Автомобильное оборудование

Мелф

С О Д Е Р Ж А Н И Е:

1. Ангбанд
2. Откровения у бочки сидра
3. Тень на стене

Цикл "АНГБАНД"

МАНВЕ

Варда, унеси отсюда кошку
И цветы непахнущие эти…
Дайте мне, прошу вас, хоть немножко
Одному побыть на этом свете –

С тишиной, угрюмой, как темница,
Тяжкой, как Твое молчанье, Эру…
…Не король я – а смешная птица:
Пел не в меру – и любил не в меру.

А кого да как – Тебе известно,
Мой ответ совсем Тебе неважен,
Ведь к Твоим услугам – повсеместно –
Уши стен, глаза замочных скважин…

Мой Отец, всевидящий шарманщик,
Мой Творец, спортачивший работу,
Видишь ты, как твой хороший мальчик
На свиданья бегает к Морготу?..

Раньше мы с Мелькором были братья,
Ныне – просто любящие души…
Или дар любви – Твое проклятье?
Ты все дальше…голос Твой все глуше…

Стало быть, и Ты меня оставил…
Будет Эру с дурнем толковати…
Буду жить – хотя б и против правил.
А любовь – она всегда некстати.

Я, наверно, все-таки уеду.
К черту всё – тоску, работу, бабу…
Варда! Ты не жди меня к обеду.
Торондор! Тащи меня к Ангбанду…


МЕЛЬКОР

Слышь, Гортхаур? Пусть земля перевернется,
С небосвода пусть осыплются алмазы…
Не вернется, никогда он не вернется –
Ветерок мой ледяной, голубоглазый…

Или сам я пусть исчезну! Пусть растает
Плоть моя, как в жарком пламени подкова…
Почему же он сюда не прилетает,
Ветерок мой…Мой смешной и бестолковый…

Мне, Гортхаур, только нынче и осталось –
Пить вино, рычать да корчить злые рожи,
Вызывая отвращенье, а не жалость…
ТАК мне сроду от судьбы не доставалось –

Ну когда же ты вернешься, мой хороший?


ГОРТХАУР - I

Какая странная зима –
Безветренно, а снегу много…
Учитель мой сошел с ума.
Теперь и мне туда дорога.

Кусая губы до крови,
Всю ночь мне голову морочил:
Мол, помираю от любви…
А ведь бессмертный, между прочим!

О Эру! Ужас и позор:
Кого любить-то, в самом деле?
Ты, право, кинь сюда свой взор –
Твои созданья обалдели…

В какой дурной и странный час
Представишь парочку такую?
Шизофрения, знать, у нас….
А я над дуриком кукую!!

Мне, право, дела больше нет,
Чем сопли вытирать Мелькору…
То «дай попить», то «дай совет»,
И это всё – в ночную пору…

А воздыханий сих предмет,
Любимчик твой из Валинора,
О том не ведает… Ну нет,
Пускай решит твоя контора,

Что с этим делать. Я здесь – пас.
Меня достали эти стоны,
И бдения в полночный час,
И остальные закидоны…

Коль любят – так соедини.
Нельзя – так разведи навеки.
Ты, Эру, Бог. Но и они –
Не карточки из картотеки,

Не пара шахматных коней,
Не вещи, не марионетки…
Любовь? Реши, что делать с ней –
Хоть тыком, хоть броском монетки…


ГОРТХАУР – II

Ни россказни, ни рисунки не скажут об этом дне.
В несчастии мы безумны, а в счастье – чудней вдвойне.
Мурлыкать детские песенки, играть во дворе в снежки…
Родные мои балбесики, влюбленные дурачки…
Сияющие проталины смотрящих друг в друга глаз…
И сердце Эру растаяло бы, если б Он видел вас.

Полезно видеть такое. Я рад, что мне довелось.
Ведь Свет мешается с Тьмою, как пряди ваших волос…
Ведь Тьма обладает Светом, как Свет обладает Тьмой,
А впрочем, зачем об этом…
Что - важно? – «Хороший мой…»

Пусть Эру холодноокий не видит…Ну и не видь!
Я сам, Гортхаур Жестокий, готов их благословить.
И будь мое слово крепко, как радость сплетенных рук,
И держится так же цепко, как в небе – созвездий круг.

И пусть хранит мое слово – от бедствий – во всякий час.
И пусть отвратит любого, кто ненавидит вас,
Там, где любви не ведают, властвуют дураки.
И что из этого следует? О вас почешет клыки

Любая дурная сила – да мало ли дураков…
Да чтоб любовь – не бесила? Не требовала пинков?
Теперь от вас не убудет, дурни пройдут стороной,
А кто не пройдет – тот будет дело иметь со мной…

Спите, мои хорошие, ведь на дворе темно.
Я же – ваш страж непрошеный – буду смотреть в окно.
Дождусь чего интересного, пока вы смотрите сны –
Гнева Творца, скорее всего.
Но может быть, и весны…

Откровения у бочки сидра

(цикл по мотивам рассказа «Бочка сидра»)

Олорин

Снова огненное колесо,
Круговерть золотая, ночная…
Кто бы знал, почему это всё
Я люблю? Я поныне не знаю.
Вот нестрашный зеленый дракон,
Полетает – и в воду с размаху,
И идет к однозначному краху
Представленье. Прощальный поклон.

«Фейерверки – пустая игра, -
Говорит мне сурово Ниэнна, -
Ах, за ум тебе взяться пора…»
Ах, достала она, откровенно…
О прощенье уже не молю.
Поведение – небезупречно.

Я люблю –
всё, что недолговечно.
И людей я за это люблю.
Ну и что я поделать могу
С этой странной любовью к - исходу?
К огонькам на чужом берегу,
К листьям желтым, к смешному народу,
Ко всему, что умеет - сбежать,
Отцвести, ускользнуть, раствориться?
Ко всему, что нельзя удержать,
Ко всему, с чем приятно – проститься,
Не захапав в гербарий, в музей,
В галерею, в тоску и пылищу…

Я люблю некрасивых детей,
Горький дым и невкусную пищу.

Я не равен, бессмертные, вам.
Недостоин блаженного круга.
Ну о чем тосковать божествам?
Ни листка, ни любимой, ни друга
Не оплачете вы никогда,
Вечны ваши сады и чертоги,
Вы бесчувственны, юные боги,
Вам не ведать, что даже вода,
У которой – наука не лжет! –
Нету запаха, вкуса и цвета –
Пахнет дымкой цветущего лета,
Цвет – небес, а на вкус – летний лед!

«Летний лед? Ну привет, Олорин,
Ты всегда был с каким-то приветом…»
Ну и что? Я ж такой не один.
Людям – тоже известно об этом…


Манве

Не пойду я никуда.
Не хочу. Не удостою.
И оставь, моя звезда,
На весь день меня в покое.

Не хочу я там торчать
С зубочисткой в правом ухе,
На вопросы отвечать,
Пережевывая слухи,

Перемалывая бред,
Передергивая речи…
Хм, да почему же нет?
Все, как в день последней встречи….

Можно, дамы-господа,
Позы, фразы и одежды –
Все сменить…но вы – всегда -
Как ни глянь, одни и те же…

Ваши сплетни обо мне
И пустые посиделки…
Погоди! Не надо…не…
(звон раздолбанной тарелки)


Манве - II

О Эру, спасибо, Великий, за мелкие шутки твои,
Иначе бы как мы, заики, признались друг другу в любви?
Ах, сидр… Ну кого надоумил Ты эту бурду изобресть?
Какой Саурон накурумил, кому соизволил поднесть?

Кто первый сидел, как дубина, довольный, как грешник в раю?
Кто первый спокойно, невинно выбалтывал душу свою
Друзьям – или первым же встречным? Досталось ли после ему
За то, что – законом извечным – нельзя говорить никому:

За то, что под спудом хранится в затерянной нише нутра,
За то, чем бы рад поделиться – но как будет стыдно с утра!..
О, жалко мне первопроходца… Наверно, несчастлив сейчас.
А нам, дурачинам, неймется распробовать счастье на час….

Послушай, дружок мой усталый, оставь-ка на время дела.
Я видел – скакун запоздалый не смог закусить удила
И рухнул, чернея от пены, с глазами в кровавом дыму…
И ты, подмастерье Ниэнны, похоже, стремишься к тому?

Не надо, не стоит, дружище. Побудем немножко в бреду.
Ведь то, что мы, собственно, ищем, обычно лежит на виду…
Сбегая от дряни постылой, ужели гневим мы Творца?
На, скушай лимончик, мой милый, сотри эту радость с лица…

Давай-ка оставим чертоги…здесь незачем, нечем дышать,
Мы боги? Так будем, как боги, хоть что-нибудь сами решать!
И радости высшего света, и этот наигранный сплин -
К едрене Ниэнне все это! Летим на Восток, Олорин!


Молитва Олорина

Эру, прости меня, дурака – прости быка без ярма.
И образумь поскорей, пока я не сошел с ума.
Я не могу смотреть на него – мигом слепну, как крот.
Маленькое мое божество спит, приоткрывши рот,
Тихо сопя под моим плащом. С лапкою под щекой.
Он-то тобой любим и прощен – а я-то? Кто я такой?
Тварь лицемерная…долу взор, серенький цвет и вид.
Ужель не предаст меня на позор, ужель меня охранит
Только одно лишь – что я здесь с ним? С лучшим из всех твоих
Верных, послушных… Ты веришь им? Я презираю их.
Всех, кроме этого. Он – иной. То-то я не пойму,
Что ж он связался с таким…со мной! Что до меня ему?
Чем заслужил я этот полет, эту игру в траве?...

Облачко белое, что плывет в сумрачной синеве,
Листик опавший, что наземь лег, ива и луноцвет,
Да умирающий мотылек знают, поди, ответ…

Эру, не вижу твоих очей, сплю на твоем пиру.
Шли поскорее своих палачей!
Впрочем, я не умру…

Цикл "Тень на стене"

I

Эта тень на стене – мой Учитель. Во сне
С бесполезным мечом, в заскорузлой броне
Топчет ниву нытья, рвет вериги вранья,
И на что ему Ты, и зачем ему я?..
Простодушно беседует с тощим конем
Не о том, что никто не заплачет о нем,
А о том, что готов умереть хоть сейчас
За какую-то малость: сияние глаз
В бесконечном раю от лица до лица…
«О, Гортхаур, не строй из себя мудреца!
Ты разумен?.. О да, мой ученый щенок…
Потому ты – несчастен, угрюм, одинок…
И занудные речи, и волчья тоска,
И поникшие плечи, и прядь у виска
Серебристая (рано седеешь, дружок!),
И на гибком запястье заживший ожог,
И пустого сердечка размеренный стук –
Никому не потребны, мой маленький друг…

Погуляй-ка, моя добровольная тень,
Без хозяина нынче! И пусть этот день
Станет первым из тех…»
Темнота. Тишина.
Я проснулся – моя это, что ли, вина?..


II

Вот, Учитель, ты снова как в воду глядел –
Затянулась моя самоволка…
Только ты – все равно – вертикальный предел.
Как луна на замерзшего волка,
Ты безмолвно, спокойно глядишь на меня
С небывалой своей высотищи…
Там, наверное, нету ни ночи, ни дня,
Да и ветер сильнее и чище.
Ты сидишь, беспечален, блажен, умудрен,
На своем заГраничном курорте,
И под взором твоим
Темный Лорд Саурон –
Прежний маленький, глупенький Горти…

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика