Автомобильное оборудование

L.A. Jitterbug

Бессонная ночь адмирала

 

Переводчик: Ash-kha

Ссылка на оригинал: https://www.fanfiction.net/s/7442237/1/The-Admiral-s-sleepless-night.

Разрешение на перевод: запрос отправлен

Аннотация: Пиетт проводит беспокойную ночь на борту «Исполнителя».

Жанр: джен, фантастика

Рейтинг: G

Персонажи: Фирмус Пиетт

Размер: мини

Статус: закончен

 


 

Адмирал Фирмус Пиетт совершал свой путь по тёмным коридорам «Исполнителя», звёздного разрушителя суперкласса, с уничтожением Звезды Смерти снова ставшего символом царствования императора Палпатина, и он, Пиетт, имел честь командовать этим кораблём и остальным Эскадроном Смерти, будучи в этом вторым по рангу, уступая лишь Дарту Вейдеру.

Странно было обнаружить себя на этой позиции для Пиетта, который был непритязательным человеком, что не являлось характерной чертой имперского офицера. Возможно, это было связано с его происхождением из рабочего класса, с его родной планетой Аксксила, которая раньше была ничем иным как городской зоной военных действий. Пиетт был приучен к необходимости следить за тем, что происходило вокруг него, и ступать осторожно. Нет, это не значило, что он не попадал в свою законную долю драк – он мог постоять за себя в рукопашном бою. Его противники, кажется, всегда недооценивали его умения, связывая размер со способностью, и его мягкая манера разговора, казалось, только работала на пользу такому мнению.

Он многим был обязан Империи: она предоставила ему возможность не только ускользнуть с несчастных улиц Аксксилы, но и навести порядок на своей родной планете. Это был момент его триумфа: он – ведущий небольшое подразделение разрушителей, которые оказались способны очистить систему от контрабандистов, охотников за головами и прочих подонков.

Пиетт перестал вглядываться в монитор, который информировал его о жизнеобеспечении данной части корабля. Это была его привычка – совершать частые инспекции судна, проверяя наличие каких-либо аномалий со своим кораблём и экипажем.

Показания, мелькнувшие перед лицом Пиетта были удовлетворительны. Он продолжил путь; коридоры, по большей части, были пустынны. На корабле шла вечерняя смена, и адмирал по праву давно должен был удалился в свою каюту. Несмотря на то, что он чувствовал себя усталым, сон ускользал от него; сейчас под глазами у него лежали темные круги, придавая ему довольно зловещий вид.

Его мысли дрейфовали назад к его прошлому, которое он, казалось, действительно часто вспоминал в эти дни. Он был до недавнего времени капитаном «Исполнителя», и всё ещё ощущал потребность охранять этот корабль. Для него «Исполнитель» был большим, чем просто его флагманским судном. Это был его дом, его образ жизни.

Именно он и его команда нашли скрытую повстанческую базу на ледяной планете Хот, несмотря на протесты его предшественника адмирала Оззеля, утверждавшего, что это, скорее всего, неотмеченные на картах колонии или контрабандисты, но не повстанческий Альянс. Он выглядел таким увереным в тот момент, однако Пиетт не собирался отступать – Оззель сделал ошибку, считая Пиетта слабым. Но Пиетт подкрепил свои собственные аргументы фактами. В глубине души Пиетт спрашивал себя, кто в здравом уме захотел бы жить в бесплодной пустоши льда и снега – колония не продержалась бы и года. К счастью для Пиетта Дарт Вейдер услышал дискуссию между двумя офицерами, и тёмный ситх положил конец протестам Оззеля, поддержав младшего офицера.

Это стало первой ошибкой, которую совершил адмирал Оззель, второй же было не вывести флот со скорости света [1] вовремя, зримо предупредив повстанцев о нападении до его начала. Это должно было стать его последней ошибкой, и Пиетт на мгновение задался вопросом, был ли этот человек сочувствующим повстанцам или просто дураком. Как бы то ни было, Вейдер положил конец Оззелю – и вопросу Пиетта, – ткнув пальцем в неумелого адмирала, но задушив его с помощью Силы прямо перед Пиеттом.

Поспособствовав продвижению капитана средних лет в звании, этот инцидент однако оставил на нём свой отпечаток. Фирмус был не дурак, и он не был сочувствующим повстанцам. Но и он не был застрахован от ошибок.

Да, сказал он себе, соверши серьёзную ошибку перед Вейдером, и обнаружишь, что твою жизненную сила выдавливают из тебя, в то время как человек, стоящий рядом, вдруг найдёт себя произведённым в адмиралы. Легкая улыбка появилась на его губах: возможно, это не было бы плохо. Никто не станет оплакивать его, поскольку большая часть галактики воспринимала такие эпизоды, как простой факт, что ещё с одним монстром покончено по его собственному недосмотру.

По ходу своего пути он увидел члена экипажа, сгорбившегося над одной из нижних панелей со снятой крышкой. Пиетт нахмурился – что-то было не так: с чего бы штурмовику работать над основным узлом системы жизнеобеспечения корабля? «Это задача техника», - подумал он, быстро сократив расстояние между собой и флотским.

- Что вы здесь делаете? - с любопытством потребовал ответа адмирал.

Штурмовик пробормотал:

- Ну, сэр ... Я... был...

- Выкладывайте, - подстегнул Пиетт.

Мужчина оглядел коридор: тот был по-прежнему безлюден, за исключением его самого и имперского адмирала.

Через мгновение Пиетт ощутил ветер от нокаутирующего удара, когда кулак ударил его в центр корпуса. Ощущение сдублировалось, когда ещё один удар отправил его лицом в холодную твердую палубу. Сквозь боль разум Пиетта зарегистрировал тот факт, что он сражается не только за свою жизнь, но также и за свой корабль, и экипаж.

Адмирал, захлестнув ногой, опрокинул атакующего на пол вслед за собой. Он знал, что имеет дело не с одним из членов своего экипажа: самозванец, скорее всего, повстанческий диверсант, пришел он к выводу, пока медленно поднимался на ноги, используя стену для удержания равновесия.

Самозванец вскочил на ноги и провёл правый хук, которого Пиетту удалось избежать, только для того чтобы быть сбитым левым кулаком мужчины, заставившим имперца тяжело отлетать на переборку.

Пиетт попытался стряхнуть туман, который грозил поглотить его. Он сделал единственное, что мог сделать, бросившись на незваного гостя, сбив их обоих обратно на палубу. Нападающий применил ещё один удар по лицу, почти подмявший его под мятежника.

Однако Пиетту удалось остаться сверху, но нанесение ответного удара было проблемой для имперца, так как самозванец носил жесткую защитную экипировку штурмовика, и адмирал не собирался ломать все кости рук в бесплодных попытках. Лучшее, что он мог сделать, это удерживать того внизу и звать на помощь, надеясь, что кто-нибудь появится, до того как мятежник сможет одержать над ним верх, что не будет трудно для диверсанта.

Но прежде чем успел закричать, адмирал почувствовал, как сильные руки поднимают его с агрессора. Пиетт, не зная, что происходит вокруг него, попытался отшатнуться.

- Адмирал, - окликнул его металлический голос. - Все в порядке, сэр, позвольте нам забрать его отсюда.

Пиетт взял паузу, неуверенный, должен ли он доверять этим новым штурмовикам, что сейчас стояли перед ним. Затем, выдохнув, он кивнул им. Если бы они хотели его убрать, он был бы уже мертв. Нет, он знал, что они были отдельной частью его экипажа. Указал на панель, подделанную диверсантом.

-Поспешите! Я хочу проверить эту панель на взрывное устройство, - приказал он.

Только после этого он посмотрел на самозванца, с которого штурмовики, не теряя времени, сняли шлем. Пиетт был немного шокирован, обнаружив, как молод тот был на самом деле. Он был скорее мальчиком, чем мужчиной. Прятавшим страх за дерзким взглядом. Пиетт выдержал этот взгляд, удивившись, зачем кому-то, у кого вся жизнь впереди, рисковать собой в бессмысленном покушении. Тот факт, что он зашёл так далеко, обеспокоил имперца.

Пиетт был вырван из своих размышлений одним из штурмовиков – тем, кто снял его с нападавшего.

- Сэр, вы в порядке? Вы хотите быть доставлены в медицинский отсек?

Адмирал отмахнулся.

- Я в порядке, - сказал он и обратил свое внимание обратно на юного повстанца. - Кто ты? И как ты попал на борт моего корабля?

Ответом ему стала улыбка мальчика, а затем плевок в сторону лица и кителя адмирала.

Это привело к быстрой реакции двух десантников, державших пленника – того поставили на колени и заломили ему руки за спину, напомнив этим Пиетту его молодые годы на родной планете Аксксила и любимый приём местных хулиганов.

Он знал, что человек намеренно злит его и охранников. «Надеясь на быструю смерть,» - подумал Пиетт про себя, но он давно научился контролировать свой гнев, ибо гнев часто приводил к нежелательным для него ситуациям.

- Это не сработает, - сказал Пиетт тихо, обращаясь к пленнику. - Я не позволю своим людям убить тебя... пока, - адмирал помолчал, глядя на человека, стоящего на коленях. - Мне нужны ответы, и если ты хорошо не ответишь на них добровольно, другой вариант будет не очень приятным, я тебя уверяю.

- Сэр, - позвал десантник, с которым он разговаривал ранее. - Вы правы, здесь взрывное устройство, но, похоже, у него не было времени, чтобы активировать его.

Пиетт повернулся к солдату, стоящему рядом с ним.

- Вызовите сюда команду безопасности. Прочешите район, и убедитесь, что больше нет сюрпризов, - сказал он затем, оглянувшись на человека на палубе. – Также проверьте камеры безопасности. Я хочу знать, как он попал на борт, и работал ли он в одиночку. Обыщите весь корабль, я хочу, чтобы не было такого болта или винта, который остался бы непроверенным – разберите корабль на части, прежде чем нас разорвет на куски.

Повстанец взглянул на адмирала.

- Мы добьемся успеха, возможно, не за день. Но я обещаю. Альянс уничтожит этот корабль, - затем он добавил, выделив тоном: - Мы уничтожим вас.

Адмирал мог только пристально смотреть на юного будущего убийцу, зная откуда-то, что молодой человек говорил правду.

- Отведите его в изолятор временного содержания для допроса, - приказал, наконец, Пиетт своим людям.

Пиетт пронаблюдал, как выполняется его приказ, а затем, нагнувшись, поднял свою помятую кепку, который упала во время борьбы с молодым мятежником, и провел рукой по своим коротким каштановым волосы. Вздохнув, он вдруг вспомнил, что очень устал, и, надев кепку на голову, продолжал свой путь по тёмным коридорам, в то время как они оживали в связи новой безотлагательностью, так как каждый человек, разбуженный, чтобы выполнять приказы адмирала, знал, что на карту поставлено само его существование.

Угрозы повстанца до сих пор звенели в ушах, но он продолжал свой путь. Он многим был обязан Империи, и он выплатит этот долг своей жизнью, если это будет необходимо. Он был тем, кем он был – имперским офицером, принявшим присягу, и на нём лежал долг обязательств, которые он будет чтить до последнего вздоха.

 


 

[1] Здесь небольшая терминологическая ошибка автора. В гиперпространстве, согласно представлениям научной фантастики, скорость перемещения превышает скорость света.

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика