Автомобильное оборудование

ШИП


Автор: Darth Gunn
Переводчик: Ash-kha
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: Этот текст по существу описание насилия. Насилие - это жестокое действие, и я не одобряю его в любой форме. Я не верю, что это хорошо, но временно отказался от своих взглядов для написания этого рассказа, хотя любое действие в нем следует воспринимать, как фантазию.
Содержание: Маул получает женщину на Корусканте.
Обратная связь: Darth Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Прошлой ночью мне снова приснился сон. Девочка была такой же, как прежде, и прикосновения ее не изменились. Всегда одно и тоже... эти ощущения поглощают меня. Я не могу управлять ими. Такой экстаз, такая радость, такой восхитительный взрыв в паху – но никакого контроля.

Ее рука скользила под мою робу, и ее прохладная кожа соприкасалась с моей – горячей. Моя решимость тает. Я просыпаюсь в поту: семя пропитало простыню... и я испуган.

Что станет теперь с моей подготовкой? Я воин, и я близок к завершению моего обучения. Энергия Темной Стороны Силы таится в кончиках моих пальцев, мое тело – это оружие. Я могу контролировать боль, мне хватает самообладания, но это другое. Я могу внушать страх и справляться с ним, но и это не то же самое.

Сегодня учитель осветит мой союз с женщиной. Он так решил: он выбрал ее для меня, но у меня нет необходимости ни в ком, мне не нужна жена. Тем не менее, мой Лорд Сидиус знает, как лучше будет для меня и для нашего ордена. Интересно, как она будет смотреть на меня?.. Неважно.

Я должен вступить в этот союз сегодня. Впервые я прикоснусь к женщине, или женщина прикоснется ко мне. Я испуган. Это нелепо, но я боюсь. У меня пересохли губы, я ищу в глазах моего учителя возможность избежать этого, но он не говорит мне ничего. Как мне сделать то, что потребуется, если я извергнусь от простого касания? Лорд Сидиус не будет мной доволен.

Будет ли она лежать неподвижно, давая мне войти в нее, или мне придется использовать ее принудительно? А, может, я буду полулежать и позволю ей ласкать меня? Учитель ничего не говорил по этому поводу. Я наблюдал за зверем в глубине своей души: потревоженный зверь фыркал и рычал. Мне приходилось видеть проституток в барах – их руки скользили по телам клиентов, а ногами они обнимали тех за талию, когда трахались, стоя у стены. Где в этом величие ритуала? Зачем мне нужна жена?

Я искупался и оделся, готовясь, но я был не в состоянии есть, потому что мои кишки словно завязались узлом в ожидании битвы, хотя перспектива сегодняшней процедуры не выглядела привлекательной. Я немного выпил, потому что пересохли губы, и отправился на встречу с учителем в назначенное место.

Это была комната, отделанная камнем, конечно же, темная и украшенная портретами некоторых почитаемых нами ситхов. Слова моего учителя были успокаивающими, и я пришел в норму. Я чувствовал холод каменного пола и сырость в воздухе, слышал размеренное дыхание учителя. Я снова был уверен в себе – это пришло из тьмы.

Женщина пришла по команде моего учителя, и я сразу ощутил ее опасения. Это возбудило мой аппетит. Из-под капюшона я наблюдал, как она подходит с неуверенностью. Она дрожала: присутствие моего учителя и холод, исходивший от него, пугали ее. Я понимал, что должен узнать от него что-то важное.

Она стояла передо мной, и я слышал, как ее липкий рот сглатывает слюну. Она была небольшого роста. Почему я боялся ее? Она была физически слабой и больной от страха, и это вызывало у меня восторг. Я снял капюшон и увидел, как рассыпаются пылью остатки ее смелости. Я подхватил ее рукой, когда она начала падать на колени, и почувствовал, как сердце колотится в ее груди. Она знала, что в моих руках находится право решения жить ей или умереть, и трепетала от этого знания, но я должен был сконцентрироваться на словах учителя. Я выслушал их, понял и очень им обрадовался.

Я повторил старинную мантру, и мощь Темной Стороны пришла ко мне. Темная Сторона питала меня, когда я нанес отметку ситхов на женщину, и Темная Сторона праздновала ее боль. Пальцы женщины были запятаны красным и черным. Ее глаза обвиняли меня. Ее разум был полон ненависти ко мне. Ее тело испытывало ко мне отвращение.

Мои глаза исследовали ее фигуру. Ее кожа была безупречной, а ее пышные волосы спадали вдоль щек. Я не знал, красиво ли ее лицо. Что я знаю о красоте? Точно я знал, что ей будет больно, когда я возьму ее. Мой член напрягся в готовности, желая приступить к делу. Если я дотронусь до нее, то кончу сразу, как это было во время сна? Учитель рассердится по этому поводу?

Лорд Сидиус приказал мне взять ее. Мое сердце билось в такт с ее. Я повернулся было к учителю, но он уже ушел. Ритуал подошел к главной фазе, и я должен был сделать своей эту женщину.

По ее щекам текли слезы, но я не чувствовал жалости – никакого милосердия, только голод. Одним жестом руки я поймал ее при помощи Силы и заставил опуститься на пол, а ее крик только подогрел мою решимость. Я продемонстрировал мощь Темной Стороны, подвинув каменный стол, который служил алтарем. Он мог теперь послужить как стойка, на которую она могла опереться.

Я перенес ее на алтарь, и она дрожала в ожидании, пока я стоял над ней. Я снова обратил внимание на то, какая она маленькая, и спросил себя, сколько боли я заставлю ее испытать, когда разорву ее лоно. Я не знал, но она, смотревшая снизу вверх на мое лицо, знала. Она знала, что она у меня первая. Во мне поднялась ярость. Сука! Я схватил ее за подбородок и отвернул ее лицо, заставляя не смотреть на меня. Я не хотел ощущать на себя взгляд этих глаз.

Она испытала облегчение. Мое рвение осталось в сохранности. Я не ослабел. Она была готовой принять меня, но тугой, и я мог не прилагать усилий, а всего лишь следовать своим инстинктам. Во мне проснулся зверь, который зачинает свой выводок в глуши, рыча и шипя. На самом деле, здесь нет ритуала, нет достоинства. Немного странно то, что учитель решил оставить нас вдвоем.

Тем не менее... было приятно и весело трахнуть ее. Она почти не волновала меня меня, когда я кончил. Ее боль просто чуть заметно мерцала где-то в глубине моего экстаза. Я даже не вскрикнул, а вот она долго ревела, протестуя против терзавших ее ощущений. Я был слишком далеко от ее боли, чтобы представлять ее последствия. Бесполезный, восхитительный спазм.

Она лежит на полу, съежившаяся и дрожащая, но она испытывает облегчение оттого, что я оставил ее в покое. Она моя. Она знает, что она моя, и от этого испытывает тоску и опустошенность.

Я, тем не менее, праздную победу над моими опасениями, над самим собой.

осень 2003 года

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика