Автомобильное оборудование

Справочная информация по м/ф "Трансформеры"

 Ash-kha

Игры в трансформеров

(газетный вариант;
восстановлено по №№ 4-8 (6440-6444) "Пяти Углов" за 1996 г.)

 

"ПЯТЬ УГЛОВ" ТРАНСФОРМИРУЮТСЯ В "ШЕСТОЙ КАНАЛ"?

Нет, конечно! Просто вместо того, чтобы обзывать подростков-трансформанов "примитивом" или "сумасшедшими", как это делают некоторые наши читатели, мы хотим их понять!!!

Вот уже почти год наша редакция похожа на трансформаторную будку, где высокое напряжение. Потому что война трансформеров из мультика захватила и наши стены. Вернее, Стену, которую они и штурмуют. Причем многие, не доверяя почте, приходят в редакцию лично и собственноручно вешаются на Стену. Изумленным корреспондентам спокойно объясняют, что они от Гальватрона (или Оптимуса Прайма, или еще кого-нибудь) и что Вселенная в опасности, а мы тут занимаемся какой-то ерундой вместо того, чтобы публиковать их объявления. Особенно серьезные бои разгорелись за трон Гальватрона, репортаж об этом готовится - на месте сражения работают наши спецкоры (бывшие хоббиты)...

Семнадцатилетняя Дина Смирнова, будущий психолог, читала-читала эти трансформерские страсти, и они ее заинтересовали с психологической точки зрения. Она поняла, что подростки не просто смотрят мультик, не просто играют в него, а живут в трансформире - сразу в нескольких ярких реальностях. Дина в результате написала повесть "Игры в трансформеров", которую посвятила двенадцатилетнему брату Володе Шапкарину, - он тоже любит этот мультик. Она и раньше придумывала для Володи интересные истории...

Между прочим, сама Дина росла без телевизора - папа принципиально не покупал, а когда все дети смотрели мультики, он водил дочку в кинотеатр на какой-нибудь шедевр мирового кино. Телевизор в этой семье появился недавно. Дина все-таки "переключилась" на 6-й канал и посмотрела несколько серий «Трансформеров» - иначе бы не родилось ее творение.

Как говорится, трансформа определяет содержание...

 

ИГРЫ В ТРАНСФОРМЕРОВ

Посвящаю моему двоюродному брату Володе

"Мы сами себе сочиняем и песни, и судьбы,
и горе тому, кто одернет не вовремя нас..."
Булат Окуджава

"Вообще мне нравятся командиры - сильные и целеустремленные
(сама мысль о покорении Вселенной кажется мне милой). Еще
обожаю Скандалиста. Он такой лапочка, ну просто прелесть,
честолюбив (ну прям, как я!) и любит поскандалить".
Заметка "Трансикам", Стека "Пяти углов" N 39 от 05.10.95.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ПРИЕЗД

1.

Новенький автобус затормозил у входа в длинное двухэтажное здание, выглядевшее, как сгусток зеркального стекла. Огромное, оно связывало воедино комплекс зданий базы отдыха.

Мы находились в Швейцарских Альпах. Шел декабрь, и на носу было католическое Рождество. Всю Рождественскую неделю 230 школьников из разных уголков старушки-Земли должны были выбиваться из сил, чтобы в последний день Рождества получить главный приз из рук министра культуры Швейцарии. Мы шестеро, учащиеся 27-й петербургской школы, были в их числе.

Иначе говоря, мы приехали играть. Темой соревнований была фантастика во всех ее проявлениях, мы должны были продемонстрировать свои знания, актерские, творческие и физические способности. Наша команда оказалась здесь не случайно. Шеф сказал: "Пора выходить из подполья".

На улице стемнело. Незнакомое небо было фиолетово-синим, придавая такой же оттенок снегу. Включились желтые фонари. Почти во всех зданиях зажглось электричество. На первом этаже у окна стояли двое мальчишек и смотрели на наш автобус.

...Я переоделась в джинсы, кроссовки, фланелевую майку с широким воротом. Вставила в петли и затянула ремень. Критически осмотрела себя в зеркало. Определенно, короткая стрижка очков моей внешности не прибавила. Но что поделаешь - сойдет.

- Ну что, боевой вертолет, - спросила я Димку, - слетаем вниз?

- А вещи?

- Что?

- Раскладывать.

Я залихватски махнула рукой, изображая отчаянного парня. Димка усмехнулся. Я усмехнулась в ответ.

- Катись, - сказал он.

Сделав рукой "алле", я растворилась в коридоре.

2.

Холл был, наверное, длиной в полкилометра. Абсолютно пустой. Только стенды с объявлениями, модерновые скульптурные изыски и разные вывески.

Одна из стрелочек заманчиво приглашала в компьютерный зал. Я поднялась на второй этаж. Многие играли, но разве ЭТО игра?! Внимание привлек стол трехмерной игры. "Звездные монстры", кажется?

Машины - моя слабость. Любые. Я подошла, отодвинула железный с пластмассовым сиденьем стул. Села. Пальцы легли на клавиатуру, и мир отступил назад.

Маленькие чудовища в трехмерном пространстве мелькали тут и там, стреляли и занимались мордобитием. Правила были посложнее, чем в обычных "бегалках", но мне знакомые - играла.

Мохнатый двухголовый обезьян, с которым пытался справиться мой птицеобразный, вдруг обмяк и перестал сопротивляться. Фу, какие примитивные приемы! Кем эта машина меня считает? Думаешь, врага за спиной оставлю? Как бы не так! Добей его, птицеголовый!

Я нажала кнопку.

- Жестоко, - сказал мальчишеский голос по-русски. Послышался визг отодвигаемого стула, и с другой стороны дисплея встал парень. - А на вид такая милая девушка. Do you speak English?

- No, I don't.

- Русская?

- Акцент похож? Парень улыбнулся.

- Ты покраснела, когда я говорил.

От такой стремительной откровенности я опешила. В этой реальности у меня было множество комплексов, ему, видимо, неведомых.

Он шагнул вперед. В клетчатой оранжево-красной рубашке с распахнутым воротом, в кедах и джинсах. Невысокий (сантиметра на два выше меня), тонкий. Темные волосы достаточно длинные - фасонная стрижка, подбородок средненький (характер непонятен), губы в полуулыбке, глаза прячет. Я не много вынесла из первого осмотра.

- Азартно играешь. Со зверюшкой зачем так?

"Отшить?" - мелькнула мысль. Если каким-то девчонкам и нравятся моменты, когда их клеит, то только не мне. Но может, он и не думал?..

Откуда-то плыл аромат пищи (курочка, картошечка, что-то сладенькое), от которого заныло в желудке, негромко играла музыка.

tr01

 - Хочешь что-нибудь? За счет фирмы!

Как я ненавидела это выражение! Теперь констатация возможна одна - клеит. "Отшить", - настоятельно требовала совесть.

- Хватит на бар? - скептически.

Он смотрел на меня с откровенной насмешкой:

- За счет спонсоров игр, деточка, здесь все бесплатно.

2:0! И с каким позором...

Он, видимо, понял, что я на пределе, сам заказал официанту два обеда и, пока мы ждали, заговорил:

- Я из Питера, Калининский район. Прошли сюда после 53 игр. Но вы, я думаю, играли не меньше. Кроме наших команд и сопровождающих, русский здесь больше нет - я выяснял. Вы, значит, наши главные конкуренты. Вас побьем - остальных тоже (чего там, видала их в зале? Не рыба ни мясо). Вы сегодня приехали? Я видал вас в окно, когда стояли. Да, кстати... Гелий. Хочешь - Гелька.

- Нина.

- Вы откуда приехали?

- Соседи. Питерские.

Он вскинул голову; не справился с собой, а выдержка, как я узнала потом, у него была приличная.

- Из Петербурга?

Он что, плохо слышит?

Его глаза так пристально изучали меня, словно впервые увидели.

Да! Глаза. Фиолетово-синие, с расширенными зрачками, совсем не глаза позера и шута, каким он мне показался.

Меня словно ударило разрядом.

Пространство свернулось, потом взлетело большим лоскутом, растянулось, как резина перед взрывом... лопнуло! И мы стали на шаг ближе к сфере α.

3.

С моей или без моей помощи, но мир вокруг изменился. Мы сидели за столиком все в том же баре, по-прежнему был полумрак и где-то играла музыка. Одно пространственное изменение не могло повлиять на природу плотной материи, но многое было уже не так. Раньше для совершения пространственного перехода мне достаточно было взглянуть на наших ребят, вспомнить, кто они, когда живут в α,а не выполняют жизненные функции здесь. Привычка убивает остроту ощущения - спонтанных изменений я давно не творила, только, когда нужно, совершала большой бросок до α. И вот теперь... не известно с чего... Я и забыла, как это невозможно чудесно!

Во время ужина наша вторая сигнальная система не была задействована - мы молчали. Я никак не могла очухаться, а недавний "болтун" замкнулся в себе.

Когда допили шипучку, стараясь не задеть его, я сказала:

- К первому корпусу знаешь дорогу, если не через холл идти, покороче?

Он хмуро посмотрел на меня.

- Тебя ждут, да? Пошли.

- Не надо провожать меня, - попыталась я остановить его, - просто покажи...

- А кто собрался провожать? - бросил он резко. С чего это он стал таким грубым? - Мне туда же.

Лифтом он почему-то не воспользовался, взлетел по лестнице на второй этаж. Остановился у левой двери, номер под нами.

- Тебе выше, - и вставил магнитную карту в устройство замка.

Дверь открылась, чей-то голос проревел: "Где слонялся?", и его взволнованное: "Шеф, быстрее..."

Я пошла наверх. Идти не хотелось. Парень походил на алгебраическое выражение: сократи лишнее - доберешься до сути.

А наверху ждали неубранные вещи, нераспакованная аппаратура и уж наверняка (по Ликиной милости) ночное дежурство.

(Продолжение следует. А если хотите
о чем-то спросить автора, пишите в редакцию)

ГЛАВА ВТОРАЯ

ВОИНЫ СФЕРЫ α

1.

Первой ночью дежурил наш временный шеф Санни. В шестом часу утра меня разбудило хлопанье двери. Я села на диване в позе несовершенного лотоса.

- Поднимай их, - велел Санни.

Засунув руку под подушку, я извлекла электронные часы. После моих манипуляций они издали серию гудящих и свистящих звуков, действующих на нервы. Можно пожалеть тех, кто повскакал с кроватей.

- Чего? - бормотнул Димка.

- Ше-е-еф? - это Лика, зевая.

- Десептиконы здесь, - сказал Санни.

Лучше порох поджечь было невозможно. Санни с видом Наполеона при Аустерлице стоял посреди комнаты, пока мы обмундировывались. И вот его солдаты выстроились перед ним.

- Ситуация критическая, - начал он.

Санни рассказал, как спустился вниз пройтись и наткнулся на одного десептикона-свипа, с которым имел дело пару недель назад в городе: встретились, узнали, разошлись.

- Крыша! - прошептала я, понимая, что за этим последует. До соревнований их нельзя допустить: наверняка у них свои козыри, в фантастике они асы. Но мне в обсуждение лучше не встревать: здесь я не проф, решат сами. И я в который раз испытала зависть: они воины, они идут сражаться.

...Первая встреча состоялась за завтраком. Мы сидели за столиком в баре без окон и неплохо беседовали, когда Юля, руководитель нашей группы, притащила нам шестерых парней:

- Эти ребята тоже русские. Вам надо подружиться, чтобы не скучать.

Высокий, мощный в плечах парень с темно-каштановыми волосами и непроницаемо жестким лицом осматривал нас по очереди, как изучает выставленный товар богатый покупатель. Гора мускулов. Даже наш Санни рядом с ним казался малышом. На лице стоявшего рядом с этим амбалом парня блуждала уже знакомая мне вчерашняя усмешка. Если взгляд первого был оценивающим, то второго - просто нахальным.

Юля отошла, оставив нас "дружиться".

- Ну что? - сказал амбал. Остальные маячили у него за спиной, и только мой вчерашний красавчик был невозмутимо несдвигаем.

- На прогулке, - отрезал Санни. Амбал изобразил самую мерзкую из виденных мною ухмылок, показав при этом неожиданно "голливудские" зубы...

- Свяжись с Кибертроном, - не глядя, бросил мне Санни. - Скажи Родемесу, что мы постараемся вытряхнуть их в сферу α и при повторной связи сообщим, кто есть кто и нужна ли нам подмога. Ясно?

- Ясно...

Мне было ясно, что аптечка должна быть готова к полной мобилизации.

2.

Не думайте, что я помешалась. Когда мультяшки начали показывать по TV, мне было до них мало дела. Но в один чудный момент я познакомилась с Димкой, и он привел меня в группу ребят, игравших, как и многие, в автоботов и десептиконов. (Я сказала "игравших"? Тогда мне так показалось...) Игра в трансформеров была попыткой, и я подозреваю, не только для меня, вернуть детское умение чувствовать жизнь со всей остротой и резкостью.

Игра у моих компаньонов была продумана великолепно: не наблюдалось внутренних противоречий (типа - взял себе имя автобота, а идеалом является какой-нибудь десептикон, либо - несоответствие актера и роли и т.д.), имелась крепкая организация во главе с командиром - "шефом" (Родемесом Праймом), правила игры и тактика, и многое другое.

Моя склонность анализировать поступки и душевные движения, к ним побудившие, а также умение обращаться с машинами были замечены. Ко мне присмотрелись и однажды как бы невзначай посвятили в теорию сфер. Разработана она была Родемесом Праймом и заключалась в том, что вселенные, которых бесконечное количество, представляют собой сферы, соприкасающиеся друг с другом. Объем (в смысле то, что внутри) близко лежащих сфер одинаков за немногими различиями, но если пересечь многие, можно оказаться в мире абсолютно незнакомом, порой невероятном. Примерно так... Я не все поняла, Родемес и сам, кажется, до конца не понимает; он говорит, что видел эти сферы, когда случайно открыл пространственный переход (однажды, после просмотра очередной серии "Трансформеров", так замечтался, настолько отключился от окружающего мира, что пришел в себя роботом в сфере α). Для некоторых фантазии становятся реальными, если они находят свою сферу. Мы нашли. В α-сфере каждый был тем, кем хотел, кем позволяли способности.

И не мы одни. Другие тоже проникли в α, обращаясь в десептиконов. Война, известная многим по мультфильму, бушевала.

tr02

На первых порах моим гидом в α был Спринтер (Димка). Он помог мне совершить, первое пересечение пространств, познакомил детально с Кибертроном, свозил в Город Автоботов на Земле. Он бесконечно гонял меня на тренировки, научив владеть механическим телом и электронным мозгом как органическими. Он открыл мой талант общения с примитивными: Метроплекс, диноботы и кассетные во мне души не чаяли.

Но такая жажда жизни, как у меня, толкает на поиск грандиозного. Числясь одной из амазонок Арси (Лики), на самом деле я не только ни разу не участвовала в сражении, но даже не выходила, в открытый Космос. Чувства мои притуплялись, доминантой становилась привычка. Смешно сказать, я не видела десептиконов, кроме как на дисплее компьютера, звезд и планет - кроме как из иллюминатора шаттла! Обыденность предвещала скуку.

С началом соревнований я нежданно оказалась в гуще событий. Сдерживаемая энергия рвалась наружу, десептиконы волновали меня, как волнует опасность.

3.

- Словно каменные... гады!

Санни стоит в дверях: синяя куртка растерзана в клочья, на щеке ссадина, снежок прижимает к отекшему глазу. Остальные в состоянии не лучшем.

- Кайф! - Я сажусь на диван. - Вы что, не вышли в α?

Новенькая бежевая куртка Фила вся заляпана кровью, хлещущей из носа, Маринка, сама грязная и прихрамывающая, тащит его в ванную, умываться, Лика садится рядом со мной. И она, и шеф молчат! Димка возится с бинтами возле аптечки.

- Что случилось? - спрашиваю я Лику.

Голос ее дрожит:

- Какой стыд!.. На улице полно народу, от зрителей никуда не скроешься... Как понимаешь, никакой тебе сферы α ! А здесь...

Заплакала бы, если б не боялась показаться слабой, поняла я. Тихонько обняла ее за плечи. Лично мне было вообще непонятно, зачем они ввязались в драку здесь: глупо, тактически неверно и сколько-нибудь продуктивного результата дать не может.

- В α вы бы их обязательно сделали...

- Конечно, сделали бы, - подает голос Димка: мой Спринтер не унывает никогда!

- Ты говорила с Родемесом?

Я потрясла головой, Санни вспылил:

- Так чем ты занималась?!

Через несколько секунд тоном ниже:

- Извини...

Я выдвинула из-под дивана чемодан, отнесла к задней - пустой стене номера и открыла.

Компьютер. Обычненький, с плоским дисплеем. Обычненький - для непонятливых, для нас – Телетрон-2.

Прикрыв глаза, я провела три изменения пространства, чтобы извне нас не могли отвлечь. Теперь, если кто-то войдет в номер - нас нет, хотя мы и здесь. Укрепила границы от вражеских вторжений: Телетрон надо беречь, мы уйдем в α, а его аналог останется в реальности нашего детства (это происходит потому, что только человек способен пересекать пространства, вещи же в разных измерениях имеют свои аналоги).

- Нормал, - сказал Санни. - Давай.

Я задала Телетрону программу ускоренных пространственных изменений и отошла в сторону.

Мы рассредоточились по комнате: никогда ведь не знаешь, чего ждать - вдруг помещение не вырастет вместе с тобой и ты проломишь потолок, стены...

...Телетрон сделал все, как нужно. Помещение увеличилось ровно настолько, чтобы соответствовать нашему нынешнему росту и возможностям: потолок терялся в вышине. Вокруг пусто, только вдоль стен наставлено что-то, укрытое брезентом. Дисплей стал во всю стену. На клавиатуре появились новые символы. Мы вышли в α-сферу.

Я оглядывалась вокруг. Интересно, где Телетрон откопал такой ангарище?

- Дис, у нас немного времени, - напомнил ставший металлическим голос.

Ультра Магнус, бело-голубой робот, трансформировавшийся в случае нужды в бронированный грузовик, стоял рядом со мной. С разных сторон ангара к нам подходили травянисто-зеленый Спринтер, боевой вертолет; бело-розовая и желто-бирюзовая амазонки Арси и Крон (Маринка); бело-голубой Блэрр (Филипп), который вечно куда-то зачем-то спешит. Я и сама не была прежней: амазонка Дис, самолетик, трансформировавшийся в стройного черно-белого робота.

По приказу Магнуса я ввела в Телетрон: "Problem is communication with Rodemes Prime", и теперь он искал шефа по Галактике. Тем временем наш сигнал засекли с Кибертрона.

"You reguired communication with R.P. What is your name and object?" - высветилось на экране компьютера.

Я набрала ответ. "Код вхождения в систему", - потребовали от меня.

- AQ 27.14.

На экране появился хмурый серый (в буквальном смысле) лицевой щиток дежурного робота.

- Центр управления Кибертроном, - сообщил он.

- Ворчун! - радостно закричала Арси.

Ее характер явно улучшался, когда она становилась роботом.

- Девочка? - удивился Ворчун. - Что случилось?

(Продолжение следует)

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПЛЕН

1.

Тайна всегда притягательна, а сопряженная с опасностью - вдвойне. Десептиконы притягивали меня, как магнит противоположного заряда.

Поднимаясь по лестнице к себе в номер, я остановилась перед дверью парней-десептиконов. Дежурной на этаже не было. Сами десептиконы еще в компьютерном зале, потом пойдут в физкультурный (сама слышала, как их шеф сказал: "Пойдем сразу, не поднимаясь наверх"). Шел пятый день наших тренировок, неделя - до начала состязаний.

Я чуть изменила пространство, чтобы получить из α-сферы отмычку для магнитных кодовых замков.

Зачем меня сюда занесло?

Кто-то поднимается снизу. Я метнулась к двери - убежать. Вдруг какое-то тошнотворно-сладкое чувство затопило меня. Я не могла бежать, нет... Я почти хотела, чтоб меня схватили...

Это всего лишь Лика и Маринка. Они поняли все мгновенно, ничего не спросили, оперативно проскользнули внутрь и устроили обыск прежде, чем до меня дошло, что они делают.

- Машина, - скосила глаза Лика.

Машина. Да. Черный чемодан в углу у стены. Если мы получим доступ к информации, хранящейся в памяти компьютера десептиконов... Надо открыть!

- Ключ, - Лика бросает его мне.

Не время спрашивать, где она его взяла. Быстрее! Возможно, затея проникнуть сюда была не такой уж глупой... Я лихорадочно ищу код вхождения. Спокойно! Нужно сосредоточиться...

...Мальчишеские голоса, смех, звук шагов застают нас врасплох. Оставив вещи в беспорядке, девчонки устремляются к двери. Я захлопываю чемодан и поднимаюсь с корточек.

- Ну?! - кричит Маринка, придерживая для меня дверь. Лика уже снаружи.

Почему я так медлительна?.. Какой беспорядок,.. Нехорошо...

- Ниночка! - умоляет Маринка.

Ключ... Не могу же я унести его с собой... Почему не могу?.. Спрятать... Куда?.. Диван.

Быстрее! Я швыряю ключ за спинку дивана и в два прыжка оказываюсь у двери.

Девчонок нет... Нет!

Момент паники, и за ним... ужас.

Они стоят, все шестеро, на лестничной площадке. Их шеф-амбал, прищурясь, смотрит вверх, где через несколько лестничных пролетов удирают девчонки. А Гелька рассматривает меня (наверное, такую унизительно смешную в этот момент) и с расстановкой говорит:

- Привет.

Я пытаюсь ответить, но нет! - я не могу... потому что...

Доигралась!

Я отступаю перед ними назад в комнату. Они входят внутрь. Щелкает дверной замок.

Я боюсь, потому что понимаю: то, что для меня наполовину игра, для них - реальность, которой они живут. Я смотрю в лицо врагам. Врагам, которые знают, что делать со шпионами.

2.

Через несколько минут мы были в сфере α.

Наши подозревали, что Гальватрон может сам пожаловать на соревнования, и оказались правы: повелитель десептиконов был здесь.

- Наружу ее! - приказал Гальватрон.

Длинные металлические жгуты были закреплены прихвостнями Гальватрона мне на щиколотках и запястьях.

В стороны пошли огромные створки шлюза. Началась разгерметизация. Воздух рванулся наружу, спеша рассеяться во Вселенной. Вместе с его потоком меня вытянуло в космос.

Представьте себе пловца, одержимого любовью к глубоководному миру, внезапно получившего возможность быть там не в батискафе или подводной лодке, а самому, лично, непосредственно. Я испытывала восторг, сравнимый с восторгом этого пловца. Мощные потоки энергии вливались в меня. Я забыла, кто я, как оказалась здесь. Мне не было до этого дела. Величие, красота Вселенной и свет как особая материя космоса составляли весь существующий мир.

Потом меня втащили внутрь...

- Повелитель Гальватрон хочет знать, кто приехал вместе с тобой, кто возглавляет вас и ваши средства, - мягко проговорил голос рядом со мной. - Тебе лучше сказать, амазонка, мы - не останавливаемся на полпути.

Я повернула лицо к говорившему. Сквозь туман, плывший перед глазами (не в порядке зрительные фокусаторы), я узнавала насмешливый взгляд. Бело-красный робот ярким пятном выделялся в этом царстве льда. Сталь за ложной мягкостью, безразличие, эгоизм за сочувственным голосом и улыбкой. Ну конечно - Скандалист.

- Ни один автобот не склонится перед десептиконами...

- Красивые слова, - оборвал Скандалист и отвернулся от меня. - Здесь она ничего не скажет, мой повелитель, мнит себя героиней. Но, думаю, если уйти из α-сферы, это снимет для нее моральные тормоза.

- Здесь нет никакой логики, - закричал Бархан. - Мы еще натерпимся с ней неприятностей...

- Молчать! - рявкнул Гальватрон. - Продолжай, Скандалист.

- Сфера α - жизнь для любого транс-формера, но когда мы уходим из нее, не кажется ли она иногда фантазией?

С удивлением я поняла, что десептиконы не только практически пользуются теорией сфер, но и знают ее основы: как шпарит - прямо по инструкции Родемеса Прайма!

- Возможно, - согласился Гальватрон. Подумать только: принял ЦУ Скандалиста...

3.

Меня мучили беспокойные сны. Я видела Оптимуса Прайма, я бежала к нему, звала на помощь, но он снова и снова удалялся.

Я лежала на полу в чужом номере. Ночь. Слышались различные тона посапывания. Только один человек не спал.

- Как думаешь, что будешь делать? - спросил мой полуночник-Скандалист, парень со странными светло-фиолетовыми глазами.

- Уж точно не то, что ты думаешь.

- А что я думаю?

- Из речуги, которую ты толкнул, это было прозрачно ясно.

- Ты так уверена, что поняла мои намерения?

- Что? Неправильно поняла?

- Ты имеешь все основания мне не доверять. Я тебе скажу честно, что хоть ты и автобот, но мне симпатична.

- И ты думал, я куплюсь на это, Скандалист? Ведь здорово сказать наутро: "Вот тебе, шеф, все тайны автоботов на блюдечке с золотой каемочкой"? Кнут, Бархан будут неистовствовать, как тебе это удалось, а ты можешь посмеиваться про себя: "Ах, доверчивость глупенькой амазонки". Повышаешь свой рейтинг, среди любимчиков Гальватрона, "Скандалист?

Он резко поднялся на ноги.

- Не хочешь разговаривать, твое дело.

Ушел к дивану, разделся и лег с краю.

- Гелька, - шепотом позвала я.

- Да?

- Ты откуда так знаешь теорию сфер?

- Так я был одним из первых, кто присоединился к Гальватрону, когда он ее открыл.

- Вот как...

tr03

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ГАЛЬВАТРОН

1.

Гальватрон устроился в кресле в правом углу вместе с не перестававшим ему что-то нашептывать Скандалистом, предоставив вести допрос своим адъютантам.

Меня посадили на стул возле окна, под самой этажеркой. Руки связали за спиной, а ноги за щиколотки привинтили к ножкам.

Сейчас раннее утро, вряд ли больше семи, а может, и меньше. Значит, до завтрака минимум два часа. Я плохо представляла, что они могут сделать со мной за два часа, но меня не радовало, что у них есть столько времени.

Кажется, для десептиконов составляло проблему, что делать со мной. В сфере α они мгновенно придумали бы тысячу пыток, а здесь...

- Это кипятильник, - объявил Карл, потрясая им у меня перед носом.

Я постаралась улыбнуться как можно приятнее:

- Спасибо. Я этого не знала.

Вывести из себя Карла - раз плюнуть, но Кнут отобрал у него кипятильник и продолжил сам:

- Обещаю тебе, детка, стопроцентную эффективность. Смотри! Сейчас я вставлю его в розетку...

Мое сознание странно двоилось. С одной стороны, я понимала, что происходящее уж никак не игра, что десептиконы не отступятся. С другой - меня смешила нереальность их ненормальных поступков: мы - школьники, соседи, соперники в соревнованиях, но никак не трансформеры здесь. Наложение ролей одного мира на другой создавало абсурдную ситуацию.

Подсознательно решение уже было принято (даже не сейчас, а много раньше). Что дали мне автоботы? Я даже ни разу не видела космоса. Десептиконы? Показали его, пусть и не в очень корректной форме. Они наверняка дали бы разбиться моим способностям бойца.

Кнут раскалил кипятильник и, старательно продемонстрировав мне его со всех сторон, приблизил к моей руке. Я наблюдала отстраненно, не ожидая боли.

Смятение, неуверенность мелькнули в глазах мальчишки, его рука стремительно приближалась...

- Стоп! - сказала я спокойно и повысила голос: - Гальватрон, я расскажу тебе все, что ты хочешь.

Он встал, подошел ко мне. И на мгновение поверх сероглазого мальчишеского лица я увидела резкие черты повелителя десептиконов, его корону.

- Ты что, вообще медленно соображаешь? - поинтересовался он.

Его сознание собственного величия, самоуверенная агрессивность были просто блистательны!

- Великий Гальватрон, - я с улыбкой наклонила голову.

- Так. Прежде всего, кто приехал с тобой, твои функции... Скандалист, развяжи ее.

Когда Гелька освободил меня от веревок, я встала на ноги. Однако позиции не изменились - Гальватрон был выше меня по крайней мере сантиметров на пять, а то и больше.

- Александр? - отчеканил он.

- Ультра Магнус, - мне было наплевать, что я жгу мосты, по которым могла бы вернуться назад.

- Остальные?

- Спринтер, Блэрр, Арси и Крон.

- Твои функции?

- Робото-психолог.

- Ого!

- Крупная птичка попалась, шеф, - заметил Карл.

- Это уже не птичка, - сказал шеф и обратился ко мне: - Правда?

- Как будет угодно великому Гальватрону, - сказала я.

- Из тебя выйдет отличный воин, безумие держать такую девчонку за машинами. Кем хочешь быть, амазонка?

Я упала на колено:

- Позволь мне быть Циклоном!

- Ладно. Завтракать пора. Пошли..

(Это еще не все! Ждите продолжения...)

2.

Мы заканчивали завтракать, когда в столовой появились автоботы. У Санни ничего не соображающие, сонные глаза: видимо, все два дня провисел на Телетроне, советовался с Родемесом Праймом. Лика напряжена, мечет уничтожающие взгляды на десептиконов. Напрасно, им на ее артиллерию глубоко начхать. Маринку буквально трясет от возмущения (случай-то беспрецедентный: захват и удержание воина в плену не в α-сфере), и она, похоже, готова устроить драку прямо здесь. Фил без умолку стрекочет. Димка сдержан и подтянут.

Клинообразной группой ребята прошли мимо нас и сели за соседний столик.

Гальватрон посмотрел на меня и усмехнулся. Я действительно была не в порядке. До меня начало доходить, ЧТО я сделала, слишком увлекшись процессом игры. Нельзя было играть то за черных, то за бёлых, изменение политики было предательством. А они, мои птенчики, не понимали ничего - потрясающая наивность! С чего, они думают, я сижу здесь и не предпринимаю ничего, чтобы вырваться? Они, видимо, решили, что игра идет в казаков-разбойников, и если уж ты в плену, тебе, как средневековому рыцарю, доверяют под честное слово, что ты не сбежишь, и ты благородно держишь слово. Нет, детки, наши представления о жизни расходятся, и, видимо, я не автобот по натуре.

Моим "конвоирам" предстояла сегодня схватка.

3.

На Аудиэ, четвертой планете голубого солнца, среди бескрайних пустынь и голодных ветров должна была начаться битва трансформеров. Их стояло пятеро против семи.

- Верните нам Диса! - потребовал Ультра Магнус.

- У нас нет в плену автоботов, - ответил Гальватрон.

- Ложь!

- Что вы с ней сделали? - закричал Спринтер. - От вас останется только космический хлам, если не отпустите ее!

Было приятно и немножко грустно видеть их волнение.

- С какой это радости мы должны отдавать ее вам? - крикнул Скандалист, вскинув лазерную пушку. - Не так уж часто наткнешься в Галактике на квалифицированного робото-психолога. У вас что, нервы не в порядке, что она вам так срочно понадобилась?

Гальватрон отвесил ему оплеуху:

- Не вмешивайся! Слушай, Ультра Магнус, Диса вы больше не увидите, но могу вас познакомить с моим новым слугой. Ваша гибель, автоботы, станет его боевым крещением.

Все взгляды вслед за указующей рукой Гальватрона устремились на меня.

- Циклон, - прошептала Крон.

- О Боже, нет! - сказал Спринтер.

Арси сделала шаг назад.

- При чем тут это? - спросил встревоженный Магнус.

- Десептиконы все врут, врут, врут, - затараторил Блэрр, - они вечно, вечно пытаются все запутать...

- Циклончик, разъясни им, - велел мой господин.

Я улыбнулась автоботам, улыбка получилась кривая:

- Простите, детки, нам дальше не по дороге.

- Десептиконы, в атаку! - проревел Гальватрон.

Свипы взмыли вверх и в планирующем полете занялись обстрелом автоботов. Гальватрон трансформировался в пушку и одним выстрелом надолго вывел из строя яростно атаковавшего Спринтера. Скандалист занялся амазонками. "Все-таки по натуре бабник", - подумала я.

Ко мне приближался Ультра Магнус. Я могла себе представить, какой мне предстоит выдержать напор, учитывая его гнев. В боевых искусствах я была абсолютно несведуща, но корпус сам выполнял все нужные действия. Моя новая оболочка была более мощна, чем прежняя. Я опрокинула Ульта Магнуса и навалилась сверху, чтобы не дать воспользоваться оружием.

- Воины нашего ранга должны погибать в битве, - продекламировала я, запоздало поняв, что фраза несколько не из этой серии.

- Дать победить предателю? Да никогда!!!

Вышло это высокопарно, но отчаянным рывком он сбросил меня.

Ряды автоботов рассеяны. Во-первых, их меньше. Во-вторых, сделал свое фактор шока. В-третьих, они физически уступали нам, бодрым и сильным: только что из ремонтного цеха и после подзарядки приличной порцией энергона.

- Автоботы, уходим! - Это Ультра Магнус.

Трансформировавшись, они умчались, подняв пыль выжженной пустыни.

- Родемес все, все, все узнает, - пообещал Блэрр вместо прощания.

- Катись... пташка! - я выстрелила ему вслед.

Бой принес мне ощущение раскрепощенности. Вихри гуляли по мрачной пустыне, поднимая пыль и песок. Местный климат весьма соответствовал моему настроению.

- Мне надоела ледяная коробка Чар! -наш повелитель был недоволен нами. - Почему я еще не получил Кибертрон?!

- Потому что брались не с того конца, великий, - ответила я. - Ты получишь Кибертрон. И голову Родемеса Прайма. Отдельно от тела. Для надежности.

Гальватрон захохотал.

- Твоя логика мне нравится, Циклон!

4.

В шестиместном номере второго этажа первого корпуса одной базы отдыха, расположенной в Швейцарских Альпах, на четырех кроватях семь человек обсуждали тактические подробности плана военной операции, созданного их полководцем.

- Если мы нанесем удары одновременно и там, и здесь, они не смогут оправиться. Кроме того, их силы будут рассредоточены.

- Разгром. Это будет конец автоботов.

- Полный и окончательный. Наконец-то!

- Как там твоя идея, Циклон? Времени остается мало...

- Ничего, мой Гальватрон, посижу несколько вечеров и успею.

Мальчишки ушли в спортзал, а я осталась поработать на компьютере. Мне что-то нужно, и я начинаю шарить на этажерке. Попадается куча каких-то листов, исчерченных набросками и схемами различного вида пространственных изменений. Здесь расписана вся теория сфер. Почерк мне известен, но меньше всего можно было ожидать его встретить здесь.

В уголке верхнего листа подписано: "Андрей, здесь все. Если будут неясности, спроси Гелия. Удачи тебе не желаю. Почему - сам понимаешь".

Так... Я положила листок. Нет-нет да узнаешь что-нибудь интересное.

tr04

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

СКАНДАЛИСТ

1.

Два дня оставалось до соревнований и два дня до завоевания Кибертрона. Родемес Прайм на Земле α, это я выяснила специально. Ультра Магнус рвет и мечет. Первый план автоботов заключался в том, чтобы во время решающей театрализованной части конкурса на сцене появилась фигура Родемеса Прайма в его естественной для α-сферы форме и размерах, толкнула бы агитационную речь за "веселые деньки" во Вселенной Трансформеров - мол, присоединяйтесь к нам.

Теперь этот грандиозный сюрприз разваливался. У автоботов остался Телетрон, но голограммированием никто, кроме меня, заниматься не умел. Автоботы не напрасно опасались, что их блистательный финальный аккорд может быть приватизирован врагами. Я как раз работала над новой голограммой, теперь уже Гальватрона.

Компьютер у десептиконов был не Телетрон, но тоже ничего машинка. Я заканчивала прорабатывать звуковые функции объекта, когда меня отвлекли. Грохнув дверью, Гелька возвестил о своем прибытии.

- Можно потише? - спросила я раздраженно: после нескольких часов тишины любые звуки вызывали недовольство.

- А можно не хамить? - он был несвойственно мрачен для Скандалиста. - С каких это пор здесь твой личный кабинет?

Я развернулась от компьютера вместе со стулом:

- С таких это пор, как я исправляю ляпсусы всяких паршивых недоумков.

- Это обо мне?

- О Гальватроне.

- Интересный феномен, - сказал он. - Циклончик бунтует. Не вышло из тебя "серого кардинала"?

- Я все хочу тебя спросить, какое ты имеешь отношение к разработке теории сфер?

Он удивился.

- Я? Никакого.

- Однако знаешь ее получше остальных. Даже, кажется, что-то понимаешь...

Он покачал головой.

- Я просто познакомился с шефом, когда игр в трансформеров еще не было. Он или его брат - не знаю, кто раньше - открыли пространственный переход. Шеф как раз тогда начал собирать команду, а у его брата был чисто исследовательский интерес. Шеф попросил меня последить за его исследованиями...

Я кое-что сообразила.

- Значит, Гальватрону без тебя не обойтись?

- Ну да! - усмехнулся Гелька. - Ты скажешь! Теория сфер - мертвый груз. Какая от нее практическая польза? То, что нам надо, десептиконы получат и без нее: у шефа в хватательных функциях рука натренирована...

- И что, никаких шансов?

Он странно посмотрел на меня и спросил:

- Мысль о покорении Вселенной кажется тебе такой милой?

- Пожалуй.

- И без Гальватрона...

- Без этого Гальватрона, - поправила я, вложив в слово "этого" все чувства, которые испытывала.

- А со мной? - спросил он серьезно и негромко.

- У меня изменчивый характер - я загорюсь и погасну.

- И никаких долговременных симпатий?

Видимо, он имел в виду мультик. Оптимус Прайм олицетворял для меня благородство, верность дружбе и долгу, Гальватрон - мощь и силу, Скандалист - лицедейство в сочетании с удивительным простодушием, Родемес Прайм... просто нервный красавчик.

- В разное время разные.

Гелька улыбнулся:

- А я бы рискнул.

Я рассмеялась:

- Твои помыслы прозрачны, как вода в бассейне, о воин! Ведь все дело в голограмме, так?

Он напустил на себя неприступный вид:

- Я спросил раньше.

- Хорошо. С тобой. Но только если ты переоденешь рубашку...

- Она на тебе.

Я совсем забыла, что клетчатую рубашку цветов корпуса Скандалиста я надела сегодня утром. Все мои вещи остались у автоботов, вчера я постирала кофту, а ходить-то в чем-то надо было... Гельха мне одолжил.

(Еще немного и конец!)

2.

- Врубай, Циклон! - велел мне Гальватрон.

Из-за кулис я оглядела зал. Да, момент подходящий. Зрители и жюри в нужной кондиции, чтобы воспринять чудо. Мы им его устроим. Кроме "трансформерских войн" существует банальная победа в соревнованиях, и мы были совсем не против первого места.

- Я тебе припомню это, - отчетливо произнес мальчишеский голос.

Челка падала мне на глаза. Я тряхнула головой, отбрасывая ее назад. Подняла взгляд от дистанционного пульта, который держала в руках. В эти мгновения я осознавала свою девическую привлекательность. А сколько людей ждали одного моего движения! Под их взглядами я разгоралась, как сверхновая.

В нескольких шагах от меня стоял Димка. Губы сжаты, в глазах мечется отчаянное непонимание и боль. Его вид взволновал меня и расстроил, но отвлек только на мгновенье: то, другое, было важнее. Наступал миг триумфа.

...Я нажала кнопку включения и, посмотрев на появившуюся в зале огромную фигуру бело-оранжево-красного робота, набрала комбинацию для повышения резкости. Затем включила звук.

- Людям, считающим себя трансформерами, - начала голограмма. Зал потрясенно затих. - Ваши фантазии реальны и осуществимы! Если вы хотите изменить невыразительную, пустую реальность вокруг вас, стать героям межзвездных войн, ищите Вселенную Трансформеров! Не слушайте тех, кто говорит вам, будто ее не существует. Скандалист, вождь десептиконов, поможет вам...

Голограмма задрожала и потеряла резкость. Раздалось шипение. Гальватрон, сбив меня с ног, топтал пульт управления. Однако окончательно ему голограмму не удалось уничтожить, она договаривала слова. Гелий пытался отобрать у шефа дистанционный пульт.

В стороне стояли автоботы, наблюдая за кучей малой и не пытаясь вмешаться.

- Вот это самомнение, - сказал Санни. - А ведь как два года себя держала! Не догадаться...

Димка не смотрел в мою сторону.

Прибежали распорядители соревнований. Расцепили двух неудачливых "вождей" десептиконов.

Шоу было сорвано.

3.

За окном стояла плотная тьма. И даже не было слышно шороха ветра. Я утонула в этой тьме, как в упругой подушке; тепло, шедшее от батареи, разморило меня.

Я сидела на широком подоконнике окна на площадке между двумя лестничными клетками. К себе в номер я, естественно, идти не могла. Тем более - к десептиконам.

Гелька положил руку мне на плечо.

- Кибертрон будет наш.

- Да, очень скоро, - согласилась я.

Все-таки он пытался ухаживать за мной, пусть и несколько оригинальными способами. Быть подругой Скандалиста - разве не это предел мечтаний? Родемес Прайм слишком слаб, Гальватрон непробиваемо твердокаменен (все чересчур), кроме того, оба - это стабильность. Скандалист же в вечном процессе борьбы, достижения вершины. Ох, как мне это знакомо! Я сама постоянно ищу ходы и дороги среди скал и колючих кустарников.

- Уже второй час, - его часы фосфоресцировали в темноте.

Запихав меня к ничего не понимающей Юльке в номер, Гелька отправился искать ночлега для себя.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

ПИК

1.

Вот он, Кибертрон - планета фантастических городов из металла и прочного, как алмаз, стекла, родина всех трансформеров - впереди под нами.

Мы со Скандалистом приземлились недалеко от главного энергетического реактора. В нас, конечно, немного постреляли, но лучшие бойцы находились в отсутствии, а систему обороны я слишком хорошо знала, чтобы попасться в глупые ловушки. Может, корпус мой и изменился, но мозги остались прежними.

До Зала Управления - сердца Кибертрона - я добралась первой. Скандалист был еще на поверхности. Когда я увидела его на экране главного компьютера, мое тело решило раньше меня самой, что делать.

Задействовав позитронные ракеты с высококачественной наводящей системой, я вышвырнула его в космос. Закрыла все выходы, подняла давление в шлюзовых камерах. Перевела на автоматику всю систему защиты.

В реальности моего детства было еще раннее утро, и беззаботно спали все мои бывшие союзники, когда Кибертрон успел сменить хозяина.

2.

Они все слетелись сюда! Кибертрон притягивал их, как магнит, был их идолом, а может, и единственной искренней привязанностью. Они все дрожали за его судьбу и даже на время забыли собственные распри.

Автоботов возглавлял примчавшийся с Земли Родемес Прайм. Рядом с ним стояли Ультра Магнус, Спринтер, Арси, Ворчун и остальные автоботы. Десептиконы по численности им не уступали. Гальватрон был просто невменяем: еще бы, собственный адъютант его так обставил.

Скандалист стоял чуть в стороне, не решаясь приблизиться ни к одной из групп. Вид у него был какой-то жалкий. Он вызывал у меня липкое презрение.

- Ты что же, малыш, делал ставку на свои красивые глазки? - насмешливо бросила я ему и вспомнила, что глаза у него действительно красивые.

- Ты зашла слишком далеко, - сказал Родемес и сделал несколько шагов вперед.

- Я играю по правилам. Стой на месте, или я взорву Кибертрон.

- Она блефует, - закричал Гальва-трон. - Невозможно уничтожить так просто планету.

С усмешкой я посмотрела на него.

- Ты пробовал? Может, и нельзя, но живого места на ней не останется точно.

- Ты соображаешь, что делаешь? - крикнул Ультра Магнус.

- Я играю по правилам, - повторила я. - Как десептикон я так и должна действовать. Тем более, как десептикон-предатель.

- Кончай, эту комедию! - закричал Гальватрон.

А автоботы по знаку Прайма принялись расползаться по территории (видимо, чтобы дать друг другу возможность стрелять и не задеть соседа.)

Я стала спокойна, как льды на планете Чар.

- Какое единодушие, - заметила язвительно. - Командиры! Может, вы объясните своим воинам, каким образом вас уго-раздило одновременно открыть сферу α?

При ставке одного на силу, другого - на мастерство, эти двое были все же похожи. И еще: та записка... В мире, где я была ребенком, вождь-автоботов и вождь десептиконов были братьями.

Я сделала шаг назад и включила стартовые рефлексоры нижних конечностей.

- Всем привет, ребятки!

...И нажала на кнопку пульта.

То есть нет, я не успела нажать. Три ослепительных луча одновременно в нескольких местах поразили меня. Корпус загорелся, плавились контакты внутренних схем. Уходя в небытие, я на прощанье прокомментировала свое падение:

- Недоигра рождает настоящих злодеев...

Скандалист, Гальватрон и Спринтер опустили свое оружие. Если оно им еще понадобится, то уже без меня...

tr05

 

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ФИНАЛ

1.

Дрожа, я села.

На соседних кроватях спят Маринка, Санни и Филипп. Что это? Неужели все было сном? Но так ярко и реально...

Я осмотрела себя. В собственной ночной рубашке. И на теле не ощущаю никаких ожогов, ссадин или ушибов. Откинула одеяло, спустила ноги с кровати, тихонько вышла из алькова и остановилась на середине комнаты.

По-моему, я не произвела большого шума. Однако Лика буквально подскочила на диване, уставилась на меня ненормальными глазами и принялась трясти Димку за плечи, пытаясь разбудить. Что я, съем ее?

Дима крепко взял меня за руки.

- Чего ты встала?

- А что случилось? - я не решалась поднять глаза выше его подбородка. Я была совсем не уверена, что воспоминания - только сон.

- Ты не помнишь?

Я потрясла головой.

- Немедленно ложись, - спохватилась Лика. - Ты еще плохо себя чувствуешь...

- Какое сегодня число,?

- Двадцать первое, какое же еще?

Двадцать первое? Значит, я только была в плену. Все остальное - кошмар?

- Как вам удалось меня вытащить?

Лика рассмеялась:

- Ты бы слышала, как бушевала Юлька, тогда бы не спрашивала. Она заставила их отдать тебя.

Что ж, в коллективных поездках бывают и свои преимущества.

- Спасибо, - я выпустила руку подруги.

- Спокойной ночи, - улыбнулась она.

2.

- А теперь мы наконец узнаем победителя финальных игр, - возвестил распорядитель соревнований (по-английски).

Никто из наших не мог скрыть волнения: сейчас все решалось, потому что в финале мы играли с десептиконами. Кто победил - мы или они?

Справа от нас, за другим столиком, шестеро парней так же напряженно ждут решения жюри.

- Главный приз получают... наши гости из России... - сердце упало... - Старшеклассники из 27-й санкт-петербургской школы! - И бешено заколотилось.

Мы опьянели мгновенно и не соображали, что происходит вокруг.

- Нинка, это было гениально! - воскликнула Маринка. - Голограмма их добила.

- Мы их сделали, - весело просуммировал шеф и добавил возмущенно: - Нет, вы не понимаете, мы их сделали! По всем статьям.

Мы согласились, что совершенно ничего не понимаем.

- Я вас всех обожаю! - сообщила я им.

- А меня? - спросил Димка.

- Тебя больше всех, вертолетик!

- Правда?

Он наклонился и чмокнул меня в щеку. Это был мой первый поцелуй (трансформерам некогда заниматься такими вещами). Говорят, такие моменты запоминаются надолго, а я его пропустила...

...Нас разделяла вся длина сцены. Я не видела выражений их лиц, но испытала смятение.

Гальватрон сделал движение рукой. Скандалист наклонился и что-то сказал ему. Десептиконов скрыла кулиса.

Нет! Не их. Просто шестеро парней, расстроенных неудачей, ушли собирать свои пожитки.

ДВА СЛОВЕЧКА ПОД ЗАНАВЕС

(Эпилог)

- Привет, - решилась я.

Парень, стоявший ко мне вполоборота у бокового стекла автобуса, поднял лицо. Сине-фиолетовые глаза хранили прежнюю индивидуальность.

- Скандалист! - полушепотом назвала я.

- Зачем же так афишировать, Циклончик?

До меня дошло не сразу. Во-первых, я рада была видеть его. Во-вторых, не знала, как себя держать.

Потом я вдруг поняла.

На улице льет дождь, а я увидела бьющий изо всех щелей золотой свет, так что даже капли сверкали.

Автобус остановился. Я рванула Гельку за рукав кожаной куртки.

- Выйдем!

- Мне дальше, - сказал он недоуменно и выскочил вместе со мной под дождь.

Ветер ударил и поднял полы длинного плаща. Мелкие брызги и туманная сырость в воздухе должны были бы напомнить мне о макияже.

- Как ты назвал меня? - потребовала я.

Он собрался ответить и сразу растерялся.

- А ты все это время не догадывалась?

- Как?! - закричала я. - Мы же не могли прожить дважды одно и то же время!

Он покачал головой.

- Почему? Ты же живешь в одном времени, когда планируешь что-то, осуществляешь и вспоминаешь. Одно время, но разные пространства.

Слава Господу, что дождь такой холодный: щеки мои разгорались.

- Гелий... я...

- Не надо говорить об этом, - остановил он меня. - Ты просто раньше нас всех переросла эту игру.

Я уставилась на асфальт и обнаружила, что стою в луже. Туфли насквозь промокли.

Автобус подъехал и со скрежетом открыл двери.

- Твой, - парень подтолкнул меня вперед.

Я бросила взгляд на мокрые, слипшиеся желто-коричневые листики под ногами.

- Набитый...

Оранжевое чудовище закрыло двери и укатило.

Гелька сообщил мне:

- Зонта у меня нет.

А дождь был не такой уж и сильный.

(Все! Слава Десептикону!)

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика