепил лишь бы было, а соответствует тому, что носит. И в то же время хищный…

Не люблю непредсказуемых клиентов, с ними легко нарваться. Что ж, по крайней мере теперь одним непредсказуемым клиентом у меня будет меньше.

Я пригнулся, чтобы пролезть в низкую дыру в заборе…

…и в этот момент крышу неказистого серого здания сорвало взрывом. Я подскочил, стукнулся головой о доски забора, и еще успел подумать, что кажется мой непредсказуемый клиент живехонек, когда кто-то схватил меня за плечо, толкая вперед. Я обернулся, уже падая сквозь дыру - и чуть не закричал.

Да и закричал бы, да только горло перехватило. Клиент был живехонек… вот только весь в крови. Куски мяса выдраны, как будто его засунули в мясорубку, в пульсирующих алым ранах виднеются кости. Пол лица обожжено, правый глаз съежился в глазнице под нелепо свернувшимся веком.

Внезапно мир потемнел, а ноги стали ватными…

Резкий окрик выдернул меня из тумана полуобморока.

- На ноги, быстро, сука болотная!

Рука схватила меня за запястье, когти впились в кожу, боль рывком вернула меня в сознание. Помню, как спотыкаясь бежал за летящим с какой-то совершенно невероятной скоростью Кридом (и как он так бегает?…)

Заборы, канавы, дома, выстрелы откуда-то сзади, тихое рычание, и хриплое дыхание, вырывающееся из горла.

- Куда?!

Сворачиваю с переулок - не думая, на автомате. Теперь налево, направо, снова налево, и в двери дома.

- Нас там схватят, бля!…

- Никогда.

Бег, вниз по лестнице, в подвал, вперед, по подземному ходу - не многие знают, что подвал у двух домов общий - и снова вверх, по лестнице, дверь - и солнце снова бьет в глаза. Сворачиваем в тень кустов, и замираем.

Буквально в ту же секунду из-за угла появляется несколько фигур в камуфляже. Осматривают дверь, стену, заглядывают в окно, чей-то взгляд пробегает по кустам, и мне кажется, что сейчас, вот в эту самую минуту сердце выскочит из груди…

Потоптавшись пару минут, фигуры уходят ни с чем, и я расслабляюсь, откидываясь на руки Крида. Нельзя так делать, знаю - вот только как быть, если ноги не держат? На меня-то ни разу облав не устраивали, подумаешь, пару раз полиция погоняла - так это ж мелочи…

- Вставай.

Поднимаюсь, снова бежим между домами, уже медленнее, осторожно, замирая на каждом углу, выбираемся из зоны оцепления. Да уж, ну и влип я… хотя надо было думать головой, что штуку в день даже за груповуху не платят.

Вскоре добираемся и до машины, красивого "Вольво" цвета качественного коньяка. Фух… падаю на переднее сиденье, Крид молча заводит мотор…

…и только сейчас я соображаю, что не так. Его лицо. Обычное лицо, кое-где покрытое корочкой крови (эх, хорошо что стекла тонированные, не видно что внутри). Кровь… но сухая, и нет больше жутких ран и торчащих костей, ожогов… Мне что, привиделось? Да нет, не могло, не такое у меня богатое воображение, да и нервы в порядке.

Кажется, он замечает мое удивление.

- Раны на мне быстро заживают.

Ха, я и сам вижу! Вот только… как? Спросить? Уже открываю рот, но в последний момент осторожно касаюсь его эмпатией, и вздрагиваю. Бурлящая смесь адреналина, остатков злобы, удовлетворения, бьющего через край…

Нет, я лучше промолчу.

На губах Крида вспыхивает ухмылка. Как будто узнал, о чем я думаю…

* * *

Вот и отель. Поднимаемся в номер - с черного хода, зачем народ пугать? Виктор скидывает пиджак и падает на постель, блаженно закрывая глаза. Я тоже избавляюсь от куртки и собираюсь снять штаны и запихнуть все это в стирку. Ну и денек…

Оглядываюсь на Крида. Чем же ты таким занимаешься, а? И кто это за тобой так гонялся?… осторожно касаюсь эмпатией бурлящего сознания…

…даже так?… что ж, нашел немного не то, что искал… интересно, кто для него это делал раньше?… во всяком случае, теперь это могу сделать я, и это будет хорошо… потому как его хорошее расположение духа непосредственно в моих интересах…

Тихонько подхожу расслабленному телу, сажусь на край кровати и начинаю не спеша снимать с него всю амуницию. Пистолеты, до этого скрытые пиджаком, ножи на предплечьях, несколько плоских взрывчаток. Интересная модель. Вытаскиваю одну…

Когтистая рука перехватывает мою, все тело внезапно подбирается, и я тихонько вздрагиваю и быстренько закрываю кармашек со взрывчаткой. Ясно, правило номер один: не трогай его оружие.

Складываю все на стул, и удаляюсь в душ. Быстренько смываю с себя грязь, за одно набираю ванну - для него. Пусть расслабится. Когда-то он делал именно так, по крайней мере так подсказывает мне эмпатия.

Мы ушли утром, и он весь день на ногах. Сейчас время осторожно приближается к одиннадцати. Значит, в ванну, и дрыхнуть. Это ему. А мне - за дозой. Я уже чувствую приближение ломки. Легкая дрожь пальцев, призрак головной боли, и горячая вода кажется прохладной…

Огромная фигура появляется в ванной, не грубо, но уверенно отпихивает меня, несколько минут смывает с себя кровь, и с блаженным урчанием опускается в теплую ванну. Эмпатия ловит одно слово: КАЙФ!

Именно что…

А я пока воспользуюсь моментом.

- Mon senior?

- Да? - лениво приоткрывает глаза. Самый тот момент…

- Я был бы не против рассчитаться за сегодня.

Открывает глаза, уже полностью, обводит меня взглядом… черт, я ж перед ним голый стою, я его возбуждать у меня совсем не в планах…

- Возьми в ящике стола.

Неуверенно киваю и ухожу из ванны. В ящике стола… ничего себе, да кто вообще скажет хастлеру, где деньги лежат?! Он что, вообще?… хотя, если подумать, надо еще найти такого хастлера, который рискнет у него своровать…

Так, значит в ящике стола… Открываю один - пусто, только какие-то бумаги. Вряд ли он подразумевал, что я должен в них копаться. Значит второй ящик.

Открываю… чего? Внутри на груде каких-то бумаг лежит плоская коробочка, белое золото с сапфировой инкрустацией. Здорово живем! Денег нет и в помине. Открываю коробочку - уж очень она мне что-то напоминает… Так и есть. Мать честная! Внутри милый сердцу беленький порошок.

Вот только как он узнал? У меня ведь по глазам не скажешь, что подсел, да и по виду тоже. На меня наркотик странно действует, не так как на других…

Значит вот как он решил мне заплатить? А что, логично, все равно я ту заработанную штуку наркодилеру понесу…

Высыпаю шепотку на зеркальце. Тут же в ящике лежит прозрачная палочка. Шик… глубокий вдох… ммм… мир кружится в странном танце, расплывается, смеется надо мной, а сердце кажется готово выпрыгнуть из груди…

Все заканчивается через пару минут. Я убираю коробочку в ящик и блаженно потягиваюсь. Хороший у меня работодатель, ой хороший…

А он уже выходит из ванны, нагишом как есть, и я в который раз удивляюсь, какой же он огромный… Падает на постель, молча подзывает меня к себе. Я подхожу, залажу на кровать, а он переворачивается на спину и ждет. Уж я-то знаю, чего…

Забираюсь на него сверху, устраиваюсь на бедрах, и начинаю разминать тугие мышцы. Самое то… Он блаженно урчит, прикрыв глаза. Ему хорошо… и мне хорошо, на удивление. У него дико сильные эмоции, хлещут по мне как струя воды в лицо пьяному. Сильно и… приятно.

Спускаюсь ниже по груди, пальцы тянутся привычно коснуться сосков, но я останавливаю себя. Не этого он сейчас хочет. Он устал, набегался за день, и все что ему нужно - это расслабиться. Потому скольжу дальше, ниже…

Вскоре он переворачивается на живот, и я продолжаю. О чем ты сейчас думаешь, Крид? Не о тех, кого ты убил, я-то чувствую. О чем-то другом. Может быть, о ком-то… глубоко погружаешься в воспоминания, и тело то и дело легонько вздрагивает. Расслабься…

Даю ненавязчивую эмпатическую волну, и его дыхание выравнивается, тело расслабляется, а глаза норовят закрыться… Спи, Крид, ты устал за сегодня…

Сворачиваюсь клубочком у его бока, тяжелая рука бессознательно прижимает меня к нему. Бессознательно, потому что он уже спит. Как впрочем и я…

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика