Автомобильное оборудование

Справочная информация по м/ф "Трансформеры"

 

Ash-kha

Космическая ржавчина

(новеллизация серии м/ф,
отрывок из "Игры в трансформеров-2")

— Астропоезд, берегись астероидов! — Громила с опаской косился на главный дисплей, который давал трансформерам возможность адекватно оценить сложившуюся пренеприятную обстановку: глыбы мчались навстречу космическому шатлу, и было странно, что ни одна из них еще не задела его.

Ни один пилот не может похвастаться стремительной реакцией робота-трансформера, буквально чувствующего с какой стороны, по какой траектории может прийти опасность. Однако существует предел и его возможностям.

Корабль сильно тряхнуло. Подпрыгнув в кресле, Громила вцепился в его ручки и сердито спросил:

— Ты что, забыл о силовом щите?

Скандалист, интересовавшийся только конечным пунктом их полета, перебил:

— Лучше обратите внимание на эту эмблему автоботов!

Десептиконы уже значительно приблизились к планете, еще недавно мерцавшей на экране маленькой точкой, и стал виден огромных размеров символ на ее энергетическом куполе.

— В этой части Галактики? — удивился Громила. — Но сенсоры не обнаруживают следов жизни...

Вождь десептиконов решил, что пора прервать бесполезную болтовню.

— Не надейтесь на сенсоры! — оборвал он фразу Громилы. — Осторожность прежде всего.

Через несколько минут шатл вошел в атмосферу. Двигаясь вдоль тропического пояса планеты, десептнкона почти сразу обнаружили город, гигантский даже по меркам перенаселенной Земли. Астропоезд пошел на посадку, и, высадив своих пассажиров, трансформировался в гуманоидоподобную форму.

— Это просто планета привидений, — такова была первая оценка Громилы, когда он спускался по трапу.

Кругом царило запустение. Многие здания были разрушении. За века, видимо, прошедшие с тех пор, как жизнь покинула город, ржавчина подточила крепления фантастических строений из металла, которые так напоминали трансформерам давно покинутую родину.

- Ужасно, - расстроился Аеторопоезд и добавил, чтобы хоть как-то поднять настроение себе и товарищам: — А я-то рассчитывал потрошить здесь автоботов!

Мегатрон с подозрением оглядывался по сторонам.

— Что-то не похоже на автоботов: оставить ржаветь целый город...

Одна из улиц вывела десептиконов к зданию мэрии, находившемуся на центральной площади, захламленной обломками предметов неизвестного теперь назначения до такой степени, что стало трудно продвигаться.

Скандалист первым заметил внушительных размеров механизм, выглядевший если не действующим, то хотя бы хорошо сохранившимся по сравнению со всем, найденным здесь ранее, а в некоторых местах еще и сохранивший первоначальный блеск серебристого металла, и устремился к нему.

— Он весь покрыт надписями! Жаль, что никто из нас не знает древнеавтоботского...

— Скандалист, не тяни свои корявые пальцы, — Мегатрон нехорошо усмехнулся; когда вождь говорит таким тоном, следует становиться тихим и иезаметным, хотя бы из чувства самосохранения. — А вдруг здесь бомба?

У Скандалиста сознание собственной значимости перевешивало все остальные чувства.

— Какая бомба? Это всего лишь доисторический аппарат связи, робот ты невежественный!

Мегатрон свирепо уставился на своего офицера, представляя, как расправится с ним, когда придет время.

Скандалист смел пыль с пульта, и его пальцы забегали по клавиатуре, отозвавшейся вспышками красных, голубых и желтых огоньков.

Неожиданно в нескольких шагах от трансформеров возникло сияние, указавшее на то, что вскрыт файл какого-то проекционного сообщения. Посреди площади сформировалась трехмерная голограмма робота-автобота.

— Если Кибертрон твой дом, то и жили бы вы в нем, — заговорил он тягуче и напевно. — Уши прочистив, внемлите рассказу! Скоро подхватите все вы заразу, подобно всем нам превратитесь вы в хлам. Всех разметут по углам!..

— Ой-ей-ей! — взволновался Громила, испуганно разглядывая то место, где секунду назад вещал призрак. — Похоже на проклятье!

- Ты прав, — согласился Астропоезд, — это недобрая весть.

— Замолчите, суеверные болваны! — прикрикнул на них Мегатрон. — Это все придумано, чтобы отпугнуть нас!

— Мегатрон прав, — согласился Скандалист, — когда на дверях проклятье, за ними —сокровища.

И не задерживаясь больше на площади, он пошел к зданию мэрии. Автоматические раздвижные двери сработали, хотя и разъезжались со скрежетом. После обширного холла был длинный коридор с обрушившимися кое-где железобетонными балками, который привел десептиконов к запертым дверям внутреннего помещения. Не озаботившись попыткой найти код электронного замка, Скандалист прострелил входную панель. Створки разъехались.

— Как мило! Светлячок, — хихикнул Скандалист, увидев огромных размеров железную букашку, усташшленную на постаменте в центре пустого зала.

— Если это светлячок, то не хотел бы я встретиться со стрекозой, — пошутил Астропоезд, вошедший следом.

Действительно, размеры жука производили пугающее впечатление: обхватить его смогли бы трое взявшихся за руки трансформеров, и выше их он был метра на 3-4.Для чего он мог был быть сконструирован прежними хозяевами?

Скандалист между тем направился к постаменту.

— Посмотрим, удастся ли его запустить...

Взявшись руками за верхние бронированные крылья жучка, он попутался развести их в стороны. Напрягся раз, и снова... никакого результата.

— Дай я помогу! — устремился к нему на помощь Громила.

Но и совокупные усилия не раздвинули крылья ни на миллиметр.

Мегатрон, поднявшись на постамент, отстранил обоих подчиненных в сторону.

— А ну-ка, посторонитесь, слабаки!

Не много есть в Галактике существ, способных сравниться в силе с вождем десептиконов. Мегатрон чуть присел, берясь за крылья светлячка, и рывком выпрямился.

Не разработанные суставы конструкции отозвались скрежетом, ко вот из глаз светлячка в потолок ударили голубые энерголучи. Мгновение — и потолка не стало. Он обрушился вниз грудой щебня, а трансформеров окутало облако пыли.

— Поразительно! — воскликнул Астропоезд.

Громила покивал головой:

— Теперь-то таких светлячков уже не используют...

Мегатрон рассмеялся, оценив причиненные одним только выстрелом светлячка разрушения.

— Да уж! — сказал он. — Какая ирония: автоботов ждет смерть от созданного ими же оружия!..

Погрузив светлячка в Астропоезда, снова принявшего конфигурацию межзвездного шатла, десептиконы вылетели назад к Земле.

Через несколько минут после старта, когда планета, так и не раскрывшая непрошенным гостям тайну своей гибели (впрочем, они этим особенно и не интересовались),уменьшилась до размеров футбольного мяча, Мегатрон, взглянув на задний обзорный экран, встревожился.

— Живей, Астропоезд! — велел он. — За нами гонится бешенный астероид. Выпусти-ка по нему пару молний!

Астропоезд послушался и несколько раз выстрелил из бортовых ионобластеров. Лучи разнесли астероид в осколки. К сожалению, шатл оказался слишком близко от эпицентра взрыва, каменная шрапнель ударила в его борта. Сквозь образовавшуюся, пробоину в кабину попали несколько обломков. Один из них, летя по инерции со скоростью, заданной ему взрывом, сбросил вождя десептиконов с кресла.

— Я ранен. Сильные повреждения, но курс сохранил, — доложил Астропоезд, как только к нему вернулась способность к осмысленной речи.

Адская боль не давала вождю десептиконов встать на ноги, он так и скрючился на полу - там же, где и упал.

— Оооу! Умираю! — простонал он. — На Землю, Астропоезд!

* * *

В ремонтном отсеке подводной базы десептиконов на Земле Мегатрон, лежа на кушетке, мучался ,ожидая, когда же придет Скандалист.

Наконец, тот появился, как всегда самоуверенный и неизвестно чем довольный.

— Астропоезд проваляется несколько недель, пока для него не изготовят запчасти, - уже от двери сообщил он.

У Мегатрона не хватало сил даже на то, чтобы сердиться.

— Забудь ты Астропоезда! Мне вот действительно очень плохо... Оохэ-кхе-кхе!..

Скандалист склонился над вождем, осторожно приподняв его за руки и грудь.

— В твоем плече, Мегатрон, застрял большой ©сколок...

— Похвальная наблюдательность, Скандалист! Поскорее выковыривай эту космическую занозу!

После ряда манипуляций Скандалист извлек из плеча Мегатрона острый, похожий на наконечник копья, камень, серебристо замерцавший в бледном свете больших неоновых ламп.

— Как это не печально, операция закончилась успешно, — прокомментировал он.

— Твои шутки бесят меня, Скандалист! — Мегатрон приподнялся и сел на кушетке, держась за больное плечо; когда он убрал ладонь от плеча, на пальцах осталась вязкая темная масса. — Это еще что за гадость?

Скандалист бросил на него взгляд через плечо ж усмехнулся:

— Ничего страшного, Повелитель. Ржавеешь.

Ужас, появившейся на лице Мегатрона, только частично отражал его противоречивое душевное состояние в тот момент, когда он представил себе подобную бессмыслицу.

— Этого не может быть! Мы нержавеющие!

Скандалист, возившийся в дальнем углу помещения с аптечкой посмеивался про себя. Ему нравилось беспомощное состояние лидера.

— Наверное, твой корпус изготовлен из отходов, Мегатрон, — предположил он.

Даже ослабленный болезнью вождь десептиконов был опасен.

— Это бредовые домыслы!!! — взревел он, безуспешно пытаясь встать на ноги.

* * *

Сегодня зал был полок учеными, съехавшимися в Нью-Йорк со всех стран мира. Шелест бумаг и разговоры затихли, когда на трибуну вышел Уильям Морр, уже четыре года бывший президентом научно-исследовательского фонда, организовавшего это собрание. Он заговорил, теребя листок с текстом:

— Господа, вы приглашены сюда по необычному случаю... Обычно премия за научные достижения присуждается человеку, но сегодня мы награждаем ею автобота Микроскопа за изобретенный им каростоп!

Вряд ли в зале был кто-то, не знавший названного только что имени. Робот-трансформер Микроскоп был гениальным ученым и, кроме того, одним из автоботов, которые под предводительством Оптимуса Прайма уже не раз сравали планы десептиконов по покорение Вселенной. Автоботы защищали Землю, потому что здесь Мегатрон хотел добыть энергию, нужную ему для глобальных завоеваний. Он снова и снова строил козни, надеясь покорить человечество...

— Большое спасибо, — Микроскоп, поднявшийся на сцену не доставал головой до потолка где-нибудь сантиметра на три, — это приятно и воодушевляет.

— Правда ли, что вы собираетесь покрыть каростопом все великие памятники планеты? — этот вопрос задал репортер телевизионной службы новостей, а операторы вели съемку.

— Собираемся со временем, — подтвердил Микроскоп. — Это поможет сделать их вечными. То есть... Вечность, конечно, понятие относительное, но на Кибертроне, моей родине, художественные и архитектурные шедевры спустя тысячелетия выглядят так, словно строители только что закончили работу. Вот это я называю вечным!.. Дамы и господа, как известно, каростоп предотвращает коррозию металлов. К сожалению, в настоящее время нам хватит каростопа только на один памятник — Статую Свободы. Состав готовился из редких элементов, и ,разумеется, мы не хотим, чтобы его формула стала известна десептиконам...

Конец речи Микроскопа заглушили первые аплодисменты собравшихся - научной и городской элиты, пришедшей на презентацию.

Микроскоп поклонился публике.

* * *

— Я связался с ремонтной зоной, — сказал Скандалист, появляясь между раздвижными дверями медпункта. — Твои запчасти изготовят, как только появится возможность.

Мегатрон был измотан борьбой с болью и собственными страхами; в голову ему приходили самые жуткие предположения о возможных исходах болезни. Он отгонял их, но они возвращалась снова и снова. Ржавчина сжирает его корпус. Что происходит? Почему? Никаких ответов.

— Заменой грудного отсека не обойтись, — он уставился в пол, чувствуя, как готова навалиться на него апатия, но еще борясь с нею; его мозг лихорадочно искал выход. — Кроме того, у них не хватит знаний... Мне нужен специалист... Прикажи эффектиконам поймать Микроскопа и притащить его сюда. Делай, что я сказал!

Повысив голос, Мегатрон тут же закашлялся.

Скандалист покачал головой, оценивая про себя, сколько еще вождь протянет. Потом он повернулся спиной к Мегатрону и зашагал по коридору.

— Проклятье! — выругался Мегатрон, глядя на закрывающуюся дверь.

* * *

Над маленьким островом в Нью-йоркском заливе, излюбленном месте экскурсий всех туристов, кружили пять самолетов, демонстрируя ветрам, солнцу и случайным зрителям алую эмблему автоботов на своих крыльях.

— Эй-хо! — воскликнул Рогатка. — Вперед, аэроботы! Спасем от смерти старушку Свободу!

— Этого бездействующего робота? — передал по внутренней связи Пикировщик.

— Она не робот, она всего лишь пустотелая конструкция, — ответил Отишлвгч.

Аэроботы закружились над памятником, разбрызгивая каростоп ровным, аккуратным слоем, словно при помощи аэрозоля. Вскоре вся статуя отливала тусклым серебристо-серым цветом. Работа была

* * *

Пассажирский лайнер был перехвачен эффектиконами за несколько километров до Нью- Йоркского порта.

Стояла теплая погода. Заходящее солнце окрашивало морскую воду в оранжевый цвет придавала теплый оттенок белым бортам теплохода. Ветра не было — полный штиль, и американский флаг обвис на мачте. Некоторые пассажиры еще загорали в шезлонгах на верхней палубе, другие — беседовали у перил или прогуливались по кораблю. Шог© людей было к в; открытом ресторане.

Неожиданно неизвестно откуда взявшийся железный монстр приземлился на палубу, сотрясая при этом тяжелый лайнер словно дощатую лодочку.

— Спокойно, люди, это налет, — произнес Мотомастер; его логика всегда оставляла желать лучшего. — Иет^нет^без паники! Советую оставаться на своих местах. С этого момента я командую этой шаландой.

Капитан попытался вызвать порт, чтобы сообщить о нападения, но один из эффектиконов, снижавшихся вслед за своим командиром, выстрелом начисто снес мостик. Люди заметались по палубе. Кое-кто, теряя от страха голову, выпрыгивал за борт.

Микроскоп никак не мог отвязаться от дотошных журналистов. Он направлялся к Статуе Свободы, чтобы самому проследить за работой аэроботов, когда в порту его перехватила мисс Джулия Ирис. Ото всякого другого журналиста Микроскоп сейчас же попытался бы избавиться, но Джулия была давней знакомой и хорошим другом всех автоботов, и ей он не мог отказать. Теперь он давал интервью.

— Каростоп защитит Статую Свободы от всех кислотных дождей и остальных вредных воздействий.

— Из чего же состоит ваш замечательный каростоп?

— Все, что касается составляющих, к великому сожалению, является тайной...

В доке пришвартовывался корабль. Но еще до того, как был спущен якорь, Мотомастер подал знак своим подчиненым:

— Эй, парни, охота на дичь началась!

Благодаря способности десептиконов к левитации эффектиконы преодолели оставшееся до берега водное пространство и, трансформировавшись в автомобили, без предупреждения начали атаку.

Джулия, побывавшая с автоботами не в одной переделке, быстро разобралась в ситуации и, толкнув оператора на землю, спасла его от срезающего лазерного луча. Потом, вскочив на ноги, двое людей вместе побежали под прикрытие доковых складов.

Микроскоп, больше ученый, чем воин, не обладал быстрой реакцией. Он удивился, расслышав слова Мотомастера, а сочетание конфигурации автомобиля и эмблемы десептиконов на корпусах нападавших роботов на мгновение его озадачило, но потом он сообразил, в чем дело.

— Эй! А ты кто такой? Эффектикон?

— Ты догадлив, — согласился Мотомастер.

Он трансформировался в боевую форму и ,прежде чем до Микроскопа дошло, что пора начать обороняться - прежде, чем автобот сообразил, как это делать, направил на него свой атомный дезинтегратор.

- А это привет от Мегатрона!

Мотомастер трижды выстрелил: пучок протонов должен был вывести из строя Микроскопа на некоторое время, но тот успел уклониться.

— Я в ловушке!

Эффектиконы окружали его, готовя металлическую сеть.

— И ты снова не ошибся, — довольно улыбаясь, согласился Мотомастер.

Бросок, и прочная сеть накрыла Микроскопа, а он запутался в ней. Брыкающегося автобота связали и погрузили на угнанный специально для этой цели лайнер.

— Помоги, Оптимус! — из последних сил позвал Микроскоп.

* * *

— Что ж, Броневик, работа почти завершена, — лидер автоботов с удовольствием осмотрел возвышавшуюся над ним каменную женскую фигуру.

Где-то невдалеке взревел мотор. Оптимус Прайм обернулся на звук. К острову приближался катер, и , бросив его руль, Джулия Ирис бежала по носу лодки. Вот она спрыгнула на песок и замахала рукой автоботам.

— Оптимус Прайм, — закричала она, — скорее! Микроскопа похитили!

Лидер автоботов среагировал мгновенно.

— Аэроботы, похищен Микроскоп, — Оптимус взглянул вверх, где над Статуей по-прежнему кружил отряд Арбалета. — Быстро на поиски!

Приказ не нужно было повторять дважды: дисциплина у автоботов была превосходной, каждый сознавал свой долг и обязанности. Включив двигатели на полную мощность, аэроботы сверкнули и исчезли на фоне диска садящегося солнца.

* * *

Эффектиконы рассчитывали, что операцию удастся провернуть тихо. Но сообразив, что то органическое существо, маленькая шпионка автоботов, доложит обо всея Оптимусу Прайму и тогда, вероятно, за ними вышлют погоню, они связались со штабом десептиконов и попросили о подмоге. Скандалист, получивший их сообщение, послал Разряда их встретить, а потом пошел рапортовать о ходе дел Повелителю, который хотел быть в курсе всех событий.

* * *

В Атлантическом океане, вдалеке от любого берега, эффектиконы перегрузили пленника в прибывшего к ним Разрада.

— Шевели ботами, тебя ждет аудиенция у Мегатрона!

Хотя Разряд — один из самых быстрых трансформеров, аэроботы нагоняли его: ведь он летел нагруженный пассажирами.

Аэроботы увидели внизу под собой брошенный атлантический лайнер, а впереди маячил фиолетовый хвост шатла.

— Это Разряд!

— Клянусь аэронами, Микроскоп там!

- Не упусти его, Пикировщик.

Разряд выделывал потрясающие виражи, пытаясь оторваться от преследователей.

— Скорее, он уходит! — взревел Рогатка.

- Полный вперед, — согласился Налётчик.

Разряд волновался. Он не раз встречался с аэроботами в бою и понимал, что без преимущества во времени, не сможет тягаться с ними в скорости долго, а в открытую схватку вступать нельзя. Он связался со штабом.

— Слушай, Мегатрон, Микроскоп со мной, но на хвосте аэроботы. Подготовьте встречу!

* * *

Башня, как огромная антенна, выдвинулась из-под воды. Она служила единственным входом в подводный штаб десептиконов.

Открывшийся шлюз впустил Разряда и снова стал частью глухой стены. На чашеобразной площадке наверху башни аэроботов ожидали Ревун и его двойняшка Колун.

— Вот прилипли, — досадовал Колун.

Взявшись за крылья светлячка, братья вдвоем выпустили смертоносный бирюзовый луч в преследователей.

— Врассыпную! — скомандовал Арбалет.

— Теперь подлетайте, мотыльки, — зловеще проворковал Ревун. — Мы вам крылышки подпалим!..

Огромный радиус действия светлячка не давал возможности аэроботам уберечься от его луча. Они еще надеялись освободить Микроскопа и подлетали ближе. Их образумили только ранения и выход из строя некоторых внутренних систем.

— О-а-у!

— Это какой-то допотопный агрегат! — простонал Пикировщик.

— Но работает! Надо сообщить Прайму.

Развернувшись, автоботы полетели к побережью. Довольные своей работой десепто-хулиганы, хохоча, сыграли в ладушки.

Через несколько минут башню поглотил океан.

* * *

Кипящий негодованием Микроскоп был проведен нехарактерно для себя молчаливым Скандалистом по внутренним коридорам вражеского штаба в медцентр. Впихнув пленника внутрь, Скандалист сам остался снаружи и закрыл дверь.

На кушетке, спиной к Микроскопу, сидел вождь десептиконов. Он сутулился, и, будь пленник повнимательнее, он догадался бы, что ситуация не так проста и понятна, как кажется на первый взгляд.

— Добро пожаловать, Микроскоп, — Мегатрон закашлялся. — Слушай, давай без формальностей...

Обычно погруженный в себя и спокойный Микроскоп был сейчас взвинчен.

— Ведь мы тобой враги и...

В этот момент Мегатрон обернулся. Да! Было от чего онеметь. Вся его левая рука, грудь и часть лицевого щитка были покрыты ржавчиной. Вождь десептиконов медленно агонизировал. 0н даже говорил с трудом, теперь-то проснувшийся в автоботе доктор заметил это.

— У тебя есть уникальная возможность помириться и оказать мне услугу.

Микроскоп даже на шаг назад отступил: вот уж чего он никогда не ожидал услышать от Мегатрона, так это подобного заявления! Настолько сильного удивления робот-ученый не испытывал с тех пор, как трансформеры сбросили иго квинтессонов.

— И чего же ты хочешь?

— Есть одна небольшая проблема... — приступ кашля помещал Мегатрону договорить.

- Если ты решил шрнтьея, Мегатрон, то должен отдать мне ваше новое оружие,—категорично сказал ученый.

Вождь десептиконов даже не стал торговаться.

— Если поможешь, оно твое.

Микроскоп колебался только секунду, ища возможный подвох, но Мегатрон действительно выглядел опасно больным...

— По рукам!

* * *

После получасового осмотра и проведения всех анализов Микроскоп мог поставить диагноз, но, боясь признаться в нем даже самому себе, стал перепроверять результаты. Наконец, он вздохнул:

— Ух, Мегатрон! Да ты где-то подцепил металлочуму.

Опасавшийся чего-то подобного, Мегатрон не сдержал эмоций:

— Не обманывай! Только органические формы жизни подвержены таким инфекциям!

— Это очень редкая инфекция, — покачал головой Микроскоп. — Легенда гласит, что она сгубила целые поколения роботов, как черная чума людей. Это космическая ржавчина. И вот в чем ее причина... Астероид, попавший в тебя, просто набит бациллами ржавчины,— автобот осторожно держал щипцами каменный осколок, потом отложил его в сторону и взялся за сделанный на скорую руку детектор.

— Так все дело в этом?!

— Да, и питаются эти бациллы каким-то космическим излучением. Я чувствую его энергию... Здесь!

Детектор указывал на светлячка — обещанную Мегатроном плату за врачебную помощь.

— На моем энерголуче? — в голосе Мегатрона смешивались недоверие и страх.

— Да. И плодятся они со страшной силой, — Микроскопу не нужно было дополнительных приборов, чтобы рассмотреть этот процесс. — Прежде чем тебя лечить, надо покончить с этим устройством.

Вcя сдерживаемая за последнее время Мегатроном ярость вырвалась наружу: мало того, что он вынужден мириться с нахальством своего адъютанта, теперь еще какой-то автоботишка смеет ставить условия ему — ЕМУ!

— Но мы так не договаривались! Помоги мне! Лечи меня! Живо!!! — для большей убедительности Мегатрон собрался стукнуть кулаком по ближайшему подходящему для этого предмету, но от встряски проржавевшая ладонь отвалилась и со стуком упала на пол. — Живо!.. Я уже разваливаюсь!

Микроскоп нагнулся и подобрал утерянную вождем десептиконов часть. Он извлек из грудного отсека, где хранились у него некоторые необходимые запчасти и медикаменты, небольшую бутылочку с прозрачной жидкостью и полил ею стиснутую в кулак ладонь Мегатрона.

— Может быть, это средство тебе поможет...

Рука мгновенно приобрела свой нормальный вид.

— А что это? — оживился Мегатрон.

— Так называемый "каростоп". Он невероятно эффективен.

— А ну-ка дай! — здоровой рукой вождь десептиконов цепко схватил сосуд с препаратом.

Он облил себя, израсходовав весь запас. Вязкая темная масса на воспаленных местах отмирала под воздействием каростопа.

— Десептиконы! — радостно прокричал Мегатрон. — Это средство помогает!

Скандалист, нетерпеливо маячивший в коридоре, ворвался на голос вождя.

* * *

Космос дрейфовал на околоземной орбите.

— Бластер, — обратился он к своему пассажиру, — у меня кошмарные новости! У нас нет больше ни капли ингредиента X!

— Ну, что ты скажешь! — огорчился Бластер. — Прайм нам прочистит контакты за эту новость. Каростоп-то нам больше не сварить!

* * *

Возвращения аэроботов в штабе автоботов ждали с волнением. Успех или неудача? Все переживали за своего товарища. Даже Силач, часто подтрунивавший над Микроскопом из-за склонности того к пацифизму, из-за отсутствия решительности и боевого духа, не находил себе места. Он метался по командному центру, проклиная десептиконов и расписывая, что он сделает с похитителями, когда до них доберется.

Прилетевших аэроботов сразу провели к Оптимусу Прайму.

— Мы гнали Разряда до самого штаба десептиконов, — доложил Арбалет.

— Да, но по нам вдарили каким-то энерголучем, — в своей обычной манере встрял Рогатка. — Чуть хвост не сгорел!

— А мое крыло на долго обеспечит ремонтников работой, — пожаловался Пикировщик.

Оптимус Прайм озабоченно смотрел на них.

— А вот это уже не смешно, — сказал он.

Неожиданный сигнал Телетрона о коротковолновом вызове на связь привлек его внимание. Он подтвердил свою готовность вступить в контакт, и на экране суперкомпьютера появилось изображение Мегатрона.

— Привет тебе, Оптимус Прайм. Я вдруг решил совершить акт доброй воли...

— Акт доброй воли? — лидер автоботов был насторожен, потому что уже не раз подобным образом десептиконы завлекали его войнов в ловушки, из которых чудом удавалось уйти живыми; больше он рисковать жизнями своих воинов не будет. — Это на тебя не похоже...

— Не перебивай! Я расстаюсь с Микроскопом.

— Где? И когда?

— В каньоне Фокс-Крик, расположенном рядом с твоим штабом.

— Ну, а когда?

— Когда захочешь. Но не позже, чем до полудня.

— А что будет в полдень?

— В полдень солнечный луч, сфокусированный его объективом, зажжет фитиль, подведенный к бомбе, и тогда — прощай, Микроскоп!

Оптические датчики вождя десептиконов были насмешливо прищурины. Мгновение — и его изображение пропало с дисплея.

Оптимус Прайм повернулся к своим подчиненным.

— Автоботы, надеюсь, вы понимаете, что это ловушка? Но иначе мы останемся без Микроскопа... Играть придется на поле Мегатрона и по его правилам.

Он обвел воинов взглядом, определяя их настроение. Нет, никому не приходило в голову, что игра не стоит свеч. Мысленно он облегченно вздохнул: этим и силен его отряд — единством цели и взаимоподдержкой.

Затем Оптимус отдал приказ:

— Автоботы, трансформируемся и поехали!

Сам он, принявший конфигурацию бронированного грузовика, возглавил колонну из машин различных моделей и назначения. Выехав из штаба, автоботы спустились в долину и, поднимая красную песчаную пыль Кордельер, направились к каньону Фокс-Крик.

Приказав автоботам остановиться у обрыва и остаться здесь, чтобы контролировать обстановку сверху и в случае чего прикрыть его огнем, Оптимус Прайм трансформировался и спустился в каньон. Микроскопа он нашел в таком положении, как и описал Мегатрон. До полудня оставалось совсем немного времени. Оптимус Прайм, подняв голову, осмотрел склоны каньона. Броневик помахал ему сверху, что все в порядке.

Тихо. И не следа десептиконов. По-видамому, они действительно оставили пленника здесь и ушли. Что бы это значило? Если десептиконы в засаде, то чего ждут: лидер автоботов сейчас отличная мишень! А если десептиконов здесь нет, то в чем подвох?..

Микроскоп застонал, и Прайм поспешил к нему на помощь. Приблизившись, он увидел, что весь корпус его товарища поражен странной темной плесенью.

— Не подходи, Оптимус! — попытался остановить его Микроскоп. — Ты заразишься космической ржавчиной...

— Если я не подойду, бомба разорвет тебя на части! — но все же Прайм замедлил шаги.

Однако решимость быстро вернулась к лидеру автоботов и, опустившись рядом с пленником на колени, он принялся распутывать стальные жгуты, державшие Микроскопа в непригодной для передвижения форме и препятствовавшие трансформации.

— Нет, Оптимус, беги! Спасайся сам... — голос Микроскопа был слабым, измученным, еле слышным.

— Помолчи. Это приказ.

— Но... Но ведь... Оптимус ...

Как только жгуты были сняты, Микроскоп трансформировался в гуманоидноподобную форму, но на большее у него не хватило сил. — Лучше оставь меня здесь, Оптимус! Если я вернусь домой, я вас всех перезаражу...

— Нет. Никто не посмеет бросить тебя здесь. Ты немедленно едешь с нами...

Взяв Микроскопа на руки, Оптимус Прайм стал подниматься по склону каньона наверх.

* * *

В командном центре штаба автоботов Храповик, Гонщик и Санитар сразу осмотрели Микроскопа. Все трое только развели руками: ни медицина, ни наука не знали, как бороться со стремительно распространяющейся заразой.

— Я заражен не просто ржавчиной, — объяснил Микроскоп,— а какой-то пожирательницей сплавов.

— Но откуда же взялась такая напасть? — спросил Оптимус Прайм.

— Может быть, Телетрон что-то знает, — предположил Броневик, вводя запрос в компьютер, слывший уникальным кладезем информации.

— Веду поиск, — сообщил отстраненный, без интонационный голос; на большом дисплее вспыхивали и исчезали различные схемы, образы и символы. — Бациллы занесены с планеты Антилла. Некогда там процветала цивилизация автоботов, но вследствие падения заразных астероидов началась эпидемия космической ржавчины. Искоренить заразу не удалось, что и явилось причиной гибели легендарного 13-ого легиона автоботов.

Оптимус Прайм помрачнел.

— Теперь та же участь грозит и Земле.

Положение автоботов ничуть не улучшилось: теперь они знали, откуда пришла болезнь и что она собой представляет, но все равно не представляли, как с ней бороться.

— Но у нас есть хоть какая-нибудь возможность спастись? — спросил Броневик.

Телетрон дал ответ незамедлительно, хотя на этот раз вопрос адресовался не ему.

— Каростоп — это единственное противоядие.

— Но на данный момент у нас кончился секретный катализатор, — сказал Оптимус Прайм.

— Стойте! — вмешался Гонщик. — У меня есть идея. Попробуем дубликатор материи.

Лидер повернулся к нему.

— Дубликатор материи? Он не работает. И не работал!

Несмотря на уважение, которое Оптимус испытывал к гениальному технику, он сразу отверг его предложение. Сейчас оставалась одна надежда — совет Телетрона. Но тут дисплей подернулся серой дымкой, а разноцветные огоньки клавиатуры погасли.

— Хм, странно. Завис что ли наш помощник Телетрон? — Оптимус пробежался пальцами по клавишам, но компьютер не отозвался на вызов, а в суставах Оптимус почувствовал резкую боль: их покрывала темная сеточка ржавчины. — Мои руки! Космическая ржавчина...

Он прикрыл оптические датчики: яркий свет, исходивший от экрана Телетрона, неожиданно стал вызывать в них резь. Серьезный признак заболевания. Мысли неслись со скоростью тока в его электронных цепях, неслись, никак не задерживаясь, не давая возможности сосредоточиться на чем-нибудь одном: "У меня нет выбора... Я должен спасти Микроскопа... Нас всех... Пока еще не слишком поздно!"

— Храповик! — позвал он. — Бластер!

Названные им автоботн выступили вперед. Космическая ржавчина разъедала их корпуса, и кое-где уже обнажились микросхемы.

— Да что же это такое! — вскричал Бластер. — Почему мы должны умирать?!

— Ребята! — взмолился маленький Шершень. — Да выключите же кто-нибудь отопление!

* * *

На широком скальном выступе, откуда просматривалась вся окружающая местность, и штаб автоботов был виден, как на ладони, с комфортом расположились десептиконы. Они никогда бы не решились подобраться так близко, если бы не знали, что сейчас их враги беспомощны и не опасны. Мегатрон, уже полностью оправившийся после ранения и болезни, рассуждал: что бы не делалось — все к лучшему - наконец-то, долгожданный триумф победы над автоботами был близок.

Кассетные воины направляли луч ставшего на минимуме светлячка на штаб автоботов.

— А давайте дадим полную мощность, — предложил Громила, — и сделаем из автоботов жаркое!

Кровожадный азарт любимчика Мегатрона сегодня несколько не соответствовал настроению и планам вождя.

— Нет, — сказал тот, — это не доставит мне удовольствия. Я хочу, чтобы перед смертью они помучались. Ха-ха-ха! Скоро от них останется только ржавая пыль!

* * *

Состояние осажденных было плачевным. Большая часть воинов лежали на кушетках, на полу без движения или сидели, уставившись перед собой безучастными взглядами, время от времени постанывая.

Оптимус Прайм и немногие, еще имевшие силы, чтобы оставаться на ногах, собрались у экрана Телетрона. Благодаря техническому таланту Гонщика и советам Микроскопа компьютер удалось привести в действующие состояние. Сейчас он показывал окрестности.

За одним из скальных выступов горного хребта, с юга огораживающего долину, в которой располагался штаб, что-то блеснуло. Телетрон дал приближение. Картина, которую автоботы увидели, объяснила им, почему болезнь развивалась с большой скоростью.

— Своим лучом он подкармливает этих паразитов! — в голосе Оптимуса Прайма смешались возмущение и презрение к такой тактике борьбы: ведь это же было все равно, что стрелять в спину или бить лежачего.

За спиной лидера Микроскоп негромко сказал:

— Значит, нельзя терять времени. Пойдем, Гонщик, у нас есть работа.

* * *

— Ну, Бархан, — обратился Мегатрон к своему адъютанту, — Лазерник установил скрытую камеру?

— Так точно.

Экран небольшого плоского транслятора показывал командный центр штаба автобогов. Со времени возвращения Микроскопа на базу прошло несколько часов, и чума не пощадила никого. Надежды не осталось, и даже Оптимус Прайм пал духом. Для Мегатрона не могло быть более отрадного зрелища.

— Получается! — он радостно стукнул одной ладонью, сжатой в кулак, по другой ладони.

Броневик застонал и приподнялся. Он что-то говорил, и Бархан подправил настройку громкости.

— Надо каким-то образом попасть на Кибертрон, Прайм. Я не представлял, что конец будет таким!

Мегатрон захохотал и цинично прокомментировал:

— Зря они облили эту статую каростопом, а остаток отдали мне. Хе-хе! Ржавейте с миром, автоботы!

Неожиданно в районе съемки камеры появились новые действующие лица; они пришли из лаборатории Гонщика.

— Нам удалось! — сообщил Микроскоп. — Есть шанс спастись.

— Что?!! — Мегатрон не верил, что снова может потерпеть неудачу.

— После ударного воздействия дубликатор заработал, — объяснял Гонщик. — Теперь надо занять немного каростопа у Статуи Свободы и начать его массовое производство.

С яростью Мегатрон выбил транслятор из руки адъютанта.

— Надо спешить!

— Конечный пункт назначения? — педантично осведомился Бархан.

— Статуя Свободы, болван! Жаль только, что автоботы не найдут ее на месте!

Десептиконы летели сломанным строем, так как Мегатрон предводительствовал и был впереди, а Скандалист, Разряд, Астропоезд и другие, трансформирующиеся в самолеты или прочие высокоскоростные средства воздушного передвижения, роботы не решались сменить гуманоидоподобную форму на более приспособленную к полетам, чтобы же обогнать вождя. Поэтому передвигались они не особенно быстро.

Приближаясь к острову посреди нью-йоркской бухты, Мегатрон скомандовал:

— Эффектиконы, трансформируйтесь в Мегазавра!

Сливаясь, эффектиконы сформировали гигантского робота: ростом он был по грудь Статуе Свободы и обладал колоссальной силой. Предполагалось, что он должен схватить каменную даму в охапку ж утащить ее туда, где ее не могли бы отыскать автоботы. Но в последний момент Мегатрон изменил решение: план был слишком трудоемким, и, кроме того, выполняя его, можно было не успеть в срок.

— Светлячка к бою! А теперь, Мегазавр, покончи со Статуей!

Супер-роботу на максимальной мощности для этого было бы достаточно одного выстрела, но внезапное вмешательство отвлекло десептиконов.

— Брось ее, Мегазавр!

— Прайм!?! — взревел Мегатрон, узнав по звуку вестибулярного синтезатора своего давнего соперника. — Покажись!

На голове Статуи Свободы, между лучами ее короны, стояла фигура бело-красного робота, вооруженного лазерной винтовкой, которая сейчас была нацелена точно в оптические датчики приближающегося монстра.

- Отступай, Мегатрон.

— И кто же меня заставит это сделать?!

Жесткая ирония звучала в голосе Повелителя десептиконов, в тот же момент он выстрелил. Его термоядерная пушка, способная при необходимости стереть с поверхности планеты небольшой город, была нацелена не на Оптимуса Прайма, а рядом с ним. На этот раз Мегатрон решил поиграть в "кошки-мышки". Отпрянувший автобот оступился и сорвался бы вниз, не сумей он в последний момент ухватиться рукой за луч короны.

— Никак у тебя батарейки сели? — издевался Мегатрон. — Или ржавчина разъела тебе блок здравомыслия?

— Может и так... — с трудом ответил Оптимус Прайм, пытаясь подтянуться: вот он сумел зафиксировать корпус, опираясь на кудри Свободы ногой, и поднял винтовку: — Зато система наведения не пострадала.

Серия выстрелов отбросила не успевшего среагировать Мегатрона назад. Он дважды перекувыркнулся в воздухе и едва удержался на лету. Прятавшиеся до этого возле Стари автоботы вступили в бой. Завязалась перестрелка.

— Мегазавр, чего же ты ждешь?! — Мегатрон выходил из себя, видя, что его грандиозные планы по уничтожению автоботов и покорению всей Вселенной висят на волоске.

Рядом со стремительно наступающим монстром прочие трансформеры казались козявками; выстрелы автоботов никак не могли ему повредить. Мегазавр готовился активировать светлячка. Мегатрон криками подстегивал своих воинов вступать в битву, чтобы дать время Мегазавру приготовиться.

— В атаку!

— О, дьяволы! — простонал Гонщик, которого ранили в ногу, и теперь он вынужден был отстреливаться, стоя на одном колене.

Десептиконы одолевали.

— Аэроботы, трансформируемся в Супериона! — принял решение Арбалет, поняв, что приказов ему ни от кого не дождаться.

Ни по своей силе, ни по вооружению сформированный аэроботами гигант не уступал Мегазавру. Как тут было не вспомнить, что он был создан для того, чтобы ограничить господство десептиконов в воздухе, в ответ на создание десептиконами эффектиконов, трансформеров-автомобилей, предназначенных для борьбы с автоботами на наземных трассах, где они издавна были паяными хозяевами.

Два гиганта сцепились, один — пытаясь отнять светлячка, другой — привести его в дейстже. Неожиданно, сделав подножку, Суперион опрокинул противника в воду. Тот, теряя равновесие, взмахнул руками и выпустил светлячка. Металлическая ступня Супериона, опустившись, раздробила его в осколки, на болты и шурупчики, в мелкое металлическое крошево.

— Мой энерголуч! — Мегатрои видел происшедшее, но не мог смириться с потерей такого эффективного оружия. — Десептиконы, настало время спасаться бегством!

Он реально оценил шансы: против Супериона без Мегазавра, который развалился на отдельных эффектиконов, десептиконам было не выстоять. Тем более что автоботы сражались с храбростью тех, кому отступать некуда, и сейчас, снова перейдя наступление, сильно теснили его воинов.

Десептиконы удирали так поспешно, что Скандалист даже забыл об этикете и, трансформировавшись в истребитель, скрылся за горизонтом раньше, чем Мегатрон пролетел половину пути. Замешкались и эффектиконы, не успевшие прийти в себя после встряски, устроенной им Суперионом.

* * *

Спустя сутки автоботы вернулись в нью-йоркскую бухту, чтобы отдать должное своей спасительнице — скульптуре, олицетворявшей свободу, за которую они сражались.

— Надеюсь, мы больше не заразимся этой ржавчиной, — сказал Оптимус Прайм.

— Да, и наша старушка перестанет болеть, — поддержал его Бластер.

— Какая? — не понял его Оптимус.

— Вот эта!

Над Статуей Свободы кружили аэроботы, выписывая в голубом небе дымчатые буквы: "VIVA".

Bсе рассмеялись облегченно, сознавая, что избежали страшной беды. Здесь, среди друзей, им не хотелось вспоминать, что где-то десептиконы строят коварные планы по завоеванию вселенной, и за мир и свободу предстоят еще тяжелые бои.

1996 год

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика