Автомобильное оборудование

Ash-kha

ЛЕСБИЙСКИЕ СОНЕТЫ

Посвящается Маргарите С.

1.

Кем был для Адриана Антиной?
Сияньем солнца, радостью весны.
Так мне не стойкий мой покой
Один твой взгляд дарует среди тьмы.

Сапфо воспела прелести подруг,
Так славлю я тебя стихом Шекспира:
Ты всех прекрасней, мой бесценный друг,
Ты для меня - живое сердце мира!

Пусть среди шквала жизни бурь
Одной тебе я посвящу куплеты.
Как я смотрю в небесную лазурь,
Так я с тобой молчу, страшась ответа.

Но я спрошу - и ты ответишь мне,
И счастье к нам придет вполне!

2.

У меня есть номер телефона,
Почему тебе я не звоню?
Словно контур, выплывший из фона,
Образ твой везде я узнаю.

Ты - деревья, облака, ты - солнце,
Ты - земля, покрытая травой,
Ветра ты стремительные кольца
И воды ласкающий покой.

Если здесь ты, я собой владею,
Я почти что верю в чудеса.
Рядом стой: уйдешь - я онемею,
Равнодушье - ненависть конца!

Будь моей, Марго, владей же мною,
Большим будь, чем просто мне сестрою.

3.

Были одним, но Зевса меч рассек
Нас надвое, лишив друг друга.
На встречу властный нас несёт поток,
Бороться с Фатумом напрасная потуга.

Как жалок мой ущербный стих,
И мысль закончить не хватает слов...
Вот за окном дождь проливной затих,
Не сбросить одиночества оков...

Тебе я позвоню,
О мелком поболтаем,
Но как сказать “люблю” -
Вся сразу смелость тает.

Меня ты любишь?.. Нет?
Хочу! Каков ответ?!

4.

Я искала любовь у мужчин,
Потому что предписано это.
Я томилась, не зная причин,
Почему отвечает им тело,

А душа перед всяким молчит,
Не поет - а с тобой она пела…
Голос, сорванный воплем, хрипит:
Не понять, чем же я заболела...

Но напрасно искать средь мужчин,
Я скажу откровенно и прямо,
Позабуду про “женский свой чин”:
Мы с тобою - лучшая пара!

И страстью на страсть ответив,
Возвратишь ты мне голос этим.

5.

Тебя увидеть - на колени пасть!
Грудь, обтянутая свитера плетеньем.
Лги, не лги - и всё равно мне всласть
Гнев твой, страх и даже отверженье.

Ты говорила: “Никогда”,
От вида губ твоих рассудок я теряла,
Как с нелюбимым иногда,
Твой взгляд - и быстро я кончала.

Прикосновение руки...
Пусти, не мучь меня, Далилла!
Теченье времени реки
Уносит прочь ошибки лиры.

Поверь, вины моей здесь нет,
Люблю, отвергнув игр бред.

6.

На щеках глубокие тени
От опушенных ресниц,
Я целую твои колени,
Я упасть готова ниц.

Твои губы терзают груди.
Сладкой боли не в силах сносить!
Ты подвижна, подобно ртути,
Что за право любовью пьянить?

Я ищу твои губы страстно:
Ты, любимая, ты... моя!
Теперь знаю - ждала не напрасно,
Лишь с тобой обретаю себя.

Вскрытые вены - лишь это равно
Счастию слиться с тобою в одно!

7.

Не разомкнуть тесных объятий рук,
В одно сплелись мы в наслажденье сладком,
Мы – предначальный, бесконечный круг,
Мы - круг без центра, значит - без оглядки.

Ищу я истину в тебе,
Сверяя путь с дорогою Эрота.
Миг расставания подобен тьме,
Глаза слепца туманевшей годы.

Как я себя пыталась обмануть,
Блуждая всюду в поиске беспечном...
Ты, дар прекрасный, предо мною будь,
Как и сейчас... Но время быстротечно.

И я проснулась. Это только сон?
Твоей утратой будет проклят он!

8.

Боль, неизбывное сомненье,
Игра и в веру, и в любовь,
Мое отчаяние, следущее тенью,
Лишающее смысла меру вновь.

Чего хочу я? Я не знаю.
Ищу чего-то… Цели нет.
Оковы общества подобны злому лаю,
Мне не дающему бежать от бед.

В себе уверенность я потеряла быстро,
Да и была ли у меня она?
Никем не понятые мысли
Томят, лишив покоя, сна.

Родитель, друг, есть пропасть между нами,
Её не объяснить и не понять словами.

9.

Моральной норме я не верю
И оправданий не ищу,
Играю с жизнью в лотерею,
И, кроме смерти, приза не хочу.

Мне мало страсти, схваченной урывком,
Мне мало слитных содроганий тел.
Хочу изящества, эстетики палитры,
Стиха и прозы - творчества удел.

Эстета радость - губы Маргариты,
Глаза её, подёрнутые тьмой.
Я, как распутница, тебя путём Кандиды
Зову пройти, став женщины женой.

Моим словам не веришь по привычке,
Иль бьёшься ты в силках, подобно птичке?

10.

Прекрасно всё, что разнообразно,
Однообразие смерти подобно?
Так буду искать того, что опасно,
Флюидам предоставив выбор свободно!

Попала в ловушку собственных мыслей,
По кругу хожу, забыв цель восхожденья,
Но я не играю в прятки с постелью
И бытовой проблемой несовпаденья.

Ничто не доставит мне радости в мире,
За малым исключеньем: алкоголя, куренья,
Секса, травки и выстрела в тире,
Но мимолетны такие мгновенья.

Я боль отвергаю, теряя сознанье -
Небытия познаю состоянье.

11.

Ты - Королева Королев,
Прекраснейшая из живущих,
Какой блистательный посев
Приносит семя Свет Несущих.

Твоя нетронутая новь
Так жаждет ласки непрестанной,
Что силы не крепиться вновь,
Ждать близости так долго званной.

Не отвергай признаний слов,
Позволь мне просто быть с тобою
И не смущаться толкованьем снов,
Где были мы женой одною.

Скажи мне просто: “Я люблю”,
С тобою всё я разделю.

12.

Быть частью общего? Не лучше ль оставаться
Собою среди жизни бурь?
Я не хочу с немилым целоваться,
Забыв твоих глаз грозовую хмурь.

Ты не лишай меня надежды мимолетной
В глазах твоих увидеть облик свой,
Не отвергай любви непереходной,
Будь рядом просто, если не со мной.

Молю напрасно, ты не видишь слёзы,
В любви ты знаешь не шипы, а розы.

13.

“Ты прихоти полна и любишь власть,
Подобно всем красавицам надменным,
Ты знаешь, что моя слепая страсть
Тебя считает даром драгоценным...”

Шекспир сказал так о любимой,
Я повторить готова это тыщу раз,
С непостижимою мной силой,
Упрямством гневным отказала мне сейчас.

Ты власти хочешь надо мною?
Но я твоя давно на век.
Без веры мучаюсь ещё я,
Твердя: “любимый человек”.

Мою ты гордость усмирила,
А ведь горда была, как четверть мира.

14.

Я жду ответа от Вселенной,
Не призывая силой слов,
Ищу любви святой, нетленной,
Как воплощенье детских снов.

Я собираю силы духа,
Я заряжаюсь, как магнит.
Ромашки вспоротого пуха,
Ко мне не липнут, их манит
Густой белесый цвет подушки,
Пугает мглистость чёрных джинс,
Принять от юбки побрякушки
для них не мыслимо,
Пусть принц,
Что прячет за ширинкой хобот,
Колотит их, блюёт на них,
Они простят, измыслив повод:
“Мужчина он, и член - триптих!”

Гордятся бедные ромашки
Быть рваной тряпкой половой:
“Тащу мешки, успеть бы кашку
сварить,
Как муж придёт домой!”

Оставим их, пусть мазохистки
Резвятся, как они хотят,
Они растопчут феминисток,
Быстрей мужчин, свой защищая ад.

Но мало женщин почему-то,
Свою сознавших красоту.
Жена - свой худший враг,
Откуда и презирает наготу
прямых душевных проявлений,
И ценность пола своего не признает,
Сказав мистерией:
“Мужчина выше, я - ничто!

Для дела каждый предназначен:
Пол сильный - знанья добывать,
Творить, расти, повелевать,
Учить и силу передать.
Пол слабый - знанья воспринять,
Быть незаметною и тихой,
И подчиняться, и рожать детей...”
И всё? Скажу я, лихо!
В физиологии мы хуже?
Творенья духа не для нас?
Быть отражение отца или мужа
Должны мы пристно, как сейчас?

“Душа так властвует над телом,
Как над женою муж”... Тогда,
Нам монотонным пошлым делом
Заняться можно, если уж нам разрешат
И не в обиде,
Но что-то новое открыть,
Рожать умом, а не в телесном виде,
Творить идеи - гением не быть!

Предвечный облик Чёрной Дамы
(Одела нас мораль во Тьму)
Мне объясняет силу драмы:
Лесбийство равно скрытому бельму
на глазу общества.
Болезнь ли это?
О ней все знают,
Часть она все нашей жизни, вето.
Но лучше ль будет роль раба?

15.

Ты похожа была на мальчишку,
И такой же хотела я быть.
Что ж теперь? Для меня это слишком!
Словно роли решили сменить.

Ты в шестнадцать была Антиноем,
И античности формы, черты
Для меня до сих пор аналоем
Служат тем, где блюду я посты.

Видя женственность в полную силу,
Я теряюсь, смотря на тебя.
Как чудесно, возвышенно, мило
Проявилась ты годы спустя.

А мою крутизну признавая,
Друг не спросит: “Откуда такая?”

16.

Сравнить тебя ли с Афродитой?
Ты не похожа на неё.
С Афиной, Вестой, Артемидой?
Кого же вспомнить мне ещё?

...Тебе я хвалу воспеть готова,
Но не размером стиха “Одиссеи” -
Жестким гекзаметром, здесь мне оба
Анапест и ямб помогут в деле.

Петроний Арбитр - то сатира на нравы
И Библия всех бисексуалов.
Энколпий, Аскилт, вы ужели не правы,
Любовью считая стремление к равным?

Мужчина ли, женщина - кто стоит выше?
Знать это может только Всевышний.

17.

Светом высокого летнего неба,
Пеною белой, бьющей о камни,
Молнией гроз - многоцветным сияньем
Тебя заклиная, подруга рассвета!

Будь только другом - не хочешь иного,
Не убивай равнодушным незнаньем.
Так ли уж тяжки дружбы оковы?
Склонюсь пред тобой - божества изваяньем!

Душно, тоскливо, отчаянье ноет,
Сердце терзая ненужною болью,
Ты отвергаешь призывную песню,
Сама забывая - быть тяжко одной.

Дай мне надежды росток,
Брось через пропасть мосток…

18.

Ты мне сказала: “Человек - отшельник”,
Я возразить посмела, не познавши боль.
Теперь смотри: суровый жизни тельник
Плоть изорвал мою в лохмотья, в голь.

Зову я веру - не осталось веры,
Зову надежду, а надежды нет,
Зову любовь... Подите прочь, химеры,
Когда со мной ты - для меня весь свет!

И не напрасно миновали годы,
Я поняла, что встретила любовь.
Прозрачный дым и свет лучей, и своды
Небес - я всё впитала в кровь.

Так вместе же отбросим предрассудки,
Для нас и день и ночь - сплошные сутки.

19.

Есть что-то в тебе от Харуки,
Но я не Мичиро, хотя
Её мне терзанья и муки понятны,
Как слово “нельзя”.

Скорее на месте Харуки
Мечтала б увидеть себя,
Твои прикасались бы руки,
Ты мир забывала б, любя.

Тебе я хочу подчиниться,
Готова сейчас, как всегда -
Будь госпожою, сестрица,
Я же - рабою венца.

Венец красоты и силы
На тебя возложили Сивиллы.

20.

О жрица высокого криннского неба,
Воззвав к Гелиану, ты служишь согласью,
Сражаясь бесстрашно с чернильною ночью
И яростным блеском огня Паладайна.
Идешь ты по жизни строга, одинока,
Презренная всеми, служащими Свету,
Отвергнув манящей Такхизис объятья,
Зовущие страстно к предвечному телу.
Хранить равновесья назначено Богом,
Ты следуешь верно, в гармоньи сливая
Полярные сути врагов несовместных.
Ты Алую Книгу несёшь иноземцам,
Лучам Лунитари дорогу вверяя...

1995 - 1996 гг.

© "Купол Преисподней" 2015 - 2016. Все права защищены.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Интернет-статистика