Автомобильное оборудование

Сборник стихов

С О Д Е Р Ж А Н И Е:

1. Dark: Город Безумия
2. Комбат (г. Челябинск): А я не думал, что во сне...
3. Орк (г. Тамбов): Я - гость, пришедший слишком поздно...
4. Орк (г. Тамбов): Мой демон-хранитель за левым плечом...
5. Орк (г. Тамбов): Вервольф
6. Орк (г. Тамбов): Воин Армагеддона
7. Helena (Ульяновская обл., г. Димитровград): Вслушайся в тень, полюби темноту...
8. Миша На Тр. Дамбе: Кровавый год раздвинет рамки света...
9. Меняющий облик: Молитва
10. Скифъ (г. Омск): Архангелом я сверзнусь с небеси...
11. Скифъ (г. Омск): Срывая ногти, обдирая кожу...
12. Скифъ (г. Омск): Приходите в Рай, я для всех заказал билеты...
13. А.Влад.Ушаков (г. Омск): Mefisto
14. Lady In Black (г. Ростов-на-Дону): О Мать моя Ночь, расскажи мне сказку...
15. Антилогос: Часы мои бьют одинадцать раз...
16. Антилогос: Апостол Люцифера
17. Elm. (г. Киров): Три всадника мчатся в ночи...
18. Негатив фон Эвиг (г. Гатчина): Гермафродит
19. Томми Ван Кертис: Багровое небо и пепел земли...
20. Виктор Шербашин: Не козырял я кухонной латынью...
21. Дочь Болотного Царя: Мне показалось - умерла...
22. Дочь Болотного Царя: Священник руки простирал...
23. Владимир Кухаришин (г. Новозыбков): Индульгенция
24. Владимир Кухаришин (г. Новозыбков): Предчувствие Армагеддона
25. Владимир Кухаришин (г. Новозыбков): Господь ударил по щеке...
26. Феникс (г. Омск): Владыка Мыслей
27. Алиса (г. Беднодемьяновск, Пензенская обл.): Полнолунье
28. Commander Хэлл (г. Нижний Новгород): Ода строителям Вавилонской Башни
29. Артем Щеров (г. Смоленск): Жрец
30. Ночной Ветер (г. Пенза): Речь Азазеля
31. Ночной Ветер (г. Пенза): От великих событий великая тень...

Dark
Город Безумия

Этот город стоит на разбитых костях,
В этот город вселился сам Дьявол,
Он на злобных и неудержимых ветрах
Свои черные крылья расправил.

Город-дух, город-призрак, и в этих камнях
Затаилась бессмертная сила.
Тем, кто слаб, он внушает лишь ужас и страх,
Словно образ открытой могилы.

Воют ветры в крестах оскверненных церквей,
Здесь не будет покоя и мира,
Здесь во мраке играет безумный Орфей
И его несчастливая лира.

Комбат
* * *

А я не думал, что во сне
Ты можешь улыбаться,
Мой молчаливый и рычащий зверь.
Ты днем кипишь в своем огне,
Не смеешь извиняться.
Ты кукушат растил, но вот теперь...

Раб без цепей, на поводу
Традиций и законов.
Где сил берешь ты для своей борьбы?
Я пожалеть тебя могу,
Но много побежденных
Уже вписал в кровавые столбцы.

А главный враг непобедим,
Но ты его достоин.
Твоя рука по-прежнему сильна.
Скажи, мой зверь, что мы творим?
Чью выполняем волю?..
...Как беззащитен спящий Сатана.

Орк
* * *

Я - гость,
Пришедший слишком поздно
К разрушенному алтарю.
В ночи блестят чужие звезды,
И некому почтить Зарю.

Перед покинутым кумиром
О прошлом буду вспоминать,
Когда царила ты над миром:
Богиня, Женщина и Мать.

Тебя избрали, Афродита,
Как символ высшей красоты.
Склонялись низко неофиты,
К ногам твоим несли цветы.

Но покачнулась, как от бури,
И пала наземь красота,
Когда твой храм перечеркнула
Тень от библейского креста.

Века сильней богов. Сомненья
Тревожат неба хмурый лик.
И Время на полях Забвенья
В прах обращает строки книг...

............................

Ночная мгла царить устала,
Восходит Новая Заря,
И путник дар свой запоздалый
Кладет к подножью алтаря.

Орк
* * *

Мой демон-хранитель за левым плечом,
Мой друг, мой соратник незримый,
Тебе эти строки сегодня прочел,
Балладу о звездной пустыне.

Смерть ждет, усмехаясь, таков мой удел!
Могу не успеть, слишком поздно.
Но все же я песню придумал и спел:
О Мраке... о звездах... о Звездах!

Мне рот затыкали, я слаб и несмел,
И вышел на площадь я поздно.
И сам это знаю... Но все же я пел:
О Мраке... о звездах... о Звездах!

Кричать не обучен, все больше молчу,
И хмурится прошлое грозно.
Но все ж языком пересохшим шепчу:
О Ночи... о звездах... о Звездах!

Последнее слово в укор палачу,
Хотя и бессмысленно, розно,
Но кто-то поймет, для чего я кричу
О Мраке... о Ночи... о Звездах!

Поймет и подхватит, беспечный чудак,
И знак мне подаст, и спокойно во Мрак
Шагну, не печалясь нисколько.
Я - жил. Песню - спел. Но и только...

Орк
Вервольф

Снова в небе Луна. Снова зов твой, слышней и короче,
Из теснин городов собирает надежных людей.
Я пришел и стою, пораженный величием Ночи,
Отрешаясь от холода гулких, пустых площадей.

Лес не спит, он нас ждет, покровитель изменчивой стаи.
Началось! Прянет быстрая серая тень...
Сколько нас собралось? Ни своих, ни чужих не считаю,
Счет предъявят потом, когда властно надвинется день.

Это тело мое, мне послушное, гибкое тело.
Тонет лес в серебре, кпля крови на стали ножа...
Ночь вступает в права. Вы о прошлом забыть не успели?
Ну а я - я бегу, весь от счастья и зова дрожа.

Воль полян, где туман, словно белая пена клубится,
Вопль восторга несется, молчать было больше невмочь.
Эта ночь будет вечность, наверное, длиться.
Колдовская, весенняя, благословенная ночь!

Свой замедлив полет, мне помашет седая колдунья.
Ей отвечу приветственным кличем. Настала пора!
Слышу радостный вздох: "Полнолунье! Грядет Полнолунье!"
Начинается праздник, и наша творится Игра.

Над Великой Горой гордо древние руны сияют.
Неподвластны те знаки стихиям, огню и мечу.
Чужеземный Бог их не сумел замутить. И, кто знает,
Здесь, сегодня, быть может, строку я свою начерчу!

Но редеет туман, уползая в сырые низины.
Полночь звезды рассыпала. Что же ты их? Подбери!
Мы стоим у подножья и молча глядим на вершину,
В ожидании новой, прекрасной, грядущей Зари.

Улыбнется не каждому дерзкий, изменчивый случай.
Только я отступать не привык и открою свой лик.
Вот выносят ларец, и достойный, конечно, получит
Факел, плащ и кольцо. И корону Великих Владык!

Прометеев огонь - он от века заманчив и ярок.
Факел Знанья. Могущество! К сердцу прихлынула кровь.
Из рук древних богов принимая то Знанье в подарок,
Я взойду на вершину горы - Человек-Оборотень... Вервольф!

Орк
Воин Армагеддона

Рожденный на полях Армагеддона,
Я научился проходить сквозь пламя.
И, меч держа обоими руками,
Сражался за величие Закона,
Рожденный на полях Армагеддона...

В конце сраженья света не встречаю.
Нет правды на Земле, нет в небе Рая.
А на руках кровь запеклась чужая.
Я буду проклят. И - я это знаю,
Рожденный на полях Армагеддона.

Рожденный на полях Армагеддона,
Науку войн я постигал в той битве.
Моих врагов бессильные молитвы
Смешались с мерным колокольным звоном.
Рожденный на полях Армагеддона...

В конце тоннеля света не встречаю.
Нет правды на Земле, нет в небе Рая.
А на руках кровь запеклась чужая.
Я буду проклят. И - я это знаю,
Рожденный на полях Армагеддона.

Рожденный на полях Армагеддона,
Я понял эту истину простую.
Моя страна обречена. Впустую
Погибнем мы. Но будет жить Земля!
Рожденный на полях Армагеддона,
Мой Князь, иду сражаться за тебя!

В конце пути я света не встречаю.
Нет правды на Земле, нет в небе Рая.
А на руках кровь запеклась чужая.
Я буду проклят. И - я это знаю,
Рожденный на полях Армагеддона...

Helena
* * *

Вслушайся в тень, полюби темноту,
Шелест холодных лучей.
Внемли стенаньям багровой Луны
В глухом отголоске ночей.

Всмотрись в тишину, в ее пропасть и мрак,
В мерцанье ее и покой.
Смотри и увидишь там вечность и свет, -
Пришли они вмести с тобой.

Слушай, смотри, не страшись перемен,
Не дожидаясь конца,
Не ожидая чего-то взамен
От Сатаны и Творца.

Миша На Тр. Дамбе
* * *

Кровавый год раздвинет рамки света,
Король Востока породнится с Тьмой.
На Запад двинутся армады злого Сета,
Настанет жатва Третьей Мировой.

Сорок второй недолго будет править,
Его за связь со Львицей ждет позор.
И те, кто выбрал, тот сегодня травит
И требует усилить приговор.

Царь Ирод воцарится на престоле,
И снова будет дикая резня.
Не будет счастья, лишь сплошное горе,
И Марс воскреснет снова, как судья.

Меняющий облик
Молитва

Что сполохом начертано на небе?
О чем кричат идущие на плаху?
Что виселицы стон доносит нам?
Кто нищему отдаст свою рубаху?

Вы клялись в верности богам,
Вы сами тех богов творили
И предавали их, и измывались,
А после вовсе их вы позабыли.

И снова атеизма стяг в зените,
Парад науки, отрицания, снобизма.
И боги не нужны, они мертвы,
И падают тенета оптимизма.

Скифъ
* * *

Архангелом я сверзнусь с небеси
И осеню уста твои и лоно
Не блеклым поцелуем травести,
Но тнью башни павшей Вавилона.
И ты не сдержишь скорбнейшего стона,
И попытаешься меня спасти
От дозревающего яблока Ньютона.

Скифъ
* * *

Срывая ногти, обдирая кожу,
Лиловый от сплошнейших синяков,
От непосильности кривящий рожу,
С глазами, лезущими из орбит кругов -

Бегу, иду, ползу неутомимо,
Когда все бодрствует и когда все спит,
К сто раз проклятой и сто раз любимой,
К желанной, вечной и мучительной Лилит.

К ней накопилось столько злости и обид,
К ней столько страсти, на века неутолимой...
Над головой моею нимб парит,
И в ужасе все сномы херувимов...

Скифъ
* * *

Приходите в Рай,
Я для всех заказал билеты.
Все, кому в Аду места нету,
Приходите в Рай.
Не расстраивайтесь, потерпите,
Будет вам приглашение в Ад.
А пока что - топчи райский Сад,
заказная братва! Топчите!
Коль прохладно здесь, не взыщите.
Будут, будут вакансии в Ад, подождите...

А.Влад.Ушаков
Mefisto

"Cet esprit fataliste, ironique, mephistophelique" (Ж. Мишле)
"Этот фаталистический, иронический, мефистофельский дух" (фр.)

Рифма и случай
Властвуют здесь.
Будет колючей
Шутка и месть.

Это потомство
Наших грехов,
Вот вероломство
Всяких стихов.

Прелесть интриги
Знает ли кто?
Были вериги -
Стало пальто.

Черного трона
Касаюсь рукой,
Делу ироний
Неведом покой.

Смех и коварство
Без всяких причин,
Странное царство
Всех чертовщин.

Вечное лето
Будет потом,
Сердце поэта
Знает о том.

Lady In Black
* * *

О Мать моя Ночь,
Расскажи мне сказку
О потерянном смехе,
О запертых в башнях
Братьях крылатых моих
Расскажи мне.

О Мать моя Ночь,
Дня алтарь
Каменеющий, синий,
Больно распасться на нем,
Струей пыли
Истечь к подножью...
Расскажи, не таясь,
Расскажи мне о казни,
Детей твоих казни,
О страхе создателей страха,
О Знаке детей твоих,
Да, расскажи мне
О нас, твоих брошенных детях.

О Мать, расскажи,
Верно, рай - он замешан на тьме?
Мы, пленники солнца,
Здесь можем летать только пеплом.
Ты плачешь о нас,
Подкидышах в хищной стране?
Скажи мне, ты плачешь,
Когда обращаемся в небыль?

Антилогос
* * *

Часы мои бьют одинадцать раз -
Вот он настал святой миг - Святой Час.
Свечи пора зажигать в темноте,
Чтобы услышать слова в тишине.

Яркая вспышка, и Он предо мной -
В глазах его Вечность и Мир, и Покой,
Ласкова речь и движенья легки;
Благословляет Он взмахом руки.

Вот Он садится, и я, как во сне -
Слышу слова о Добре и о Зле.
Слышу правдивый рассказ я о том,
Как все извратилось, Добро стало Злом,

Как цепи надели на шею с крестом:
Человека Свободы назвали рабом.
Но Он - Слово Мести и Силы Пример,
Свободы Даритель, Он - Бог Люцифер!

Антилогос
Апостол Люцифера

Телом пока еще жив,
Но душа уже в Аде пылает.
Ты знаешь, что Бог - это миф,
И Ад этот миф подтверждает.

Что толку молить о прощеньи,
Когда Ты с рождения мертв.
Что толку в этом прощеньи -
Ведь послан Ты против богов.

Ад подарил тебе тело,
И Ад разрешил убивать,
Ад поручил Тебе дело,
И надо его исполнять.

Ты Адом был послан на землю,
Чтоб разрушить всю силу креста,
Чтоб церкви стали все пеплом,
Чтоб люди забыли Христа.

Дана Тебе власть Преисподней,
И Отцом Твоим был Сатана.
Навсегда Тебе будут покорны
Силы Смерти, Насилия, Зла.

Твое знамя не блещет цветами,
И слуг Твоих не перечесть,
И как ненавистна врагами
Твоя цифра заветная: Шесть.

Ты идешь по земле, не ступая,
Ты по небу, как ветер, летишь,
И тень Твоя Зло источает;
Ты Любовь все равно победишь.

Тебе не известны страданья,
И Ты смог свою боль победить.
Ты во Зло обращаешь мечтанья
И о Рае сумел позабыть.

Весь мир на Тебя ополчился:
Ведь не знают уста Твои ложь.
Ты ударил, и ложь вдруг разбилась,
И стал мир на себя не похож.

Кто-то думал, что мир - это Радость,
Кто-то думал, что мир - это сон,
Кто-то думал: Любовь - это сладость...
Ты ненес этим мифам урон.

Еще больше Ты стал ненавидеть
Это лживое чувство - Любовь,
Когда вдруг посмели обидеть
Твою Гордость, Свободу и Кровь.

Тогда-то к Тебе и ворвался
Твой Демон - Посланник Отца.
ТОгда Он во всем признавался:
Как долго искал Он Тебя.

Открыл Тебе Демон всю правду,
Что есть мир, что есть Рай и что - Ад.
Попросил послужить Тебя Аду,
И Ты служишь - не надо наград.

Ты идешь по дороге без страха,
И Ад Твое тело хранит,
Твой разум не знает обмана,
И в сердце - лишь Лед и Гранит.

Ты посадишь Любовь на цепочку
И выгуливать будешь водить,
И, быть может, кормить понемножку,
Чтоб потом на Огонь посадить.

Ты посмотришь, смеясь доупада,
Как будет Она умирать,
И мертвой отправишь до Ада.
Чтоб там Ее прах растерзать.

Над миром тогда пронесется
Нестихающий вопль и стон:
С Богом войско Твое разберется
В Битве славной за Армагеддон.

И в святой миг победы над Богом
Рухнет вся Ложь и Обман.
И взгляд свой сурово и строго
Обратит на людей Сатана.

Тогда-то и станет всем ясно,
Что обманщиком был только Бог,
Людей сотворил Он, дал Разум,
Но рабами их сделать не смог.

Тогда и создал он Химеру
И назвал Ее сладко - Любовь.
Мифической сделал Он веру
В Прщенье, Надежду и Кровь.

И так бы все и продолжалось,
И вера б в Химеру росла,
Но Любовь до Тебя достучалась,
Пытаясь пронзить и Тебя.

Не знает, несчастная, Правду,
Ведь сама Она - Ложь и Обман,
Что, являясь служителем Ада,
Обратишь Ее в пыль и туман.

А когда обнажится Химера,
И Обман растворится, как дым,
Вот тогда вострубишь Ты победу,
Вот тогда побеседуешь с Ним.

Но это все будет чуть позже,
А пока посмотрите вокруг,
И ответьте: - Все это похоже,
На то, что Творец - это Друг?

Выбирай: Ложь или Правда?
Сделай выбор свой: Свет или Тьма?
Но помни - Смерть, как награда,
За "грех" тем, кто верит в Христа...

Elm.
* * *

Три всадника мчатся в ночи,
Три всадника мчатся во весь опор.
Они сложили свои мечи,
Когда ступили на темный двор.

Хозяина дома сегодня нет,
Хозяйка давно уже спит,
И только свечка - тоненький свет -
В окошке дочери их.

Первый взял золото,дочь - второй,
Третий не стал и смотреть.
Двух первых всадников звали Зло,
Имя третьему - Смерть.

В доме мелькание быстрых теней -
Двое смеются о чем? -
Тешатся каждый добычей своей,
Третий пошел за мечом.

Первых двух всадников третий убил,
Убил хозяйку и дочь,
Потом взял свечу, дом подпалил
И удалился в ночь.

Красное зарево за спиной,
Но он на него не глядит,
Мчится, как ветер, конь вороной,
Двое ждут впереди.

Негатив фон Эвиг
Гермафродит

Мы положим труп двуликого бога
на холодный мрамор,
Мы прекрасное тело его
черным шелком накроем
И вспомним, как бился с врагами
и как победить не смог он,
И как правил Темным
королевством фригидных героев.
Мы вспомним, как в небе зажглась
звезда Гермафродита,
Мы вспомним черное венчание Меркурия
на краю Вселенной
И помянем его красоту,
ибо знание истиной красоты нам открыто,
Ибо знаем, что выше она
физической жизни бренной...

Томми Ван Кертис
(прислал для публикации Grief)
* * *

ПРИМЕЧАНИЕ: Две строчки безвозвратно утеряны в недрах моей памяти. Grief.

Багровое небо и пепел земли
Дрожат под ногами. Уходим в ночь.
Горят погребальным огнем корабли.
Ничем мы не в силах планете помочь.

Уходят отряды один за одним:
Планета навеки закрыта для них.
И кто-то сказал: "Мы им не простим!"
А кто-то шепнул: "Да ну, к черту их..."

Отрядам вдогонку лишь пули да смех,
И молний удары сетчатку жгут глаз,
И дети уходят, уходят навек,
Уходят, не слушая матерных фраз.

Вот скрылся во мраке последний отряд.
И Звездный Огонь Командор погасил,
....................................
....................................

Багровое небо и пепел земли.
Надежды остался последний глоток.
И тлеющим факелом тает в пыли
Отставший от всех мальчуган-ветерок.

Он скоро исчезнет, закрыв за собой
Ворота Миров на висячий замок,
И ключ в карман спрячет, и скажет: "Отбой.
Еще мы вернемся, придет тольео срок."

Багровое небо и пепел земли
Дрожат под ногами. Уходим в ночь.
Горят погребальным огнем корабли.
Ничем мы не в силах планете помочь.

Виктор Шербашин
* * *

Не козырял я кухонной латынью
И не мурлыкал в унисон.
Дышал не ладаном, а пылью,
И не стремился встать на трон.

Мечтал избавиться от трона,
Который приказал ползти,
И от зубов его короны
Хоть к черту в зубы, но уйти.

Остался. Но ползти не захотел.
И, словно самозваный князь,
Вставал средь распростертых тел,
Но под ударом падал в грязь.

Судьбу испытывал не раз,
И боль все меньше ощущал,
Но вот опять в который раз,
Едва поднявшись, вновь упал.

Но верю я в свою звезду!
Не век же падать и вставать.
На щит удар поймать смогу,
А там меня не удержать!

Дочь Болотного Царя
* * *

Мне показалось - умерла,
Из тела встала и ушла,
Вернее - птицей полетела,
Сама не ведая куда.

Тянул магнитом яркий луч,
Пробившийся из серых туч.
Туда лететь я не хотела,
Но что поделать я могла?

Колонны, в храме пустота.
Зачем сюда стремилась я?
Вдруг вижу - сам Христос выходит
Ко мне из белого холста.

- "Ну, наконец-то, ты пришла,
Давно, давно уже пора
Тебя судить и в Ад направить," -
Такая речь его была.

"Пошел ты..." - думаю, и вдруг
Исчезли: храм, Христов испуг.
Я очутилась... в Преисподней?
Вот не поверила б, мой друг.

Вокруг народу - толчея.
Все водку пить зовут меня,
Все с криками: Привет, здорово!
Давно не видели тебя!

Короче, не кошмар - бардак.
Творится полный кавардак.
И черт рогатый забивает
В углу, желающим, косяк...

И снова - свет... Реинкарнация?
"Где я?" В ответ: "Реанимация..."

Дочь Болотного Царя
* * *

Священник руки простирал,
Молитву надо мной читал,
Готовил к смертной казни.
Меня он ведьмою назвал,
Гибель скота в вину вменял
И через дыбу "правды" ждал.
Он прокричал:
- Так сгинь же, бес!
И в тот же миг
Он сам исчез...

Владимир Кухаришин
Индульгенция

Бог простит только самых неверных,
Самых крупных убийц и лжецов.
В райских кущах одними из первых
Будут Гитлер, Нерон и Смирнофф.

Бог спасет самых падших из женщин,
Самых грубых и пьющих мужчин.
Согрешавших мельче и меньше
Спустят в Ад без особых причин.

Презирая трусливых и серых,
Недоступен и непостижим,
Бог помилует дерзких и смелых,
Непокорных и гордых пред Ним.

За бесплодные муки неверья,
Тщетный поиск, падения боль
И за крест добровольной потери
Бог возьмет атеистов с Собой.

Позабыв про святых и аскетов,
И про всех, с кем был здесь, на Земле,
Он для избранных снимет запреты
И поднимет погрязших во Зле.

Только тот, кто не знал покаянья,
Кто себя сжег в геенне страстей -
Только он заслужил оправданье
И награду за грех всех мастей.

Владимир Кухаришин
Предчувствие Армагеддона

Скоро наступит осень -
Время считать цыплят.
Мы друг у друга спросим:
Где здесь дорога в Ад?

Скоро аступит жатва:
Все сорняки - в огонь.
Грех нам зачтется за два,
Вот уж и бледный конь.

Скоро начнется время
Самой большой войны.
С этими или с теми
Будем погребены.

Скоро уж время сбора
Самых больших кммней,
Нам не снести позора
Этих последних дней.

Скоро нас всех погубит
Слишком пытливый взгляд.
Бог нас, конечно, любит,
Но отправляет в Ад.

Всех нас, увы, погубит
Крайне нескромный взгляд.
Бог нас безмерно любит,
Любит считать цыплят.

Владимир Кухаришин
* * *

Господь ударил по щеке
И ждет, подставлю ли другую,
Но головы не подниму я -
Там кровь застыла на виске.

...........................

Уймись! Что Господу до нас
В извечной нашей суете?
Плевал он с неба тыщу раз,
Распявший сына на кресте.

Феникс
Владыка Мыслей

Забудь про годы и мозоли,
Открой свой взор иным мирам.
Ты долго жил в земной юдоли,
Сегодня здесь воздвигнут храм.

Мы лишь мгновенья в этой жизни,
А Вечность стара и мудра.
И поведет Владыка Мыслей
Тебя тропой Зла и Добра.

Куда свернешь на повороте?
Живущим это не узнать.
Что выберешь: утехи плоти
Иль пищу духа - познавать?

Кем ты однажды возродишься?
Иль будешь век гореть в Аду?..
Однажды за Владыкой Мыслей
И я о том узнать приду.

Но этот миг еще не скоро,
А ты уже готов к пути.
Закрой глаза. Предстанет взору
Сторонний мир, - иди, иди...

Алиса
Полнолунье

Пред тобою стоять мне исповедь,
запрокинув в молении голову,
Понолуние майской полуночи,
Полнолуние в светлом облаке.

Пред тобою за робость каяться,
За ошибки просить прощения,
Преврати меня в ведьму майскую
И расплавь во мне все сомнения.

Полнолуние - сказка грешная.
Полнолуние - глаз всевидящий.
Гим пою тебе майской ведьмою,
Светлой полночи диво дивное.

Commander Хэлл
Ода строителям Вавилонской Башни

КОММЕНТАРИЙ АВТОРА: Я верю, что хотя бы в одном из бесконечности миров на Древе Жизни людям удалось построить, вопреки зависимому, мстительному и злопамятному Богу, Вавилонскую Башню.

О Вавилон!
Славен быдь!
Славен твой гордый народ,
Презревший страх
И вознесший
Славу свою до небес!
Славтесь
Люди со всех земель -
Вместе,
Пожертвовав всем,
Башню создали вы!
Помните -
Это труд,
Объединивший навек
Всех.
Войны забыты.
До неба навеки
Путь человеку открыт.
Воле богов вопреки
Сами
Дорогу пробили они
Сквозь века,
Тяжесть отринув земли.
Разум,
Точный расчет,
Мысли триумф - результат!
Страх
Уничтожен навек,
Путь всем открыт навсегда.
Славен
Вечный тот мир,
Что утвержден,
И превыше небес,
Дальше, чем молнии гром -
Слышен,
Тенью до края мира, -
Объединяющий
Зримый мир и незримый -
Голос:
Твой триумф не пропал, человек!

Артем Щеров
Жрец

Тишина над туманной рекой,
Тишина над сплетением трав,
В тусклом сумраке за спиной
Пятна, тени в посветах дубрав.

Я стою над лесным алтарем,
Я бросаю в огонь фимиам,
Дым вздымается к небу столбом,
В звездный сумрак, к Великим Богам.

Над сплетеньем ветвей и трав
Неподвижно повис небосвод.
Я свршаю жертву богам
В семисотый Троянов год.

Еле слышно листва шумит
В мощных кронах священных берез,
То со мной мой Бог говорит,
Отвечая на мой вопрос.

Сила жизни трепещит в земле,
Нет на ней ни Добра, ни Зла.
Исчезает в звездной золе
Яркий свет моего костра...

Ночной Ветер
Речь Азазеля

Ступит нога - след.
Дарит рука - вред.
Не поднимай глаз,
Яхве забыл вас.

Мужу мой дар - меч,
Радость для злых сечь,
Горн ковалю в дар,
Пышущий как пожар.

Мужу коваль - друг,
Выкует - но не плуг.
Сеют в миру раздор
Стрелы, копье, топор.

Кровь проливай! Жги!
Помни, что все - враги!
Мною любим тот,
Кто вражью кровь пьет.

Женам мой дар - яд,
Брови пусть насурьмят,
пусть измышляют срам,
Ложе стеля вождям.

Мне не мила жена
Та, что чиста, верна.
Дева ты или мать -
Блудом всех измарать!

Лейся, вино, рекой!
Кравчий, забудь покой!
пусть за столом кутит
Шлюх и убийц синклит!

Ныне - угар и пир,
Завтра - покинешь мир...
Стоит ли длить род?
В чреве убей плод!

Яхве, так кто же - царь?
Был ты царем - встарь,
Ныне царь в мире - я,
Власть велика моя.

Имя мое - Беда,
Станет песком вода.
Имя мое - Властелин.
Я - царь безводных равнин.

Имя мое - Чума,
Мир мной сведен с ума.
Имя мое - Азазель,
Гибель - вот моя цель.

Ночной Ветер
* * *

От великих событий великая тень
На века затмевает нас.
Череда поколений в могилу сойдет,
Пока солнце коснется глаз.

Сожаленья достоин, кто видел закат...
Что же скажет узревший восход
О рожденных в ночи и умерших в ночи,
Тех, чья жизнь во мраке пройдет?..

Для создания данной подборки стихов использованы материалы
газеты "Лилит" ("Tenebrae") № 0/1997 - 1/1999,
журнала "Чертополох" 4/1998 - 2/1999,
журнала "Немезида" № 6/1998 - 30/2000.

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика