Автомобильное оборудование

Darth Fury

СБОРНИК СТИХОВ
по Вселенной Star Wars

С О Д Е Р Ж А Н И Е:

1. Sith Spring
2. Sith Summer
3. Межсезонье
4. Sith Autumn
5. Sith Winter
6. Flame (Sith Love)
7. Sith Love - 2
8. Sith Love - 3
9. Толи Слишком Рано...
10. Путь, Назначенный Судьбой...
11. Нас нет...
12. Дерзкая Песенка
13. Clone Soldier DX-35
14. Для Простого Человека...
15. Пять строчек Кодекса, пять нот...
16. К рассказу Танаки «Шми»
17. Ему Говорили...
18. Позови Меня Гулять в Небесах...
19. Это снизу, на планете, звезды словно огоньки...
20. Каждый в Star Wars'е Ходит Особо...
21. Стих про Вуки
22. Похищение Шми
23. В Плену
24. Порождения ночи - мы горим на Свету...
25. Исповедь Сита
26. Исповедь Сита - 2
27. Над Татуином
28. Resurrection
29. Когда останется лишь слово в разговоре...
30. Цена за свободу - клинком наискось...
31. Голос Памяти / Стена Света
32. Война
33. Я не верю сказкам - лишь мечу в руке...
34. Не нужно звать меня «Добром»...
35. На границе пустоты - все пути в кольцо...
36. Слишком много было дорог...
37. Чистый воздух. Точно чистая смерть...
38. Снег останется - на лицах...
39. Кровь - на губах. Стянула, прочно...
40. Черным прахом стали знамена...
41. Баллада о Втором
42. Шаг вперед - в сугробе по колено...
43. Прощание
44. Песенка для Всех Миров Разом
45. Можешь напиться? - пей...
46. Жить - легко: ты только смейся...
47. Бой окончен. Как режет по сжатым зубам...
48. Горечь в горле запеклась...
49. Эта сказка - как лед, эта летопись врет...
50. Мустафар
51. Не подходи...
52. Дождь
53. Джесс - Даррайту. Межвременье. Который раз - Мысли в Бессонницу...
54. Джесс - Элкоту. Разговор, Который Никогда не Прозвучит Вслух...
55. Джесс. Размышления о Судьбе
56. Джесс. Размышления о Безнадежности
57. Джесс - Даррайту. В Метрополии
58. Вечер на Стелларе
59. Датапад с Левиафана

«Sith Seasons»
Sith Spring

На изъеденном временем тусклом ковре терраклита
Рвется к небу трава ненадежного желтого цвета,
Теплый ветер в лицо мне кидает забытую свежесть,
На пороге стоит корускантское душное лето.
Свернут плащ в изголовье, и лежа на куче обломков
Я лениво ищу в вышине, где кончаются стены...
Мастер мне говорил: «Безмятежность для ситов запретна».
Что ж... расплата за это назавтра придет непременно.
Но я знаю другое: в своей принадлежности к лучшим
Я хочу оплатить этот день. Время быстро несется -
Я взойду на вершину, и этой Галактики нитка
Как покорный щенок у сапог моих черных свернется.
И тогда - что останется мне от подобной забавы?
Только в памяти тень, не посмевшая даже присниться...
Где-то там наверху, над массивом металла и камня
Тусклый солнечный луч зажигает улыбки на лицах.
Корускант, Корускант... не судьба тебе освободиться
От людей, от шагов, от досужих вопросов и взглядов.
Я укутана в Тьму, я сумела почти раствориться
И не видя меня, две фигурки устроились рядом.
Жаркий шепот... Великая Сила, какая наивность!
Не замечена в метре адептами юными Света
Я гляжу, усмехаясь, как пара влюбленных джедаев
Обо всем позабывши, свои нарушает обеты...
(20 июня 2003)

«Sith Seasons»
Sith Summer

Безжалостное солнце, безжалостный песок,
Мой черный плащ от пота свалялся и намок,
Безжалостные сполохи зеленого клинка,
И Мастер, не стремящийся щадить ученика.
В бою против джедая я мира рву канву,
Уже не понимая - за счет чего живу,
Но росчерками алого сплетается броня
И Повелитель холодно взирает на меня.
Сидит, не принимая участия в бою,
А я уже не знаю, как долго простою,
И фраза оставляет вкус крови на губах:
«Учитель, отчего я испытываю страх»?
Ответная улыбка похожа на оскал:
«Я полного бесстрашья тебе не обещал.
Тотальное бесстрашие - погибель для бойца,
А я не собираюсь выращивать глупца.
Вот так, пожалуй, лучше: я вижу гнев в глазах.
Да, ты уже сумеешь пройти сквозь этот страх,
Сумеешь переплавить в неистовство его,
И Силу взять для боя из гнева своего».
Безжалостно дыханье из легких выбил жар.
Уже пропущен первый терзающий удар,
И от слезы невольной стянула кожу соль...
«Учитель, отчего я испытываю боль»?
И словно боль приходят ко мне его слова:
«Страдание - есть свойство живого существа;
А остротой эмоций не каждый наделен:
Существ, живущих полно - один на миллион.
И боль - твоя расплата за эту остроту,
Но лишь она сумеет поднять на высоту:
Довольство не заставит тебя идти вперед.
Возьми же те уроки, что боль тебе дает»!
Во рту застыла горечь, по лбу стекает пот
И мой противник тоже дыханьем воздух рвет...
А сердце - словно молот: пробить желает грудь...
«Учитель, отчего мне так труден этот путь»?
Взгляд из-под капюшона, и в голосе - металл:
«Что жизнь не будет легкой, тебе я обещал;
Цель сита - стать сильнейшим, и многое отдать
Придется, чтобы Силу с собой в одно связать.
Быть лучшим среди лучших - путь не для слабаков,
«Тьма легче» - это сказки для юных дураков.
Нет ничего задаром. Но мощь придет к тому,
Кто станет совершенством в своем пути во Тьму».
Пылающее небо нависло надо мной
И выжигает что-то в душе палящий зной.
Беззвучно... только воздух губами теребя:
«Учитель, отчего я теряю часть себя»?
И лишь немногим громче звучит его ответ:
«В душе у всех живущих сокрыты Тьма и Свет.
Тьме жалость и наивность назначены ценой
Путь Света отбирает возможность быть собой.
Жизнь - это путь по бритве, день - это бой в войне.
Потери неизбежны, вся разница - в цене.
Лишь в смерти неизменность возможно получить,
Но на любой дороге - приходится платить».
Безжалостное солнце, безжалостный песок,
Застывший без движенья иссушенный мирок,
Лишь марева дрожанье и тени чуть ползут,
И три живых фигурки в тягучести минут.
Почти на грани чуда, уже на грани сил
Удар, что мой противник неловко пропустил,
Теперь, застыв от боли, он скорчился у ног,
И замер возле горла алеющий клинок.
Его глаза спокойны, в моих глазах - пожар,
Пора. Забыть про жалость и нанести удар...
Сражаться с безоружным... приходится платить...
Всего одно движенье, что надо совершить.
Я криво улыбаюсь: я знаю наперед -
Сейчас мой Мастер встанет и ближе подойдет,
Застынет за спиною одною из теней,
Беззвучно рассмеется и скажет мне: «Добей».
(июль - сентябрь 2003)

«Sith Seasons»
Межсезонье

Свежевыпавшим был снег, белым...
А запекшаяся кровь - черной.
Даже тут встречались Свет с Тьмою,
Даже тут они сплелись в схватке.
Синий цвет одних клинков - холод,
Алый цвет других клинков - пламя.
Ощущение придет жаром
От забытого давно лета
Лишь на миг. Потом удар боли
Ослепит, уйдет... и я снова
Вижу чей-то проблеск глаз желтый,
Вижу тени от плащей рядом,
Вижу в воздухе клубы пара,
Межсезонье: не зима - осень...
Не смотри в мои глаза, рыцарь:
Не из тех я, кто уйдет к Свету.
Я дарю тебе кусок лета...
Смерть впридачу? Извини, бонус.
Два пути на миг сошлись вместе -
Только Темному идти дальше.
Перепутанные рвать нити,
Обжигающий глотать воздух,
Только искоса считать, быстро
Тех, кто танец завершил смерти.
Свежевыпавшим был снег, белым
Сколько лет назад? Века? Или
Только час? Когда игрой судеб
Межсезонье нас свело вместе...
(05 - 06 февраля 2004)

«Sith Seasons»
Sith Autumn

Только пламенем осень прикоснулась к листве,
Только капелька крови затерялась в траве,
Только доля секунды, чтобы жизнь оборвать,
Я умею прощаться. Не умею - прощать.
Слишком давним был выбор, стало прошлое сном;
В зеркалах отраженье с повзрослевшим лицом,
И давно - даже память истончилась, как дым -
Нету той, что сменила свое имя моим.
Это плата за силу. За свободу в себе...
Доля слабых - смиряться, не перечить судьбе,
Каждый день- испытанье, каждый миг - на краю...
Только сильный по праву выживает в бою.
Говорят, мы жестоки. Жизнь - жестока вдвойне.
Нету места игрушкам на реальной войне,
Нету места для сказки средь реальных смертей,
И пускай мы циничны... быть наивным - страшней.
Обыватели слепы. А ведь правда - стара:
Нет и тени преграды на пути у добра,
Благо все оправдает: не убийца - герой!...
Нам хотя бы не надо лицемерить с собой.
Да. Ничто не дается без уплаты цены:
Мне пришлось научиться нападать со спины -
Мастер был непреклонен: «Бой - не сфера святых:
Лишь один в поединке остается в живых».
И пришлось научиться выжидать и терпеть,
Стиснув зубы от гнева. Никого не жалеть:
Состраданье - не благо, ошибается Свет...
Там, где жалость приходит - уважения нет.
Мастер был непреклонен. И жесток, как всегда.
Я училась терпенью, выжидая года,
Я училась свободе - от нее в двух шагах,
Я училась сражаться - на реальных врагах.
Я умею прощаться. Не умею - прощать.
Только Мастер... и рана в черной ткани плаща,
Только джедай... с прожженной, черной дыркой в груди,
Что ж... в любом поединке - выживает один.
(02 марта 2004)

«Sith Seasons»
Sith Winter

Свет. Зимний снег, белизна, чистота и стерильность,
Холод, мертвящая стужа, как ярко и смерть за спиной.
Лютое слово «добро» , оно жестко и остро как скальпель,
Срежет все лишнее и отмахнется: «во благо...» ,
Срежет способность испытывать страсть и сомненья,
Все, что могло быть твоим и могло быть тобою.
Только покой убегающий в стылую вечность,
Лишь безмятежность, сковавшая сердце, как лед.
Тьма: без границ, без конца, сгусток крови: багровый и черный.
Внутренний, темный огонь, пропустить сквозь себя это пламя..
Чувствовать так интенсивно даровано редким...
Можно ли взять что-нибудь не отдав от себя?
Силу черпать изнутри - лишь для тех одиночек,
Кто разгорится как феникс, чтоб вновь возродиться,
Слабым не место средь лучших из лучших, их пепел -
Плата за гордое право коснуться огня.
Капельки крови на белом сугробе проплавив его хоть чуть-чуть отодвинули зиму.
Сердце в обугленных шрамах, в ладонях, обтянутых черною кожей перчаток.
Пламя внутри, отогревшее там, где замерзнуть навеки так быстро и просто,
Пламя со мной, а я в нем.
(11 - 17 октября 2002)

«Sith Love»
Flame (Sith Love)

«Любовь - это солнце, которое видит закат...»
А. Башлачев

Багрово-черное вино,
Все решено уже давно,
Багрово-черен цвет у Тьмы
И наше пламя.
Кто врал тебе насчет любви?
Она у каждого в крови,
И вот теперь ты пьешь ее
Как смерть в стакане.
Любовь джедая - как свеча,
А наша - зла и горяча,
Жестока, словно свет двух солнц
У Татуина.
Мне безразлично, кто она,
Но за любовь - одна цена,
И что-то значит - лишь цена,
Отнюдь не имя.
Мой Ученик, ты удивлен?
«Сит человечности лишен,
И значит, он лишен любви» -
Ты в это верил.
Но мы - безжалостный народ,
Любовь лишь слабость принесет,
И слабость эту каждый враг
Уже измерил.
Мне неподвластно запретить
Любое чувство. И любить
Ты можешь хоть весь этот мир,
И до могилы.
Но, мальчик - как ты ни влюблен,
Сегодня рейс на Ондерон,
И планам помешать моим
Любовь не в силах.
Тебе решать - уже сейчас.
Любить? Остаться среди нас?
Всю жизнь свою отдать за страсть
Бездумно-пылко?
Так ты решил лететь? Ну что ж,
Разумно. Прежде чем уйдешь,
Противоядие возьмешь
Вон в той бутылке.
Не ждал? И мудрость древних книг:
«Слаб Мастер, если Ученик
Себе позволит слабым быть»
Уже отринул?
Злись на меня, тоскуй по ней -
Боль сделает тебя сильней,
А не убьет. И я шепну
С усмешкой в спину:
Жизнь, как цветные осколки - порежет ладони,
Счастье - лишь призрак, который никто не догонит,
С каждой секундою что-то внутри умирает,
Слишком уж сильно мы чувствуем. Все прогорает.
(05 ноября 2003)

«Sith Love»
Sith Love - 2

Припав на одно колено,
Ты в пол глядишь без сомнений,
А я тебе постепенно
Рисую план разрушений.
Молчишь. И только киваешь
На мой поток указаний.
Конечно... ты же не знаешь
О сути таких заданий.
Эх, преданность...Что за сила -
Доверие тех, кто любит!
Сколь многих она сгубила?
Сколь многих еще погубит?
Идешь - без мыслей, без споров,
Осмелившись улыбнуться...
На миссию. Из которой
Тебе уже не вернуться.
(25 сентября 2004)

«Sith Love»
Sith Love - 3

Есть два пути во Тьму:
С рожденья - и от Света.
Ты спросишь «Почему???»
Не слушая ответа.
Прощаясь - не солги...
Горчащий в горле воздух,
Судьба под сапоги
Кладет мне щедро звезды.
И я по ним иду:
Сквозь гнев, сквозь кровь, сквозь Силу,
Сжигая на ходу
Все то, что ты любила.
Жестоко. Не боясь
Терять во имя цели.
Как я горю, смеясь,
У смерти на прицеле!
Любовь - не та цена,
Чтоб выбор ей измерить.
Вся жизнь моя - война...
А ты мне смеешь верить.
Как я горю... в кольцо
Сплетаются объятья,
Как Свет - твое лицо,
Как Тьма - оттенок платья.
И лишь на дне души
Отчаянье застыло:
Влюбиться в миражи...
Вот все, что с нами было.
Пусть капюшон плаща
В глазах укроет пламя,
И я шепчу «Прощай»
Озябшими губами.
Мгновенье тишины,
Что смоет ярость боя...
Я не вернусь с войны -
Война придет за мною.
(28 февраля 2005)

«Правило Бэйна»
1. Толи Слишком Рано...

Толи слишком рано, толи слишком поздно
Мы с тобой родились в этом мире звездном:
Нет давно того, что нам легенды пели -
Только тень сражений, только тень Империй.
Вот реальность наша - пей ее как чашу:
Стань незримой тенью, научись терпенью,
Все для выживанья - вот девиз последних.
И тебе нет равных, лишь один - наследник.
И одна надежда - ждать и ненавидеть,
Даже тень победы - не судьба увидеть,
Я-то знаю: будет... но душа - как рана.
Может - слишком поздно. Может - слишком рано.
(22 июня 2004)

«Правило Бэйна»
2. Путь, Назначенный Судьбой...

Путь, назначенный судьбой,
Я найду на нем победу.
Зря надеетесь, герой:
Наша песенка не спета!
Нас пытались истребить,
Мы же рвались из могилы...
Ой, не Светлым нас судить,
И делить живую Силу.
Невозможен Свет без Тьмы.
На губах, до крови стертых,
Лишь смешок. И снова мы
Возвращаемся из мертвых.
Выживание на вкус
Нам с рождения знакомо:
Мы сдавали этот курс
С алым саберным дипломом.
А в науке выжидать
Кровь была ценою знаний,
Что ж... судьба не может дать
Непосильных испытаний.
Не надейтесь зря, герой,
И в паденье Тьмы не верьте:
Этот мир - пока живой,
А покой присущ лишь смерти.
(21 марта 2004)

«Правило Бэйна»
3. Нас нет...

Нас нет. Нас не было - и нет,
Мы только тень в потоке лет,
Лишь отзвук в памяти миров,
Лишь шелест позабытых слов,
Лишь ярость отгремевших битв,
Лишь смех проклятий, всхлип молитв,
Лишь рана в Силе, кровь во Тьме,
Мы те, кто выжил на войне...
(май 2006)

Дерзкая Песенка

Лукас, ты не прав - не так все было. (с) ?

Не святые, не герои, но на выбранном пути
Мы по самой тонкой грани исхитряемся пройти,
И пускай у этой сказки приближается финал -
Не достали нас торпеды, сейбер жизнь не оборвал.
Прописал нам автор гибель, заплетая строчек вязь,
Но полынно-горький воздух мы глотаем не давясь,
И в пожаре этой бойни довелось не нам сгореть...
А по всем законам жанра - полагалось умереть.
Мы «неверный» путь избрали, нету шансов у «плохих»...
Бластер черные отметки выжигает на других,
И под носом звездолета расплескался млечный путь.
Мы создателя нахально исхитрились обмануть:
«Не за то» мы и «не с теми» - но пока еще живем.
Это в сказках побеждает то, что он зовет добром,
А в реальном жестком мире виртуальность не в цене -
Мы покойники в рассказах? Но живые - на войне.
Лишь наивный верит сводкам и списал нас со счетов,
Был наш путь - веленьем сердца, что сильнее власти слов,
А поскольку смерть не тронет тех, кто с нею >заодно -
Завтра новый день настанет. Здесь. Для нас. «Давным-давно...»
(01 декабря 2003)

Clone Soldier DX-35

В этом мире льется вечный дождь с неба.
На других мирах я никогда не был,
В этом мире есть один лишь цвет - серый,
Только тучи, только море без меры.
Лезет влага в сочлененья доспеха..
«Тридцать пятый! Подтянись, неумеха!»
Я хочу на мир, где вечное лето,
Лишь песок и никакой воды нету.
А вокруг меня одни мои лица,
Зеркала, где так легко раствориться,
Я хотел разбить все зеркала - разом,
Но нельзя... я подчиняюсь приказам.
Где-то очень далеко есть планеты,
На которых обитателей нету,
Управляемым рожден я? Так что же -
Там приказывать никто мне не сможет.
Может, завтра улечу я отсюда
И увижу небывалое чудо -
Просто солнце, о котором мечтаю...
«Тридцать пятый! Дан отбой!» Засыпаю.
(03 декабря 2003)

Для Простого Человека...

Для простого человека
Разница невелика:
Ребеля или имперцы -
Лишь бы жизнь была легка.
Он - обычный работяга,
Головы не забивал,
Канцлер или Император
Там, в столице, правит бал.
День - завод, а ночь - кантина,
Вот и все пути его,
Для него не изменилось
Ровным счетом ничего.
Это просто перестрелка,
Выстрел бластерный шальной,
И - прохожий. Шел с работы,
Предвкушая выходной.
И - расцветилась рубашка,
Черным выжженным пятном.
Кровь - цена любой свободы,
Будь хоть трижды не при чем.
Ах, локальная победа,
Ах, локальная цена...
Смерть - сестренка революций -
Дань свою берет сполна.
А покойникам едино
Чья победа, кто герой,
Тирания ли, свобода,
Чей был выстрел роковой.
Всей-то славы - строчка в сводке,
Да и той он не искал...
Вот и вся простая сказка,
Вот и весь простой финал.
(22 мая 2003)

* * *

Пять строчек Кодекса, пять нот -
В симфонию покоя.
Блажен, кто верует: убьет
Недрогнувшей рукою.
Блаженна... нежить. Смерти нет?
И жизни - тоже нету.
Нет страсти. Хаоса. Нет бед...
И - душ. В потоке Света.
(декабрь 2005)

К рассказу Танаки «Шми»

Сбивается - слово, дыхание, ритм,
И нет: ни желанья, ни силы кричать.
Проклятием было - тебя отпустить,
Проклятием стало - тебя повстречать.
Считать, что не должно рабу - отвергать,
Свободу. Единственный призрачный шанс...
Проклятье... проклятие - так вот стоять
Под Светом - спокойных, лучащихся глаз.
Мальчишка... был яркий. Чумазый. Живой...
А здесь... Лишь покой, и покой, и покой...
(13 марта 2006)

«Империя»
Ему Говорили...

Ему говорили «Зачем тебе флот?
Вкушай земные плоды.»
А он усмехался, глядя вперед:
«Чтоб быть со смертью на ты».
Ругался отец, тихо плакала мать,
И спорили до хрипоты:
«Найдутся другие, кому воевать,
Зачем быть со смертью на ты?»
А голос сердца трудно унять.
По зову своей звезды
Он ткань пространства уехал рвать,
Живя со смертью на ты.
«Мы черные хищные птицы войны» -
Он пел, зажимая лады:
«Но кто будет птицами, если не мы?
Кто будет со смертью на ты?»
В неравных боях платились долги,
Пустели наши ряды,
То делали, делали в вечность шаги,
Те, кто со смертью на ты.
Когда вокруг крейсера он выводил
Вираж, дырявя щиты,
Его отправил лихой крестокрыл
К той, с кем они были на ты.
Это наш мир - пусть не рай земной,
И не у всех в чести.
Это наш выбор - идти войной,
Чтобы его спасти.
Это друзья, чей ранний уход,
В сердце выжег следы.
Это судьба - команда на взлет,
И быть со смертью на ты.
(27 мая 2003)

Позови Меня Гулять в Небесах...

Капитану Йокелу Карнби посвящается...

Позови меня гулять в небесах,
Там где росчерками выстрелов - бой.
Как подарок новый день на часах,
Для того, кто дышит этой войной.
Разрушение подобно любви,
Но расставила все честь на места -
Мои руки аж по локоть в крови,
Моя совесть безупречно чиста.
Выжег сумерки безжалостный Свет,
Но ему в лицо мы кинули прах:
Это горечь наших дерзких побед
Оставляет рваный шрам на мирах.
Смерть в дефлекторы скребет коготком -
Мол, в могиле лишь порядок и мир...
Кто-то в зеркале, кто мне не знаком,
Поправляет этот серый мундир.
Не заглушишь голос долга в сердцах,
Не отнимешь права биться с судьбой...
Позови меня гулять в небесах:
Я не знаю, что такое покой.
(02 января 2004)

* * *

Это снизу, на планете, звезды словно огоньки,
А на самом деле звезды - горячи и далеки,
Но опять, как будто в детстве, упиваешься мечтой
Огоньки схватить ладонью, самому ли стать звездой...
Справа - ад, слева - рай.
Кем ты станешь? Выбирай.
Путь нелегок за мечтой -
Чем оплатишь выбор свой?
Детство - глупая эпоха: время тех, что в стороне,
Вырастая, выбираешь, кем ты будешь на войне,
И пока подбитый ребель вяло падает к земле,
Звезды - это просто точки на тай-файтера стекле.
Справа - ад, слева - рай,
С кем ты вместе? Выбирай.
Что отдашь, чтоб стать звездой -
Чем оплатишь выбор свой?
Безымянная планета, безымянная звезда,
Где-то сбоку - разрушитель, что забросил нас сюда,
Словно звездочка взорвался наш ведущий из звена,
Может, здесь подстерегает и меня моя цена?
Справа - ад, слева - рай,
Ты с судьбою не играй,
У фортуны нрав крутой -
Чем оплатишь выбор свой?
Звезды... звезды разных марок рвут друг друга на клочки,
Словно звезды на панели угасают огоньки,
Провидение так долго сберегало от беды..
Истребитель, кувыркаясь, мчится в сторону звезды.
Справа - ад, слева - рай,
Повезет ли? Не гадай...
Космос гасит позывной -
Оплачу я выбор свой.
Это только в раннем детстве мир - понятный и простой,
А взрослея видишь горечь за любой своей мечтой,
А взрослея видишь смерти за любым стремленьем ввысь...
Я - звезда!... На две минуты: всю оставшуюся жизнь...
Справа - ад, прямо - рай....
(27 октября 2004)

Каждый в Star Wars'е Ходит Особо...

Каждый в Star Wars'е ходит особо:
Hосят джедаи бypyю pобy,
Ситы, глазища пpикpыв капюшоном,
Ходят всегда в ослепительно чеpном.
Феpмеp одет в домотканных наpядах,
Эвоки ходят в штанишках мохнатых,
Штypмовики ходят в панциpе белом,
Вyки - в обоймах на голое тело,
Кyльный доспех - Бобы Фетта отличье,
Йода бpедет в оpеоле величья,
В pыжем - повстанец yходит на взлет,
В сеpом затянyт импеpский пилот,
Тонны косметики, шpам на гyбy -
Это пpикид коpолевы Hабy,
Ходят тyскены в имплантах и тpяпках,
Роботы ходят в блестящих заплатках,
Hосит pога каждый взpослый забpак...
И без одежды - лишь бедный саpлакк.
(13 октября 2002)

Стих про Вуки

Вуки тоже ЧЕЛОВЕК!
(Хэн Соло-Фетт)

Он вчеpа лишь с пальмы слез -
Хочет в космос позаpез!
Пpибежал на космодpом,
Ставит там вопpос pебpом:
«Hе хочy влачить свой век
Я на Кашyyке,
Вyки тоже человек!» -
Заявляет вyки.
Вyкин яpостен оскал,
Испyгался пеpсонал:
Вдpyг повыpвет pyки!
Улетает вyки.
Как свеpкающий бpильянт
Завлекает Коpyскант,
Вyки по немy шагает
Мегаполис покоpяет.
В паpикмахеpской изpек:
«Сделаю пpическy!
Вyки тоже человек!» -
И сломал pасческy.
Паpикмахеp недоволен:
С вyки споpить он не волен.
Вyки вымыт и побpит,
Кpасным моpдочка гоpит.
Вyки твеpдо знает цель:
Пеpвым делом он - в боpдель,
Подцепить себе девицy
И pазвpатом насладиться!
Побелевши точно снег,
Пpочь бегyт девчонки,
«Вyки тоже человек!» -
Вслед pычит он гpомко.
Hо девицы с места - в pысь
И не без пpичины:
Хоть пит-дpоидом зовись,
Размеpчик-то вyчиный!
Так в интимнейших делах
Потеpпевши полный кpах
Он pешает воевать-
Госyдаpство защищать!
Пyсть по швам тpещит доспех,
Гнyт оpyжье pyки -
«Вyки тоже человек!» -
Объявляет вyки!
И yчасток пpизывной
В яpости гpомит святой:
Ущемляются пpава -
В шлем не лезет голова!
Под пpикpытьем гpада пyль
Пpоpывается патpyль -
И геpой наш в тесной, yзкой
Маpинyется кyтyзке.
Дал постичь емy пpимеp
Гоpькие наyки:
В человеческой тюpьме
Hе pазогнyться вyки!
И от скyки на стене
Он выводит стpочкy:
«Я совсем не человек,
Вyки я. И точка.»
(06 июня 2003)

Похищение Шми

Шевеля глазным имплантом
Мимо фермы белых стен
На большой косматой банте
Ехал маленький тускен.
Вдруг тускен увидел ясно:
Дева жнет серпом грибы.
Он ее возжаждал страстно,
В том была рука судьбы.
Ну и что что не невинна,
Ну и что что не юна!
Он ее в седло закинул:
«Мне нужна одна она!»
Шпорой, встроенною в пятку,
Тронул банту за бока,
И умчался без оглядки
В вихре пыли и песка.
(2002)

«Sith Diary»
В Плену

Не подняться мне и не убежать,
Не сорваться со стены - за мечом,
Даже веки нету силы - разжать...
Просто - ящерка над левым плечом.
Меховой пушистый желтый комок,
Скалишь зубки?... Вспоминаешь свой Миркр?
Неудача - мой последний урок,
Мне и ей... одной тюрьмой - этот мир.
Всей-то разницы - в комфорте оков,
Ну а так - на той же стенке висеть.
Эй. Сотрите мне хоть кто-нибудь кровь!
Только с глаз... я так хочу посмотреть...
Взгляд один - на камень. Два - на огонь,
Танец пламени в горячих углях...
Как смешно и старо. Ногти - в ладонь...
Три - на сумрак, что забился в углах.
Вот и все... и здесь закончится путь,
На моем плаще - сто тысяч дорог,
Вбились пылью... мне бы просто уснуть...
Боли нет, есть сила... жаль...я не смог...
(07 февраля 2005)

* * *

Порождения ночи - мы горим на Свету,
Тратить жизнь - так беспечно, догоняя мечту...
Оплатить все дороги - прошлым или душой,
Оплатить свое право оставаться собой,
Оплатить своей болью свое право гореть,
Оплатить... все что нужно, чтобы не умереть,
Пепел - лучшей валютой... Но как горько - платить...
Дайте силы забыться: я не в силах забыть.
(05 марта 2005)

«Исповедь Сита»
Исповедь Сита

Скажи мне зеркало, кого в тебе увижу?
Мне так легко, когда я ненавижу,
Наш мир - театр, играют люди роли...
И весь мой гнев - забвение от боли.
Играют роли, мы опять как в сказке,
Но я ищу лицо - а вижу маски,
Но я ищу тепло - а вижу холод,
Но весь мой мир кусочками расколот.
Я знаю. Вкус побед - и вкус прощаний,
Любовь, предательство, ненужность оправданий,
И пустоту. Она одна вокруг, на годы.
Неужто боль... цена любой свободы?
(08 сентября 2004)

«Исповедь Сита»
Исповедь Сита - 2

Жизнь - это бой...
...без правил и без конца, до самой смерти...
Я буду сражаться - пускай: день за днем,
Без права на отдых... По жилам огнем
Горит... что еще не сгорело во мне?
Я буду сражаться... вся жизнь: как в огне...
И росчерки смерти - друзьям и врагам....
За что? За себя... Я плачу по счетам,
Своим и чужим. И пытаюсь дышать
При каждой потере. Учусь не сдавать
Последние силы на милость судьбе...
Учусь обретать эти силы в себе -
Зачем? Я не знаю... Вселенной - назло?
Учусь равнодушно смотреть на стекло
С моим отраженьем. В душе не искать
Обломков надежд... Я учусь танцевать
На этих обломках с циничным лицом,
Учусь верить сказкам с печальным концом:
Так было, так будет - смыкается круг...
Несбыточной горечи мира вокруг...
Оплавленным шрамам на месте сердец...
Я буду сражаться... иначе - конец,
Допустишь слабинку - и смята броня.
Я вижу, как мир обнимает меня,
Ломает мне ребра и хочет сожрать...
Но я выживаю... опять и опять...
(24 апреля 2005)

Над Татуином

Я сказал тебе «Вернусь» и солгал,
Не вернулся я... на день заскочил,
Не успел... Хотя всегда успевал,
Но свободы не хватило и сил.
Здесь по-прежнему - песок и песок,
Ослепительный двухсолнечный свет...
Ненавижу. Дал когда-то зарок
Уничтожить сто подобных планет.
Верить в родину - не бывшим рабам.
Впрочем, как же это было давно!
Слишком долгим был мой путь по мирам,
Слишком многое прожить суждено.
Это прошлое - уже не мое,
Эта жизнь уже сгорела дотла,
Я б, наверно, и не вспомнил ее...
Да погоня вот сюда привела.
Я и сам бы мог отправиться вниз,
Только смысла в этом не отыскал...
И откуда эта странная мысль,
Словно что-то я сейчас потерял?
Нет... пусть труперы помесят песок,
Пусть свидетелей удел умереть...
Двадцать лет - вполне достаточный срок,
Чтобы призракам в глаза не смотреть.
А небось бы не узнала - таким,
И прошла не оглянувшись, легко...
Лишь опять - плывет, плывет Татуин
Под ногами. Далеко-далеко.
(03 декабря 2003)

Resurrection

There is no pain where strenght lies.
Darth Maul

Пора. Учитель ожидает.
Но как жестоко пробужденье!
А смерть... покорно отступает
Перед застывшей рядом тенью.
Судьба... она всегда смеется...
Я рвусь обратно в бессознанье.
Глядишь? Как твой аппрентис бьется
В попытках обрести дыханье?
Отчет? Сожженными губами?
Сквозь боль? Сквозь легкие в пожаре?
Да, Мастер. Бывший мой наставник.
Да... разыскал... На Мустафаре.
И за минуту - жизнь на грани,
И кровь в висках багровой дрожью.
Предательство так сильно ранит...
Ее любовь... все было ложью!
А взгляд у Светлых... точно льдинка...
Добро не терпит... сожалений.
Лишь под ногами - паутинка
Мостков без всяких ограждений.
И бой, и ярость без границы,
И тот удар, что смерть приносит.
Смешно... что я не смог решиться,
А он - легко его наносит.
Так вот каков приказ Совета:
Убийство - а не возвращенье?
А где-то снизу... море Света
Ладонь подставило паденью.
Мой крик из лавы рвется к краю,
Скалы. Щека в полосках соли,
А я... пока еще не знаю,
Что там, где сила, нету боли.
Цена свободы в этой сказке -
Обрубок тела под доспехом.
И невозможность жить без маски,
И что-то с голосом и смехом,
В гортани трубки, тонкий провод...
Ах, вот как? Модулятор речи?
Эй, Мастер - а зачем оковы?
На случай «спятил от увечий»?
Не все? Чего еще предложит
Несчастья урожай обильный?...
НЕТ! И ребенок?!! Быть не может!!!!!
...
Что ж...я...стерплю. Я сит... я сильный.
Но как горит душа, Учитель!
Как - жизнь назад - сгорало тело...
- Лорд Вейдер?
- Да, мой Повелитель,
Скажите...что я должен сделать.
(06 января 2005)

* * *

Когда останется лишь слово в разговоре,
Когда свернется боль - как кошка в коридоре,
Когда тебя убьют одним последним взглядом,
Когда лишь ветер рвет плащи на тех, что рядом...
И лишь душа - прицел в осеннем тире,
И меч в руке - огонь в холодном мире,
И в сердце гнев, и предвкушенье боя...
И Тьма с тобой. Она всегда с тобою.
(16 ноября 2004)

* * *

Цена за свободу - клинком наискось,
Без стона, лишь взглядом... последняя злость.
Падение в лаву ли, шаг в кислоту...
А выбор... ведет по-живому черту.
И рвется сраженье - из мира идей
Стеной отторженья во взглядах друзей.
И пламя по джунглям, и Света стена...
Победа для Светлых? Для Темных - цена.
(13 января 2005)

Голос Памяти / Стена Света

Свет встает вокруг стеною,
Режет, рвет на части душу...
Кто мне лгал: «Идем со мною,
Я спасу, а не разрушу?»
Кто мне лгал? - затерто смертью...
Кто вокруг? - не вижу лица...
Только воля... тонкой сетью,
Мне мешает раствориться
В мутной пленке бессознанья,
Милосердном покрывале,
Что смахнет воспоминания:
«Нет эмоций... нет печали...
Нет - ни ярости, ни страсти,
Нет - ни гнева, ни волненья.
Нет - могущества и власти...»
«Помнишь?» - рвется сквозь забвенье.
Помнишь - год перед войною?
Промелькнул... как будто не был...
Помнишь - гулкий шум прибоя,
Скалы, рвущиеся к небу...
Помнишь?.. - с радостью смеялись...
Помнишь? - каждый день был боем,
Мы поспорить не боялись,
Ни с врагами, ни с судьбою...
Помнишь Тьму в своих глазницах?
Сталь меча в своей ладони?
Помнишь... ночью, как забыться,
Ты шептал себе: «Запомни...
Этот миг. Их будет мало,
И они - не повторятся...»
Помнишь?.. боль не отпускала...
Помнишь?.. ты ушел сражаться...
Боль... горчащей темной чашей
Гнев - лекарство избавленья...
Нет судьбы: решенья наши
Все меняют за мгновенья.
Чьи-то губы... та, другая...
Вкус предательства и страсти...
И коварства: «Я ль не знаю,
Что от мести - шаг до власти».
Власть... смешно. Но ярость схватки...
Бьется ненависть, как птица!
Жить... так полно... Без оглядки,
Без предела, без границы...
Жить - не ведая запретов,
Что отринул в одночасье!
Даже воздух... запах ветра
Рвущий легкие на части.
Тьма - презрением к бессилью,
Свет - отвергнутым покоем,
Даже плащ твой... будто крылья
Колыхался за спиною.
Даже плен на поле брани
Был коротким и жестоким,
Даже кровь текла из раны
Алым, яростным потоком...
Даже суд - писклявым фарсом.
Дерзкий взгляд в пустые лица,
Приговору - улыбаться:
«Да, конечно: сит... убийца...
Как? «Не счесть деяний черных»?
Мило. Пафос торжествует?
Это - время непокорных,
Кто - живет. Не существует».
И ухмылка - там, у входа:
- «Им? Найти на нас управу?»
Экзар... гордый твой погодок,
Был Учителем по праву.
Только... рваться из неволи -
Путь к утрате от утраты,
Жить - всегда на грани боли,
Выбор - вечная расплата...


* * *

Тяжесть... «Улик, ты нас слышишь?»
Это... Оссус? Тело... Кая???
Голос памяти... все тише...
Почему я всех теряю!!!???
Свет... слепящий. Слишком больно...
Чистый Свет... уходит Сила...
Голоса... и голос: «Помни...
Помни... Помни!!! Это... было».
(13 апреля 2005)

Война

Мир поделен на части,
Точно кости - на грани,
Только эти - острее
И порежут ладони,
Кубик брошен - на счастье,
И летит, через пламя,
Если я уцелею,
То, возможно, запомню
Эту ночь, как зарубку,
В остывающем небе,
Этот ветер, что рвется,
Мне под плащ - отогреться,
Всхлип... дрожащие губы
Волонтера с Денебы,
Холод звезд, что коснется,
Толи глаз, толи сердца...
Меч: металл рукоятки
Холодком под рукою.
А на грани - тринадцать...
Смухлевала? Не спорю.
Пламя лижет перчатки,
Жизнь - наотмашь войною
И привычка сражаться
Как лекарство от горя.
Не проси... я нарушу
Обещанье любое,
Лишь бы днем: все иначе -
Берсерк, тусклое солнце...
Тьма укроет мне душу
В эту ночь перед боем...
Наливай - за удачу -
Пей до дна. Мы вернемся...
(15 мая 2005)

* * *

Я не верю сказкам - лишь мечу в руке;
Жизнь - всегда апокриф, танец на клинке...
Правда - чаша яду, пей ее до дна,
За любой из Истин - следует война.
Вера вместе с Властью - славят дураков,
Мир - всегда построен на костях врагов
Дрыхнет Смерть на ложе между ног Любви,
Руки Тьмы и Света - по плечо в крови...
Я не верю в слово... двадцать тысяч лет
Наше слово тише маршей в честь побед,
Патокой - по ранам фальшь красивых фраз...
Что для вас - легенда, то война - для нас.
(15 мая 2005)

* * *

Не нужно звать меня «Добром»,
И тыкать пальцем «В нем есть Свет!»
Клинка полоска под ребром
Загонит в сердце мой ответ.
Добро и Зло - игра в слова,
Слова - на ткани пустоты,
Взгляни... Вселенная мертва,
А кто здесь дышит? Я. Не ты...
Не нужно пафоса в речах,
Воззваний... Принимаешь бой? -
Не языками. На мечах...
Достанешь меч? Сразишься с Тьмой?
Смотри-ка, надо же - взяло
Живое. «Это ренегат,
Убить...» А дышишь тяжело,
Старик. Ну кто же виноват,
Что сказки ложь, и ложь в конце...
Под сердце. Как и обещал.
Боль - тенью жизни на лице,
Смерть - как безжалостный финал.
Клинок уходит в рукоять,
Ты так же мертв, я так же - жив...
И тоже... мог бы рассказать.
Но в наших сказках - нету лжи.
(18 ноября 2005)

* * *

На границе пустоты - все пути в кольцо...
Паутиной бытия жизнь впилась в лицо,
Танец... это так легко: сделать первый шаг...
Мир подхватит на ладонь - и сожмет кулак.
Танец - это так легко... Сердце из груди,
Если хочешь не забыть - то не уходи,
Пятна крови сквозь рукав? Что ты! Это ложь...
И не вздумай закричать. Ты меня собьешь.
Танец. Вот - сомкнулся круг... Не ищи слова
И... не вздумай подходить: я уже мертва,
А отсрочка в пять минут - выдана на бой...
Все, кому не повезет - полетят со мной
В бесконечный сон без снов. Росчерк, чей-то крик...
Это слезы или кровь - льют за воротник? -
Дождь... шипенье на клинках... мокрый талый лед
Под щекой... я встану... мне... лишь чуть-чуть... вперед...
(21 ноября 2005)

* * *

Слишком много было дорог -
Запеклись... как нить в янтаре.
Слишком много давних друзей
Провожала я у костров:
Погребальный факел в руках -
Новый крестик в календаре -
Затерялась где-то и я,
Далеко, за гранью зрачков...
Слишком много было побед -
Желтый взгляд в разлете бровей.
Я смеюсь? Конечно, смеюсь -
Запах крови, гарь в волосах...
Слишком много было... Забыть
Тихий шепот: «Поздно. Добей»,
Шерсть плащей - застывшим комком,
Синий лед - на синих губах.
Слишком много - вкуса потерь:
Пустоты под коркою век,
Меж лопаток бьющих клинков
Тех, с кем вместе были вчера...
Слишком просто - не горевать,
Бить в ответ. Подошвами снег
Рвать в бою... Улыбкой - лицо.
Слишком часто - пить до утра,
Разливать в стаканы огонь.
Пару шрамов - можно свести,
Разливать... и залпом - до дна,
Остальные - будут со мной,
Точно метка. Так далеко,
Так давно на этом пути:
Жизнь. Так много было дорог...
Но итогом: смерть или бой...
(10 ноября 2005)

* * *

Чистый воздух. Точно чистая смерть.
Камнем в горле, распирает мне грудь...
Выдох - вдох... запинка. Нужно суметь
Через спазм, на выдох... снова вдохнуть...
Новый приступ - призрак пламени - боль.
Режут щеки злые слезы, как нож.
Через ненависть и горечь... позволь
Гордым быть себе. За то, что живешь.
«Просто...» - смехом отразится от стен
Барокамеры. И треснет ожог...
А всего-то лишь. Подняться с колен,
И судьба мгновенно... спишет должок.
Жизнь стремится - не сломать, так убить
Рвешься к небу? - Падай в пламя, и прах -
Упокойся... Ярость. Хочется жить -
Гордо, полно!!! Горечь. Кровь на губах...
(18 октября 2005)

* * *

Снег останется - на лицах:
На губах, и на ресницах...
Крепко сжатых рукоятках...
На плащах... и на перчатках...
Снег... зима плывет под взглядом...
Разве... был здесь кто-то рядом?
Снег... а слезы - наважденье...
Все, кто были - только тени.
Тени, тени... я не помню -
Смеха... слов... тепла ладоней...
Спирта в кружках... звуков песни...
Мира, где казалось - вместе.
Бьет огонь - в лицо и душу...
Завтра в бой: а я не трушу,
И война - течет по грани,
И потери - нас - не ранят...
Только тени... Снег стеною...
Я одна. Кто был со мною?..
Я не помню... Ложь. Забвенье -
Не судьба... не мне... Лишь - тени...
(15 октября 2005)

* * *

Кровь - на губах. Стянула, прочно...
Листва шуршит под сапогами,
Дыханье - рвется в холод ночи,
Меч цвета льда - встречает пламя...
Смотри, как бой похож на танец...
Глаза-в-глаза, покой и ярость.
Хромаю... Что глядишь, джедаец?
Считаешь - сколько мне осталось?
Считаешь. Знаю, что немного...
Бьешь. Я пытаюсь отдышаться...
Секунду, две... моя дорога
Никак не хочет обрываться.
Не греет Свет в твоих глазницах -
Лишь убивает. Упокоит.
Навек... А капли на ресницах
Ночным дождем - еще замоет...
«Защитник жизни». Не смешно ли:
Покой и смерть - назвать охраной...
Погасит Сила вспышку боли
Там, где клинок проплавил рану.
Удар - на блок. Колючий ветер...
Я тень во Тьме... как кровь на черном...
Покой. И смерть. Ты не заметил,
Что жизнь - подарок непокорным?
Что в гневе - ты не лицемеришь,
Что гордость - не во всех убита...
Скажи... Сейчас ты вправду веришь,
Что защищаешься от сита?
Что благом - можно оправдаться,
И оправдания - не лживы?..
Вдохнуть... сумею... рассмеяться:
Нет пустоты... пока мы живы...
(10 октября 2005)

* * *

Черным прахом стали знамена,
Сколько лет уж как... не считаю.
Победителей и побежденных
Уравняло в славе посмертной,
На коленях старого сфинкса,
Я сижу... в лицо дует пылью,
Только две минуты до боя,
Только солнце - в самом зените.
Красноватость почвы пустыни,
Говорят, здесь духи... не верю,
Все мертво - давно и надежно,
Пустота... и жизнь - стерло тленом.
Ты идешь по каменной крошке,
Низ плаща, метущий по склону...
Ищешь? Зря... Но я не скрываюсь,
Тень усмешки - шрамом на лицах.
Я сорвусь - мятежною искрой,
Два клинка - и красный на красном,
Желтый взгляд - встречается с желтым,
Потанцуй? Со мной напоследок...
Прижигает сабером раны.
Я добью - клинком из железа...
Напоить безводную почву,
Теплой кровью. Как романтично...
Как смешно... о Сила, как глупо!
Я треплю истертого сфинкса
По щеке. Немножечко больно...
Не пойму - в плече или в сердце
Боль от раны. И от которой...
Мы когда-то были друзьями,
Или все - мне только приснилось,
Или только - алые скалы
Все, что есть. Реального в мире...
Впрочем... это что-то меняет?
Ничего. Песчинки сквозь пальцы.
Горечь жизни - вкусом полынным
Так давно... так... прочно со мною,
Вкус свободы. Или полета.
Одиноко? - это расплата...
Обтереть клинок. В голенище
Снова спрятать... сабер на пояс,
Пара глыб - придавит твой плащик
Вот и все, считай, похороны.
И вернуться - к каменным лапам,
Раскаленным солнцем. Уютно.
У меня - полдня до заката,
Корабля... пути к Корусанту.
Слушать ветер. И пирамиды...
Я вернусь. Сюда. Обещаю...
(27 декабря 2005)

Баллада о Втором

Под холодом ночи остыли пески -
В неверной предутренней мгле
Его уложили две грубых руки
На тряпку на голой земле.
Младенец... «Об камень и дело с концом?» -
Брезгливо спросил старший сын:
Любимчик, наследник... и будет жрецом!
А тот... уродился вторым.
Жестокая доля бастардов-щенков -
Сражаться за каждый кусок,
Палящее солнце и пламя песков
Кольцом обнимали зрачок.
«Гаденыш, заморыш... Что сжал кулаки?» -
Родные смеялись над ним.
Он дрался - за слово, за взгляд, за смешки...
Но все же... был вечно - вторым.
Учитель... в глазницах расплавленный лед,
Три шрама от уха до рта...
Ткнул пальцем - «Похоже, что этот сойдет.
Подохнет? - и то не беда!»
За шкирку... кусаешься? И воротник
Под горло... в глазах алый дым...
Пинок...«Ты живой что ли?» - соученик
Смеется: «Ну, будешь вторым!»
«Тьма... это ли блоки? Противно смотреть:
Что нету, что есть - все одно,
В бою ты успеешь сто раз умереть...
А учишься, вроде, давно....»
Он брызгался злостью под коркой бровей...
«Удары... кривой за косым!»
Учитель не лгал... что намного больней -
Он снова... был только вторым.
Не лучший, не худший - не вспомнить лица,
Чуть меньше - чтоб «быть наравне»
Мать с братом делили наследство отца -
Он молча стоял в стороне.
Но - Лорд. И с усмешкой в толпе похорон
Косился сквозь жертвенный дым,
Как брат с однокашником дрались за трон
Решая, кто будет вторым.
А после раздорами рвало Совет,
Империю рвало войной...
«Мы вышли из Тьмы на губительный Свет, -
Писал он: - Что станет ценой?»
... Разгром и зачистка. И каменный прах
Средь голых бесплодных равнин...
Колонии свечкой сгорали в боях,
Тот мир... захлестнуло вторым.
С ученых-алхимиков спрос невелик,
«Что делать... скажи, господин???»
Он только с усмешкой рванул воротник
И вышел к джедаям один.
В подошвы сандалий вбивалась зола,
Меч рвался навстречу другим...
И смерть... поглядев на него, отошла,
Сказала: «Ты будешь вторым».
Вкус крови... и холода... Боль?... - пустяки...
Подняться... минуту - и встать...
Он встал. И стирая грязищу с руки,
Внезапно - пошел хохотать...
Дождь.... ливнем на камни, на тундровый «лес»,
По копоти пленкой - замыть...
А смех... отражался от мерзлых небес
И звезды... боялись светить.
(17 января 2006)

* * *

Шаг вперед - в сугробе по колено,
Бросить взгляд - через плечо, за спину.
Не спешат, смыкают постепенно
Круг... и я тянусь к застежке, скинуть
Плащ на снег. Бой - не за мной... Улыбка,
Дрожь унять, сглотнуть... всмотреться в лица.
Все... так просто: сделана ошибка,
И настало время расплатиться.
Все банально: подведем итоги.
Улыбнуться - вышло. Еле-еле...
Три фигуры встали на дороге,
Две шагнули сбоку, из метели,
Так спокойно... призрачно-лениво...
А зачем? Расклад уже понятен.
Пять клинков. И мой шестой. Красиво -
Только алый. Без зеленых пятен.
Алый, черный... В этой белой каше,
На ветру... Морозом режет кожу...
Шаг вперед... чуть уже круг... А наши
Взгляды и усмешки - так похожи...
Так легко, что лишних слов не надо
Им и мне. - Приказ. Сдаешься - или?
- Ну, конечно, «или», - быстрым взглядом: -
Выбор смерти - мне не запретили.
Выбор... Горло под удар? Сорваться
В бой? Вперед? Ледком стянуло сердце...
Холод, холод... уже круг... дождаться:
Я еще успею - отогреться...
(07 февраля 2006)

Прощание

Я стою у холодного моря,
Я ступаю на мокрые камни,
Рвется ветер в лицо мне - туманом,
Рвутся крики: злых птиц - в злое небо...
Рвется. Сумрак - в открытое сердце,
Рвутся волны лизать мне подошвы,
Рвется плащ за спиной, точно крылья
Рвется... что-то: внутри и навечно,
Так пронзительно... Я замерзаю...
Мелкой дрожью - под мокрой одеждой...
«Все пройдет. Все уйдут. Всех теряешь», -
Шепчет кто-то неслышно мне в спину: -
«Оглянись: сколько было их рядом?
Оглянись... только холод и тени...
Кто сгорел в этих войнах, кто умер
В петле мира - по пьянкам и дракам...
Оглянись! Это плата за силу?
За свободу? Пьянящий вкус боя? -
Нет - гордыню! Презрение к миру,
Нежеланье себя ограничить...»
Шепчет голос мне песенки смерти...
Я стою... я раскинула руки...
И - плюю. Прямо в серое небо,
И сдираю перчатку зубами...
Ледяная вода на ладони,
Ледяным одиночеством - в душу,
Запах соли... и пена прибоя...
И следы на песке замывает...
«Все пройдет. Ты умрешь», - шепчет голос.
Я в ответ пожимаю плечами,
Ежусь, кутаюсь в плащ - и с ухмылкой
По камням, через волны - на берег...
(13 февраля 2006)

Песенка для Всех Миров Разом

На плечах домов - комки снежной ваты,
В этом мире даже мы - не крылаты,
Тяжела одежда - в крови и грязи,
Отморозки, психи, сволочи, мрази.
Жизнь и драка. Заплелись воедино,
Пить до дна и залпом - вкусом полыни...
Веры - нет. Надежд - уже не бывает.
А любовь... она, порой, убивает.
Только гордость глушит слезы бессилья.
Только... черные плащи - чем не крылья?
Только даже боль - не повод для драмы,
Только ночью - не видать наши шрамы.
Переспорить мир лишь мнится - игрою.
А из глаз шибает яростью боя
Пополам с циничным блеском ухмылки:
- В вас есть Свет!
- Ага! Четыре бутылки!
Свет. Кусочек смерти - холодом вдоха.
Что, сблевали? Это тоже неплохо...
Выживать. И что, что бой - без исхода?
У меня есть только я. И свобода...
(28 февраля 2006)

* * *

Можешь напиться? - пей.
Можешь ударить? - бей.
Можешь дождаться? - жди.
Можешь сражаться? - иди...
Белый снег - белый Свет,
Мы прокрасим в алый цвет,
Намешаем на крови,
И дыши-дыши-живи...
На своей, на чужой -
Руку дай, идем со мной,
Позабудь про «не могу» -
Потанцуем на снегу...
Можешь - выжить во лжи?
Можешь вдохнуть? - дыши.
Сила - только внутри...
Можешь взять? - так бери!
Свет и снег - лишь у ног,
Под подошвами сапог,
Намешали на крови,
Ты дыши-дыши-живи...
На своей, на чужой -
Я смеюсь... мне снова в бой,
Пить до дна, бить сполна -
Не кончается война...
Белый снег... белый Свет...
Только знай - смерти нет,
Только жизнь: горький вкус...
Я вернусь. Да - вернусь.
(01 марта 2006)

* * *

... получился разговор.
(с) Джем

Жить - легко: ты только смейся
С каждой раной и бедой,
Не люби и не надейся
И всегда бросайся в бой,
И протянется дорога
Между звездами во тьме:
Злости - много, боли - много,
Ну а слабость - не в цене.
Одиночество? Так что же?
И его глотнем до дна,
Ну а то, что кровь на роже -
Так у нас идет война.
Греет выстрелами воздух,
В плоть вгрызаются клинки,
И в комок сминает звезды
По движению руки.
Хорони решивших сдаться,
Не вставай к друзьям спиной.
Смеха... хватит: рассмеяться
На слова «Идем со мной»,
В лица - всем, живущим в страхе,
В дула - тем, кто на пути,
Смерть? Что смерть? - бывают драки
Из которых - не уйти...
Это не танец - бой:
Скольких забрать с собой?
Пятеро к одному?
Сколько смогу - возьму.
Время замедлит бег...
Плащ полетел на снег.
Росчерк, пока открыт -
Что, джедайчик, болит?
А поклоны - к чертям:
Здесь, джедайчик, не Храм,
Здесь бойцы - не «честны»,
Да. Я бью со спины.
Срезать еще двоих...
Все - не больно: затих.
Срезать. Окончить путь.
Пламя... куда-то в грудь,
Сдержит выстрел броня:
Пламя - не для меня...
Спиртовая горечь лучше
Той, что копится внутри,
Если хочешь слушать - слушай,
Не боишься? - посмотри:
Ткань дорог пролита красным,
И сбивается в комки...
Смотришь?.. Это зря. Опасно
Мне заглядывать в зрачки.
Слишком много. Черной пыли -
Праха выжженных миров,
Выстрелов, что не добили,
Не прикончивших клинков,
Вкуса ярости и страсти,
Злых усмешек, рвущих рот...
Не-покой. Покой не властен,
Надо всеми, кто живет.
Полыхнет огнем наружу,
Звонким хохотом в глаза...
Не смотри... изрежешь душу -
Ни забыть, ни рассказать.
«Еретические взгляды,
Запятнало душу Тьмой...»
Не забыть. Я буду рядом,
Я всегда теперь с тобой...
Скольких... даже в плену
Вслед за собой - возьму...
...
Встану - тенью огня...
В небыть? - не для меня.
(05 июня 2006)

* * *

Бой окончен. Как режет по сжатым зубам -
Воздух...
Будет ночь, и поднимутся искры костров -
К звездам...
Погребальных с походными схоже во всем -
Пламя...
Черным с алым и c тенями на золотом -
Знамя...
Остывают краски дня,
Спирт по кругу у огня,
Пыльный плащ под головой,
Пахнет кровью и травой,
Пахнет летом без конца...
А у судеб нет лица,
И из песни рвется смех -
Смерть прописана на всех...
(08 июня 2006)

* * *

Горечь в горле запеклась,
Злость пронзительно-сильна,
Я бросаюсь, не боясь,
Бить с размаху, пить до дна...
Слово-за-слово? - удар,
Станешь близко? - Получи.
У меня внутри пожар...
Убивай!!! А не кричи...
Убивать и умирать,
Пока есть хотя бы шанс...
Поздно. Время выбирать,
Я не дам, никто не даст...
Звезд холодные зрачки,
Вкус соленый на губах...
Жарко? грудью на клинки?
Страшно? Что такое страх?...
Что такое слезы? Боль?
Добивай. Оставь собой.
(27 апреля 2006)

* * *

Эта сказка - как лед, эта летопись врет,
Этой правды никто никогда не найдет,
Не вдохнет в разнарядку потасканных слов,
На лубочных картинках - лишь тени миров.
Наша жизнь на пределе, и соль на губах,
Безнадежность, замывшая жалость и страх,
Близость тронет теплом - полупризрачный миг...
Вспышка боли... и песня, вобравшая крик.
Хохот, жаркий как пламя. Усмешка: «Налей».
Быстрый росчерк клинка - для врагов, для друзей.
Холод звезд... что встречаем мы холодом глаз,
Пустота... пустота, пустота вокруг нас...
Опьянение жизнью и ярость в бою,
Шаг за грани - и танец на самом краю:
Грязь, летящая в пропасть от черных сапог,
Я смеюсь: видишь, мир - как хотели - у ног!
Лето, бьющее солнцем и мокрой травой...
Черный ком из плаща под моей головой,
Черный ком вместо сердца. А пальцы - в крови...
Я смеюсь, когда мне говорят о любви...
Вечность - путь наизлет... я сейчас упаду...
Кто встряхнул за плечо - «Отоспишься в аду»?
И рука на мече - я не в силах разжать,
Горло сводит от горечи... больно дышать.
Слишком сильно. Перчатка взметнется ко рту,
Смерть, потершись о ногу, рычит в пустоту,
Взгляд - ударом по лицам в глухой тишине...
Это сказка. Лишь сказка. Людей - о войне...
(21 июля 2006)

Мустафар

Ты зовешь меня «братом», я зову тебя «другом»,
И опять наши судьбы замыкаются кругом,
И взрываются боем - то ли быль, то ли небыль -
Раскаленная лава и холодное небо.
Память струйкою пота... это было когда-то,
С криком «Улик, опомнись!» брат шагает на брата,
Два клинка ярко-синим... Смерть - бывает красива?
Ты меня не «спасаешь»? Хоть на этом спасибо.
Мир - имеет смиренных. И ломает жестоких...
Я шагаю кругами, ты бросаешь упреки:
«Зло», «чудовище», «нелюдь, как и твой Повелитель»...
Да. Я дрался. С чужими за своих, мой учитель.
Долг, взывавший к убийству? - Чушь! Никто не неволит.
Пятна крови на черном - обелить не позволят,
Ты! - с кровавым на белом! Кровь, как жидкое пламя...
Оправдания - лживы. Путь мы выбрали сами.
Мы с тобою - убийцы. Как бы нас ни назвали,
Кем бы ни были раньше, кто б ни выжил в финале...
Я - детишек. Ты - «брата». Что ты - плачешь? Смеешься?
Убивать-в-правоте - так легко... Обойдешься.
Режет легкие жаром, ритм колотится пульсом,
Сит ли, джедай... без пятен - никому не вернуться,
Сыплет искрами небо, дым - как дикая птица,
Я смеюсь... над виною, что ты прячешь в глазницах.
Горечь мира... потери - точно огненной плетью,
В прошлой жизни - дуреха, что сыграла со смертью,
В прошлой жизни - учитель с пустотой за словами,
Боль надежд и иллюзий... как хрустит под ногами...
Я смеюсь... Обступают маской гротеска люди,
Эни - в прошлом... А Вейдер - это тот, кто лишь будет...
Я на острие боя - мотылек на булавке:
Я рождаюсь? Я умер? Я живу в этой драке?
Ты зовешь меня «братом», я зову тебя «другом»...
(август 2006)

Не подходи...

Не подходи...
... и гляди - я ударю: уйди...
... и не смей сострадать, помогать, поднимать - я упала?
Убью и с земли - уходи...
А. Не можешь? Ну, хочешь - умри.
...кровь и слезы текут по губам: не смотри...
Я запомню твой взгляд - не прощу, отомщу... На удар
я смогу подползти... не смотри...
...стой спиной.
Не жалей... этот гребаный бой
был проигран. Хотя бы сумей - не жалеть!!!
Ты, паскуда!!! Не стой надо мной...
... я умру?...
...безразлично... лишь в руку зубами... не смей накрывать
плащом... мне лицо...я умру?.. слишком больно ползти убивать...
Уходи.
Хочешь жить - уходи.
Я не сдамся... а то, что мне холодно - ложь... уходи...
Вспышка ярости... в руку летит рукоять,
Очень низким с земли... запах гари и боли...и крики... сумела достать?
Рассмеяться... сквозь всхлипы и дождь на лице... я достала...
...ударом...
...как мало...
...для счастья...
...и то, что мне холодно - ложь...
...
(07 сентября 2006)

«Время Ренегатов»
Дождь
(к повести «Танец в Пламени»)

Дождь бьет в лицо забытым - слезами по щекам...
Ты плачешь, небо? Полно... Зачем грустить по нам,
Не стоят горя судьбы, живущие в войне...
Но ледяные струи - сквозь плащ, и по спине,
И капельками пара на лезвии меча...
И битва. Словно танец... Попробуй не кричать,
Когда случайный росчерк загонит наотмашь
В покой и смерть. Твой выбор... Возьмешь? Или отдашь?
Душа: живое пламя в намерзшей корке льда -
В ладонь. Зачем ты таешь, бездумная вода?
Зачем? Свой мир на горечь проверить хочешь вновь?
Сожми кулак... Осколки изрежут руки в кровь.
Подставь. Под слезы неба - придать ему тепла,
Мы не хотели - в пепел, мы грелись и... дотла.
Доверие... Не верьте: расплата - высока...
Путь от любви до смерти - одна длина клинка.
И дождь - белесой пленкой... одной сплошной стеной
Укроет всех. Меня ли? Сражавшихся со мной?..
Озябших - и сгоревших. Убивших со спины...
А цвет у глаз - как небо: серы и холодны...
(16 - 17 июня 2005)

«Время Ренегатов»
Джесс - Даррайту. Межвременье. Который раз - Мысли в Бессонницу...
(к повести «Танец в Пламени»)

Кружка с чаем греет сердце,
Сон повергнет в прах сомненья,
Снова я... боюсь всмотреться
В мутный морок межвременья.
Я привыкла - безоглядно...
Пить - как вермут - ярость боя,
Быть всегда одна - и ладно,
Заплатить за жизнь - мечтою,
Брать тепло - в своем стакане,
Забываться - в пьяной драке...
И бессонными ночами
Не искать себя во мраке.
Маалхар... и дождь снаружи
Смоет копоть, кровь и маски...
Страшно, младший... Наши души
Режет гранью этой сказки.
Бьемся... точно в паутине,
По дороге в неизвестность...
И молчанье в клочьях дыма
Провоцирует на честность.
Точно пламенем - на зыбкий
Холод внутренней границы...
И не спрятать под улыбкой
Наши истинные лица.
Межвременье. Между-между
Каждый - выглядит иначе.
Что со мной? Моя надежда?
Что с тобой? Твоя удача?
В круг смыкается дорога,
Бой - итог любых стремлений...
А довеском... слишком много
Сигарет и размышлений.
Всем досталось... в полной мере,
Болью... ложью... жаждой мести...
И - эпохой. Межвременье,
Мы... четверка... в перекрестьи.
(06 июля 2005)

«Время Ренегатов»
Джесс - Элкоту. Разговор, Который Никогда не Прозвучит Вслух...
(к повести «Танец в Пламени»)

Я не знаю, для чего мы пришли,
И не думаю, как скоро - уйдем...
Выжить... там, где все до нас - не смогли?
Сжечь себя дотла, танцуя с огнем?..
В бой бросаемся, в бою рождены,
А в покое - тихо сходим с ума.
Только... кто мы? Дети долгой войны?
Только...что мы? Только что это - Тьма?
Наливаешь бренди, мне и себе,
И беседа... стиснет горло, как нить,
К черту!!! Хватит говорить о судьбе,
Слишком страшно мне становится жить...
Одиночество разлито, как ртуть
И въедается внутри, как печать...
Я смеюсь уже на грани... чуть-чуть
Не сдержусь, и буду просто кричать.
Я согреюсь в иллюзорном костре,
И поймаю поцелуй, точно яд.
Даже лучше: все сведется к игре...
У таких, как я, сердца - не болят.
«Думать вредно, Лорд. Особенно - вам...»
...ну а мне - проклятье. Молча кивнуть,
Усмехнуться... Я пол-жизни отдам
За возможность до рассвета уснуть.
(17 июля 2005)

«Время Ренегатов»
Джесс. Размышления о Судьбе
(к повести «Танец в Пламени»)

Судьба - зачем наотмашь бьешь,
Горишь пожаром?
Четвертый день льет с неба дождь
Над Маалхаром...
Четвертый день...четвертый год...
Вторую вечность...
Запишет жизнь в графу «расход»
Твою беспечность,
Запишет бой кому-то смерть
В графу итога...
И не позволит мне взлететь
Моя дорога.
А где-то... очень далеко...
Не под землею...
Мир прост. И дышится легко...
Но... нет покоя.
Но нет покоя, как и здесь,
Для тех, кто - пламя...
И если счастье где-то есть,
Оно - не с нами.
Судьба. Зачеркнута крестом -
За что расплата?
Сейчас - улыбка. Бой - потом.
А слез... не надо.
Пусть алым сполохом клинок,
Душа - во мраке...
И вся Галактика... у ног...
Трофеем в драке.
Кровь Светлых веером плеснет,
Под небосводом,
И смерть мне тихо подмигнет,
Перед уходом.
Как странно... чьей-то стать судьбой,
И жизнь отмерить.
А где-то - мир... И в нас с тобой -
Боятся верить...
(27 июля 2005)

«Время Ренегатов»
Джесс. Размышления о Безнадежности

Забежать попрощаться. Уходя - оглянуться...
Оказалось так... просто. Улететь. Не вернуться...
В бой. Одна - на пятерку... Где взять шанс на победу?
Я ушла в неизвестность, как герои - в легенду.
Не героям - и участь... Значит так все сложилось?
Захватили живою. Даже смерть - отступилась...
Разве сдохнуть красиво для меня слишком много?
Я же честно сражалась... Тьма, за что так... убого?
Если дышишь - надейся, только я... не умею.
А судьбой, точно леской, перетянута шея.
Я смогу улыбнуться - мокрых глаз не заметят...
Тьма... а, к черту. Я знаю: мне никто не ответит.
(22 августа 2005)

«Время Ренегатов»
Джесс - Даррайту. В Метрополии

Отпусти меня в бой - от холодной зимы,
От пронзительной боли в озябшей душе,
Чтобы жаром - клинок, и дыхание Тьмы,
Чтобы тлели снежинки на черном плаще...
Отпусти меня в бой... я совру, что вернусь,
Отойду станцевать на снегу - и домой,
И, конечно, нет риска - я вечно дерусь,
Два трофея - и в Орден. Пусти меня в бой...
Шрам - как росчерк на щеке,
Злость - пульсацией в виске,
Недоучка, дрянь,
Отморозь и пьянь.
Слово «дом»? - Читай: бардак.
Ищешь Джесс? - Иди в кабак:
Либо напивается,
Либо задирается.
Ноль друзей и ноль врагов,
Денег - нет и для долгов...
Тоже мне, печаль:
Сдохнет - и не жаль.
Снег растаял в перчатке... как мало вина,
Чтоб забыться... Глаза сотен звезд надо мной,
Как иголки. Столица... А где-то - война,
И все проще... Братишка... пусти меня в бой...
(31 октября 2005)

«Время Ренегатов»
Вечер на Стелларе

Это не слезы неба - это ливневый дождь,
- Кто?.. - а. Всего лишь ветер... Проще, если не ждешь -
Чьих-то шагов по дому, голоса, стука в дверь...
Все, что затянет горло стылым страхом потерь.
Холод, что лезет к сердцу, виски прогонит прочь,
Режет глаза - не страшно: выключить лампы... ночь,
Шорох струек по окнам... терпкий вкус спиртовой...
Просто. Кабак закрылся - Джесс вернулась домой.
Можно. И даже нужно - выдержать ночь без сна,
Я же привыкла... просто: в уши бьет тишина,
Просто - сквозит из двери, просто - тени в углах,
Просто... Мокрые листья... желтым... на сапогах.
Вдох - сигаретным дымом, выдох - паром во тьму...
Сколько лет? А привыкнуть - я могу ко всему.
К спирту. К уличной драке - как к суррогату войны.
Просто... холодно. Осень. Далеко до весны.
(31 марта 2006)

Датапад с Левиафана

Миллионы звезд - огнями в окно,
Холод космоса... печать на судьбе?
Я пишу на датападе письмо
Самому себе. А, может, тебе.
Так привычно. Потирая висок.
Я устал? Замерз? Как трудно заснуть...
Вся Галактика свернулась у ног,
Вот мой путь. Вот... завершается путь?
В горле жжет. Как будто едкая соль.
Машинально - по комлинку приказ,
Эта горечь - ложь. Фантомная боль.
Просто вкус войны впечатался в нас.
Строчки-строчки... вязь. Дыханье беды.
Неужели, жив? - Оскал пустоты...
Это тень идет к звезде от звезды -
Прежний ты. А может, вовсе не ты.
Как давно все было. Юные мы,
Дантуин... и мрак руин за спиной,
Все пути берут начало из Тьмы
Мы всего лишь... стали сами собой.
Как давно все было... сотни боев,
Как бесстрашно мы ворвались в огонь.
Слишком много боли. Крики - и кровь.
Тех миров, что нам ложились в ладонь
Ненавидя, проклиная, любя...
Взгляд войны - смотрел на нас из зеркал.
Мне хотелось быть сильнее тебя,
Мы сражались, помнишь?! Ты проиграл!
Ты считал, что в спину бить не смогу?
Не возьму свой шанс? Какой же дурак...
Я готов был к поединку!
...Я лгу.
Я смошенничал, как шулер в сабакк.
Ты теперь лишь сон... Ты память, ты нить
Между прошлым и... не думать, не сметь!
Ненавижу. Не сумели добить...
Но - осмелились тебя поиметь!!!
Миром больше - миром меньше. Стереть,
Выжечь все и всех. Дотла, как чуму.
Бьются пленные в оковах... А смерть -
Слишком просто. Я и душу возьму,
Накормив ей стены... Строится флот,
Пьет завод дыханье желтой звезды...
Ты вернешься, ты проснешься... ты - Лорд!!!
Ты вернешься. Или... не ты?
Я боюсь увидеть: внешность - лишь дым,
За которым пусто. Свет и покой.
Все равно. Лишь одному быть живым,
При тебе - я тень... я вечно второй!
Пусть. Джедаи тебя бросят ко мне:
Уничтожить зло. Безвольный слепец...
Все пути... берут начало во Тьме,
И во Тьме же обретают конец.

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика