Автомобильное оборудование

Мартиэль (Елена Мартынова)

Тексты песен: разное

 

С О Д Е Р Ж А Н И Е:

1. В поисках Танелорна
2. Квента о Танке
3. Странник
4. Хозяйка
5. Несказанное
6. Осколки
7. Замок Наэрта
8. Малиновая даль
9. Волшебный ручей
10. Мэ'нго
11. Сойти с чужого ума
12. Строители невидимых дорог
13. Родом из сказки
14. Реальность сердца
15. Белая Леди
16. Колыбельная для любимой
17. Паранойя
18. Любовь и магия
19. Куда не плюнь - кругом одни сплошные маги...
20. Вечерний бред

В поисках Танелорна

Есть такое место во вселенной,
Где покой душе твоей обещан,
Только в этот край благословенный
Не ищи путей прямей и легче.

Лишь когда познаешь море скорби,
Сотворив попутно море крови,
Ты войдешь в ворота Танелорна,
Чтоб забыться в призрачном покое.

Верный раб на страже Равновесья,
Чем тебя прельстил Закон иль Хаос?
Сам себе без робости доверься,
Коль к богам доверья не осталось.

Что нам боги? Разве эти боги
Разлучить с мечтою нас сумели?
Наши храмы - пыльные дороги,
Что для нас судьба коврами стелет.

В судьбы мира в силу обстоятельств
Рунной вязью жизнь твоя вплетется.
Подвигов безумных и предательств
Сколько совершить тебе придется!

Странный жребий - мир спасать от боли
И латать прорехи в Мирозданьи.
Ты как будто чьей-то злою волей
Обречен на вечные скитанья.

Колдуны творят свои заклятья,
Но они ничто не в силах сделать.
Ты храним чудовищным проклятьем -
Не берут тебя ни яд, ни стрелы.

И опять твой меч, от крови шалый,
Бьет, не разобрав, где друг, где недруг.
Только будет некому бокалы
Пить за эту пиррову победу.

А когда последней битвы эхо
Отгремит над мертвыми мирами,
Содрогнется грудь твоя от смеха
Над бессильем что-либо исправить.

Но деревья снова пустят корни
На земле, усеянной золою,
И покой желанный в Танелорне
Наконец, найдет усталый Воин.


КВЕНТА О ТАНКЕ
(читается после прочтения материалов по Льеллису
и да простят нас Эрра и остальные)

Пролог

Однажды Королю нашему Хэлкару (бывш.Гимли) было: и скучно, и грустно,
и некому морду набить
в минуту душевной непрухи,
и не в кого тапком
с размаху в сердцах запустить,
послать, чтоб завянули ухи...

И решил наш Король сходить-прогуляться на Дорогу :Танка повыносить.
И вот что из этого вышло:

Я был когда-то мирной
Машиной безобидной:
Ведь всех я на дороге
Успел перестрелять,
Но тут какой-то Назгул
Клинком по башне ляэгнул,
И: было дуло -
Стало целых пять.

Мне не везло сначала,
И часто так бывало,
Что ближе чем на милю
Назгул не подходил,
Но тут я встретил Эрру,
(Он был какой-то нервный).

Меня зениткой
Эрра снарядил
А Назгул, - был он мастер -
Сперев мои запчасти,
Оккультно матерился,
Вплавляя в воск болты.

Бил пяткой в грудь: "Известно,
Что, мол, пустое место
Оставлю я
От твари пустоты !"

Но тут случился Гэндальф.
Он шел в Раздол отведать
Здравур, что мудрый Элронд
Намедни намудрил.
Был пьян он в десять стелек,
Обидившись за "серых",
Назгула в Гимли
Гэндальф превратил.

И вот наш бедный Гимли,
А может, это Хэлкар,
Моргульский ковыряльник
Пределав к топору,
Не прыгает, не скачет,
А горько-горько плачет,
Вопя в забой:
"Аш назг турбо-барук!"

Идею этой квенты,
А может, и не квенты,
Поймет не только Горлум,
Но даже урук-хай:
Поплатится задира
За глюки Митрандира.
Похмельных Tанков
Ты не обижай!

Провидец (Очевидец?)
PostScriptum.

...После того, как Хэлкар побывал на Льелисе, на стене придорожной хибары появилась надпись:
"Здеся был Хелкар"
Немного погодя, внизу появилась приписка:
"Шляются тут всякие... А потом танки пропадают!
Шериф."


Странник

Ни черти, ни люди, ни боги не гнали тебя за порог,
но кто-то придумал дороги, чтоб ты путешествовать мог.
О, сколько вас бродит по свету, свободы своей короли!
Вы крутите эту планету, кружа по дорогам Земли.

Какие бы райские кущи
тебя ни манили свернуть, -
дорогу осилит идущий,
так прчь все сомненья - и в путь!

Пусть холод и дождик, и слякоть,
пускай ты до нитки промок, -
с тобой твоя верная шляпа
и пара надежных сапог.

Дорога то уже, то шире,
но сколько бы ей ни петлять, -
к Единственной Женщине в Мире
приводит опять и опять.

Друзья пожимают нам руки,
невесты клянутся любить...
Но кто-то придумал разлуки,
чтоб верности нас научить.


Хозяйка

Стол накрыт и свечи горят,
Двери настежь в немую ночь...
День за днем - все тот же обряд.
Ну, кого ты так поздно ждешь?

Тих трактир, уж скоро заря,
Гости видят десятый сон.
Чей же взгляд, хозяйка моя,
Ищешь ты в зеркалах окон?

Ты прости, хозяйка, прости
Зов озер, облаков и скал,
Ветер, что в дороге настиг
И меня у тебя украл.

Даль за далью - нити дорог
В ожерельи пройденых верст.
Днем топчу траву и песок,
Ночью слушаю шепот звезд.

А в трактире время летит
Незаметней среди хлопот.
Скрипнет дверь - душа заболит.
Но глаза не солгут - не тот.

Эй, хозяйка! Скоро шагну
На порог твой, недолго ждать,
И звезду тебе протяну,
Что с небес хвалился достать.


Несказанное

За то, что у птицы лишь два крыла, прости меня, сестра.
За то, о чем сказать не смогла,
прости меня, сестра.
За то, что лишь только воде и ветру посмела я поведать об этом,
прости меня, сестра.

...И мне - уходить, а тебе - оставаться,
Тебе - умирать, а мне еще жить.
Тебе - возвращаться и мне - возвращаться,
Но тебе - все помнить, а мне - забыть.

Что это - любовь? Не спросить. Не посметь.
Прости меня, сестра.
Что же, спрошу: "А что это - смерть?"
Прости меня, сестра.

За то, что вода родниковая ныне горчит на губах, как стебли полыни,
прости меня, сестра.

...И вновь уходить, и вновь возвращаться,
И вновь безнадежно искать ответ...
Пей же до дна свое горькое счастье -
Этот яд, от которого снадобья нет.

Воистину, смерть - милосердный дар!
Прости меня, сестра.
И я знаю - уйдешь, но не знаю - куда.
Прости меня, сестра.

И там, за гранью жизни и смерти, забудешь ты. Но забудет ли сердце?
Прости меня, сестра.

...Кому-то - разлуки, кому-то - встречи.
Время - словно сквозь пальцы вода.
Вечность - миг, ведь длиннее вечности
Злое безвременье - Никогда...


Осколки

Что нам осталось от моря? -
Камни на берегу.
Что нам осталось от солнца? -
Выжженная трава.

Что нам осталось от неба? -
Рвущий мир горизонт.
Что нам осталось от песни? -
Слова...

Лютню ли в руки -
струны рвут безумные пальцы.
Кисть ли к холсту, ластясь, -
выцветет серым краска.

Станет немой Песня,
Книга слепой станет,
С губ остывающей кровью - мертвая сказка.

Зеркало мое серебряное -
тысяча осколков по мирам.
Трепетной пичугою подстреленной
мир в моих ладонях умирал.

В каждом осколке - боль
памятью горькой терзает душу.
В каждом осколке - взгляд
режет безмолвьем:"Смотри и слушай!
Слушай..."

Озеро мое хрустальное
все травой забвенья поросло.
Дым кострищ да песни погребальные
ветром из долины принесло.

В каждой дождинке - свет:
звездами плачет небо слепое.
В каждой травинке - соль:
вскормлены травы слезами и болью,
и кровью.

Зеркало мое серебряное -
не сыскать осколков, не собрать.
Смерть не разменяют на бессмертие
те, кто научился умирать.

В каждом осколке - жизнь
пылью серебряной по вселенной.
В каждом осколке - смерть:
канут в забвенье теню легенды.
Прощайте...


Замок Наэрта

Древняя память, грозная тайна.
Вскинуты руки в жесте проклятья.
Ты еще веришь: это случайность.
Но за случайности дорого платят.

Черное с Белым кровью зардеют,
Пламенем алым небо расцветят...
Странное право у чародеев -
Делать искусство орудием смерти.

Помнишь, как эхо билось о скалы,
Звезды, как листья, сыпались в море?
Помнишь те стены в мертвом оскале,
Лезвия молний в зловещем узоре?

Ныне - покинутый и позабытый
Лес, что когда-то был песней зеленой.
Корни и ветви - словно под пыткой,
Криком немым в изувеченных кронах.

Гордые башни ныне в руинах,
Древние песни помнит лишь ветер.
Черное диво Лунной Долины,
Замок Наэрта, где твои дети?!

Руку направит охотник умелый;
Визг тетивы - это песня о смерти.
Цели достигнут заклятые стрелы,
Вспыхнет лишь красным роса на рассвете.

Сумрачный Ворон в бархате ночи,
Сойка, как в нимбе, в сиянии утра,
Где вы? Лишь холод забытых пророчеств
Станет ответом наследия Мудрых.

Мальчик в пожаром охваченном доме,
Словно сестру обнимающий Флейту;
Всадник, с обрыва летящий звездою, -
Траурный гимн уходящему лету.

Верные души Совы и Пантеры
В камни навек заковало заклятье.
Рухнули чары,заперты Двери,
И не вернутся ушедшие братья.

Раны травой порасти не сумеют,
Время развалины пылью не скроет...
Странное право у чародеев -
Силу Великих доказывать кровью.

Древняя память, грозная тайна.
Вскинуты руки в жесте проклятья.
Ты еще веришь: это случайность.
Но за случайности дорого платят.


Малиновая даль

Вдруг двери распахнет
малиновое утро,
Настойчиво и мудро
с собою позовет.

И ты за ним пойдешь
в малиновых одеждах,
А все, что было прежде,
в себе перечеркнешь.

Малиновый закат
тебя в пути застанет
И теплыми руками
обнимет, словно брат,

Тебя одарит ночь
малиновыми снами.
Как жаль, что ты не с нами -
ты мог бы нам помочь.

Ведь мы который век
погрязли в серых стенах,
И кровь остыла в венах,
и в душах выпал снег.

Не в силах приподнять
изломанные крылья,
Над слоем серой пыли
рожденные летать.

Но яростный восход
уже не за горами -
Малиновое пламя
окрасит небосвод.

И что нас ждет тогда?
Ты спросишь - я отвечу:
Распахнутая вечность -
малиновая даль...


Волшебный ручей

Эй, сложи ладони чашей,
Ключевой испей воды!
Это чудное причастье
Избавляет от беды.

Знай - питье самой
Природой
Для тебя припасено,
Что сытней и слаще меда,
Веселее, чем вино.
Ведь настоено на травах,
Заглядевшихся в ручей,
Щедро сдобрено приправой
Майских солнечных лучей.
Что притих? Смелее, путник!
Тронь хрустальную струю -
Пусть вода скорей разбудит
Силу спящую твою:
Вдохновенье - для поэта,
Тайны звезд - для мудреца,
Для бродяги - песни ветра
И прозренье - для слепца,
Крепость рук обрящет воин,
Дар невесте - красота...
В общем, кто чего достоин,
То и даст ему вода.
Только если ты, приятель,
Сердцем скуп и крив душой,
Превратит тебя заклятье
В серый камень под водой.
Видишь, сколько этой мрази
Накопилося на дне?
Изнутри наросшей грязи
И воде не смыть с камней.
Не грусти о них, не надо:
То заслуженный конец.
Сколько здесь почило яда
В недрах каменных сердец!
Пей же, путник, и с дарами
Возвращайся в мир людей.
Ну, а тем, кто сердцем камень,
Место здесь, среди камней.


Мэ'Нго

Ты играешь в миры, как в мячики,
Сеешь звезд ледяной горох...
Отчего же порою плачешь ты,
Позабытый, ненужный бог?

Оттого ли, что сказка Вечности
Оказалась пуста и зла,
О потерянной человечности,
Что когда-то тобой была?

И величие - как убожество:
Лед без пламени не согреть.
Ни любить, ни страдать не можешь ты,
Ни забыться, ни умереть.

Вне тревог, вне страстей, вне времени
Ты - всевидящий государь.
Но цена твоего прозрения -
Вместо сердца слепой алтарь.

И, устав на плечах печаль нести,
Венценосец, господь, кумир,
Ты шагнешь за порог реальности
В истекающий жизнью мир.

И спадет золотая ржавчина,
Где в предутреннем серебре
Горький ветер глотнешь ты с жадностью,
Умирая на алтаре.


Сойти с чужого ума

У нас сегодня весна
Четвертый раз невпопад,
По средам солнце за нас,
А по утрам - листопад,

По крышам старых домов
Гуляет-бродит зима...
Как хорошо, боже мой,
Сойти с чужого ума!

А за разбитым окном
Смеется пьяный типаж.
Ему давно все равно,
Что тут десятый этаж.

В мой деревянный камин
Скатилась звездочкой тьма...
Как хорошо, черт возьми,
Сойти с чужого ума!

Мой академик - Любовь, моя наука - Полет.
Мурлычет песню без слов
Кошачим голосом лед. Послушай эхо, чудак,
Довольно стены стремать. Как хорошо просто так
Сойти с чужого ума!

По телевизору лиц -
Очередной сериал.
У них давно не болит
Их тугоплавкий металл.

Сегодня бой и любовь,
А завтра мир и тюрьма...
Как хорошо вновь и вновь
Сходить с чужого ума!


Строители невидимых дорог

Строители невидимых дорог,
Крылатые бродяги Мирозданья...
Кружит листвой попутный ветерок -
Чьего-то "здравствуй" эхо "до свиданья".

На сколько стен пришлось нарваться лбу,
Не знающему слова "невозможно".
Ведь мы же сами выбрали судьбу
Сшивать путями раны бездорожья.

Где меж миров не ходят поезда,
Где жизнь, как на цепи, на месте кружит,
Где ставит крест немое "никогда"
На чьей-то нерожденной крепкой дружбе,

Где ждать устали добрых новостей,
Где редкий день обходится без дрожи, -
Там мы протянем ниточки путей
В пугающе-холодном бездорожье.

Строители невидимых дорог,
Нам петь, не веря мертвому покою,
Сплетать сонеты звезд в один венок
И - чтоб в любую даль подать рукою.

И тает седина на волосах,
И зов сердец услышать так несложно,
И звезды зажигаются в глазах,
Где мы бросаем вызов бездорожью.


Родом из сказки

Откуда ты родом? Из дивной страны,
Где сказка - взаправду,где вещие сны,
Где каждый с рожденья умеет летать
И мир как открытую книгу читать.

Где каждой травинке, как дару, ты рад,
Где звезды, как с равным, с тобой говорят,
Где имя твое словно песня звучит,
Но где потерял ты от Сказки ключи.

Ты думаешь,это всего только сон,
И вход в этот край для тебя запрещен.
Ты видишь лишь серое небо без звезд.
Послушай, неужто ты это всерьез?

Послушай, мой милый печальный чудак:
На самом-то деле все вовсе не так!
И есть та дорога к другим небесам,
В страну,что однажды ты выдумал сам.

Один только шаг по дороге в Мечту,
Один только миг на волшебном мосту.
Расправь свои крылья и сердце раскрой,
И выдумка быть перестанет игрой.

И ты вдруг поймешь, что так было всегда,
И чистые слезы не сдержишь, когда
Огромные крылья тебя унесут
Туда, где твой дом, где давно тебя ждут.


Реальность сердца

Прыгнуть с крыши
навстречу ночному шоссе
Недостаточно, чтобы
научиться летать,
Недостаточно, чтобы
быть достойным вина последней зари.

Спрятать руки
в карманы усопших надежд
Недостаточно, чтобы
расставить точки над "i",
Недостаточно, чтобы заставить заткнуться звезду, что еще горит.

Ref.: Где боль умеет петь, как вещая птица,
Где смерть - незримый ключ к началу Дороги, -
Соленый нектар прозренья омоет ресницы
В реальности сердца, которой не знают боги.

Только могилы
боятся ветров перемен.
Трус, как правило,
первым наносит удар.
Тот, кто вечно считает
потери, - забыл о прежних дарах.
Пей безумную радугу
дней, пока она есть.
Принимая чашу,
не спрашивай - мед или яд.
Не беги по тропе войны, и тебя
никогда не настигнет враг.


Белая Леди

Рыжие звезды зажглись, как венчальные свечи.
Вечер - приют для забот измотавшейся стаи.
Белое кружево ляжет туманом на плечи.
Сердце, как колокол, Время Дорог отбивает.

Белая Леди беззвучно родится из тени...
Слышишь, как звоном стеклянным крошится о стены
Голос свирели, дурманящий запах сирени,
Лижет лицо обжигающий холод Вселенной.

Музыка Вечности, смеха пронзительный глянец,
Тонкий хрусталь обнимает горчащую волю.
Белая Леди сама приглашает на танец,
Белого вальса метель тебя вырвет из боли.

Стрелки часов, словно хворост, сгорают во взгляде
Призрачной гостьи. Здесь время не властвует боле.
Та, что приходит, трусливо не прячется сзади, -
Белая Леди невестой пришла за тобою.

Только зачем же ломаются грани надежды?
Только зачем это память заплевана грязью?
Только зачем же охотник по имени Прежде
Травит долгами-собаками светлый твой праздник?

Тайна венчанья Любви - без вины и ответа.
Тайна прощанья - мостов отгоревшая небыль.
К дальним чертогам, не знающим здешнего света,
Белая Леди покажет дорогу сквозь небо.

Лунной тропою промчат нас лиловые кони.
Шлейфом не пыль за спиной - это россыпь столетий.
Так ли уж трудно уйти от зловещей погони,
Если свободою в гривах запутался ветер?

Скроет наш путь фиолетовым сполохом ночи,
Нить его сгинет в узорах надзвездного пледа.
В час, когда утро зарей горизонты отточит,
Мир не найдет отголосков остывшего следа...

Те, кто остался без нас, обожгутся о слезы.
Те, кто остался за нами, свечи не остудят.
Пусть не откликнутся эхом ни пламя, ни звезды
Тем, кто поверит, что нас уже больше не будет.


Колыбельная для любимой
(Прощальная песнь Ворона)

Кто забыл тишину
в запрокинутых к ветру ладонях окна,
Тот, наверно, не знал,
что сегодня особенной будет она.

Двух серебряных звезд,
что наутро украла у неба земля,
Замолчат имена,
навсегда отпоют, отгорят, отболят.

Ref.: Не тревожься, любимая,
Ни о чем не грусти.
Скрыты белыми зимами
Все былые пути,
Будто выпало и не нам
Вод забвенья испить...
Спи, любимая, спи, любимая,
Спи, любимая, спи.

Говорят, есть земля,
где встречаются те, кто когда-то любил.
Я найду этот край,
даже если бы он лишь легендою был.

Кто посмеет сказать,
что ни нас, ни любви, ни мечты больше нет,
Если звездным дождем
нас с тобою опять обвенчает рассвет?

А в осколках чудес
отразилась мелодия порванных струн.
В безответной ночи
как к спасению тянутся руки к костру.

Ярко-алым огнем
распускается сердце - кровавый бутон.
Спи, любимая, спи,
пусть никто и ничто не встревожит твой сон.


Паранойя

Четверть литра кровавого неба
Утопилось в граненом стакане.
Ночь, не жди мою душу - требуй,
Ты ведь здесь госпожа покамест.

Кто приучен ходить по клеткам -
Тот за краем доски не нужен.
Но, разбрызгав стальные ветки,
Черной птицей рвану наружу.

Ref.: Значит, снова нестись
Подворотнями мыслей,
коридорами слов.
Не забыть, не простить,
Не понять, что опять
в сотый раз понесло,
Понесло, пронесло стороною...
Паранойя, паранойя...

Не ходи по ночам в этот Город.
Там живут безголосые двери.
Там распятый на ратуше Ворон
Раздает обгоревшие перья.

Он найдет тебя, где бы ты ни был,
Он пройдет сквозь железные стены
По следам четвертованных нимбов,
Провалившихся в недра вселенной.

И, упав в раскаленные руки,
Свечи плавятся слитками боли.
Но, промчавшись сквозь тени и звуки,
Ты забудешь, что было с тобою.

Клочья небыли в памяти стиснув,
Спи-усни, уязвленное эго.
...Но еще не отцвел шестилистник,
Погребенный под тоннами снега.


Любовь и магия

Ты всемогущ и вездесущ,
Горяч и прям, как солнца луч,
Нет для тебя проблем, сомнений и преград.
Ты - супермен, герой и бог
И в целом, в общем-то, не плох.
Для всех не плох. А для меня - нахал и гад.
У всех любовь как у людей,
В меня ж влюбился чародей.
Вот чудеса, другие скажут, повезло!
Да чтобы вам таких чудес, -
Любой из кожи бы полез,
Мой маг ведь все как-будто делает назло.
Он не букет душистых роз -
Метеорит с луны принес,
Он вместо оперы водил меня в астрал,
Любовным зельем опоил, -
Нет, чтоб хоть раз коньяк налил!
За что господь меня так люто покарал?
Святой водою из окна
Я поливаю колдуна:
От серенады сна лишился весь квартал.
Хоть кол теши на голове,
Он будет вновь входить сквозь дверь,
Когда его сюда никто не приглашал.
Ну, сколько можно повторять,
Что надо ноги вытирать!
Покрыт следами мой несчастный потолок.
Утюг по воздуху летит...
Кончай кудесничать, бандит!
Ни разу, сволочь по хозяйству не помог.
Пускай ты крут, пускай ты маг, -
Я не люблю тебя, дурак!
Давай, бери утюг под мышку и вали!
Когда ж услышал он отказ,
Аж искры брызнули из глаз.
Каков мерзавец, чуть квартиру не спалил!
А-ну ка, сматывай канал
И хватит лазать в мой ментал,
А то сама тебя зарежу без ножа!
И хоть ты лопни, мой колдун,
Я не с тобой в кино пойду,
А с экстрасенсом со второго этажа.
И хоть ты тресни, мой колдун,
Я не с тобой в астрал уйду,
А с йогом Петькой со второго этажа!

* * *

Куда ни плюнь - кругом одни сплошные маги.
Переписать их всех не напасешь бумаги.
Но лучше с ними ты, приятель, не балуй:
Здесь каждый сам себе нехилый энергуй.

Ref.: Энергуи, энергуи...
А я маленький такой.
То мне страшно, то мне грустно,
То теряю свой покой.

Всегда и всюду третьим глазом хмуро косят,
А по ночам кого-то радостно выносят.
И стоит чуточку неправильно икнуть, -
Устроют быстренько, затеют скоренько
как нефиг делать энергуйскую войну.

Блестя перстнями, что рождественская елка,
В каналах все они, как ежики в иголках.
И если ты им не понравился, браток,
То береги, родной, сопливый свой платок.

Так нет, еще в недобрый час поймают
И все хайры твои под корень ощипают.
Ты в непонятках от прохлады и тоски:
Им, видно, шерсти не хватило на носки.

Но пусть тебя потом не сильно удивляет,
Что сердце с печенью в футбол кишкой играют.
А если ты притом останешься живой, -
Ты, значит, сам такой неслабый и крутой.

И, обнаглевши до немеряных мизинцев,
Ты тоже, вроде бы, не прочь повеселиться:
Покрыв раскатанной губою весь астрал,
Им дашь понять, что ты на всех на...

Ref.: Энергуи, энергуи...
А я маленький нахал.
Если скучно, если грустно -
Ставлю на уши астрал.


Вечерний бред
или
О вреде чтения многосерийных триллеров на сон грядущий

Стрелка компаса смещается
На северо-восток,
Цвет оранжевый меняет
На зеленый потолок...

Так, конечно, не бывает,
Не бывает это так.
Только фикус повторяет
Из угла, что я дурак.

Пусть соседи удивленно
Крутят пальцем у виска:
Я завел себе ворону
И живу под знаком "Кар!"

Стоит чуть опохмелиться -
Точка сборки едет вдаль,
Но жена в кошмарах снится -
Это Женщина-нагваль.

А союзники по крыше
Ночью бегают гуськом...
Доктор мне диагноз пишет -
Вот уже 20-й том.

Чтоб избавить вас от бреда,
Я прошу вас, господа,
Не читайте Кастанеду
Ни за что и никогда!

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика